Белгород выбрать город
Выберите город

Теодор Жерико (1791–1824). Жерико теодор бег свободных лошадей


Теодор Жерико (1791–1824). Мастера исторической живописи

Теодор Жерико

(1791–1824)

С раннего возраста Теодора Жерико интересовала только живопись… и лошади. Частенько занятиям в школе он предпочитал конюшню, где можно было наблюдать за лошадьми и рисовать их. Юный художник умел передать характеры животных, их нравы и повадки.

Французский живописец, график и скульптор Теодор Жерико родился в Руане. Его семья была весьма состоятельной и стремилась дать мальчику хорошее образование.

В 1808 году Жерико окончил лицей и стал учеником известного живописца Карла Верне, но вскоре оставил его мастерскую, недовольный методами обучения. От Верне Теодор перешел к не менее знаменитому в то время художнику П. Н. Герену.

Обладая собственной творческой индивидуальностью, Жерико не стал продолжателем традиций своих учителей. Большую роль в формировании художественной манеры молодого живописца сыграло искусство А. Ж. Гро и Ж. Л. Давида. Влияние этих мастеров хорошо заметно в ранних произведениях Жерико, отразивших неразрывную связь мастера с его эпохой. Как и большинство его соотечественников в начале 1810-х годов, художник находился под впечатлением блестящих побед наполеоновской армии в Европе. Чувством восхищения проникнуто полотно «Офицер императорских конных егерей во время атаки» (1812, Лувр, Париж).

Т. Жерико. «Офицер императорских конных егерей во время атаки», 1812, Лувр, Париж

Жерико изобразил офицера с саблей в руке, скачущего в атаку. Его лицо, жесты, твердая посадка в седле выражают смелость, решительность, готовность бесстрашно идти навстречу врагу. Образ французского воина воплотил в себе всю энергию нации и отразил страстное воодушевление автора картины. Чтобы сделать композицию более патетичной и динамичной, мастер развернул фигуру человека в сторону, противоположную движению коня, а также усилил контрасты цвета.

«Офицер императорских конных егерей во время атаки» в этом же, 1812, году был выставлен в Салоне. Публика восторженно приняла работу молодого художника.

Образ французского офицера появлялся во многих произведениях Жерико. Гордый и смелый воин предстает перед зрителем на картине «Офицер карабинеров» (1812–1814, Музей изящных искусств, Руан).

Совсем иными настроениями отмечена созданная в тяжелый для Франции год национальной катастрофы картина «Раненый кирасир, покидающий поле боя» (1814, Лувр, Париж). Герой композиции — уже не сильный, полный надежд воин, а разочарованный и усталый раненый солдат, опирающийся на саблю. Ощущение трагедии подчеркивает пейзаж, на фоне которого разворачиваются события: низкое небо, покрытое серыми тучами, мрачная, лишенная растительности холмистая равнина. Природа на полотне враждебна человеку. Патриотические мажорные ноты, звучавшие в предыдущих работах Жерико, в «Раненом кирасире» сменились настроением разочарованности и печали, что связано с событиями реальной жизни — военными неудачами наполеоновской армии.

Разуверившись в политике Наполеона, недавнего кумира французского народа, Жерико поступил на службу в армию Людовика XVIII, взошедшего на трон в 1814 году. Но деятельность нового властителя Франции, при котором началась реакция, уничтожившая прежние демократические свободы, не устраивала художника, и вскоре он ушел из армии и снова начал писать.

В 1816 году Жерико отправился в Италию, на родину великих художников прошлого. Он побывал в Риме и Флоренции, где воочию увидел картины многих старых мастеров. Огромное впечатление произвели на французского живописца фрески Сикстинской капеллы, исполненные Микеланджело. С этого времени началось его увлечение монументальным искусством. Многие работы Жерико, написанные по итальянским впечатлениям, близки по духу творчеству известных представителей Высокого Возрождения. Особенно заметно это влияние в картине «Бег свободных лошадей в Риме» (ок. 1817, Лувр, Париж).

Художник изобразил конные состязания, увиденные им на карнавале в Риме, но своих персонажей вывел в облике мужественных и сильных героев античности. С подобным приемом, придающим картине патетичность, Жерико познакомился, изучая творчество Ж. Л. Давида.

Т. Жерико. «Офицер карабинеров», 1812–1814, Музей изящных искусств, Руан

Вернувшись на родину, живописец вошел в оппозиционную группировку, главой которой был мастер исторической живописи Орас Верне. В этот период Жерико увлекается графикой и создает литографии на военные сюжеты. Большой интерес представляет лист, посвященный событиям недавнего прошлого, названный автором «Возвращение из России». Лишенная пафоса литография правдиво передает трагедию побежденной наполеоновской армии. С искренним сочувствием и жалостью Жерико изобразил искалеченных, больных, смертельно уставших солдат, бредущих по полю, занесенному снегом.

Тема человеческих страданий была продолжена художником позднее в знаменитой картине «Плот „Медузы“» (1819, Лувр, Париж), в основе которой лежало реальное событие, всколыхнувшее всю Францию. В 1816 году караван судов, на борту которых находились поселенцы и солдаты, плыл к одной из французских колоний на территории Африканского континента. Сопровождал суда военный корабль «Медуза». По протекции высокопоставленного чиновника капитаном корабля был назначен дворянин, не имевший достаточного опыта. В результате «Медуза» села на мель и затонула. Все пассажиры не смогли разместиться на спасательных шлюпках, и 150 человек, среди которых были простые люди и солдаты, спасались на плоту, сооруженном из обломков корабля.

Плот тянули на буксире лодки, но тросы, не выдержавшие столь значительной нагрузки, лопнули, и его унесло в море. Спасение пришло лишь через 13 дней. За это время большинство пассажиров плота умерло от голода и жажды, многих смыло в пучину во время шторма. Больных выбрасывали за борт, а некоторые из живых начали есть погибших. Когда проходящий мимо корабль «Аргус» случайно обнаружил терпящих бедствие, их осталось всего 15. Вскоре пятеро из них скончались.

Двое из спасенных, хирург Савиньи и инженер Корреар, написали книгу о пережитом, и прочитавшие ее парижане испытали настоящий шок. Общественное мнение резко осудило причастных к трагедии представителей знати.

Жерико очень долго работал над своей картиной. Стремясь правдиво отразить события, он изучал документы, беседовал с участниками катастрофы, делал зарисовки истощенных, тяжело больных людей в госпитале, рисовал умерших в моргах. Созданию «Плота „Медузы“» предшествовало множество портретных эскизов и этюдов с видами разбушевавшейся морской стихии.

Работая над полотном, Жерико несколько раз менял его композицию. Вначале он хотел изобразить борющихся за место на плоту людей, но позднее отказался от этого замысла.

Художник показал на полотне тот момент, когда люди на плоту заметили на горизонте «Аргус». Они с надеждой тянутся к нему, машут платками. Но многие уже не могут подняться, они обессилили или уже умерли. Одного из погибших волной смывает в море. Внимание зрителя обращается на человека на переднем плане. Похожий на античную статую, он равнодушно смотрит перед собой, придерживая одной рукой умершего юношу, чтобы того не смыло в море. Жерико удалось передать разные чувства своих героев — ужас, безмерное горе, радость и надежду на скорое избавление от страданий.

В 1819 году полотно было выставлено в Салоне, но и тогда Жерико не перестал над ним работать и, считая, что в композиции отсутствует завершенность, добавил в правой части полотна фигуру погибшего, уносимого волнами в море.

Оппозиционно настроенная французская интеллигенция восторженно встретила «Плот „Медузы“». Близкие же к правительственным кругам представители искусства отнеслись к творению Жерико резко отрицательно.

Т. Жерико. «Плот „Медузы“», 1819, Лувр, Париж

Художник надеялся, что государство купит картину, но его надежды не оправдались. Огорченный этим, в 1820 году он повез «Плот „Медузы“» в Лондон. Английские зрители оценили работу французского мастера.

В Лондоне Жерико познакомился с английскими художниками. Он изучал город и его окрестности, быт людей, живущих в столице. Английские впечатления отразились в ряде литографических работ, среди которых «Большая английская сюита» (1821) и «Старый нищий, умирающий у дверей булочной» (1821).

Не забывал Жерико и о своей давней любви — лошадях. Тяжеловесные и мощные животные предстают на литографических листах «Фландрский кузнец» и «У ворот Адельфийской верфи», быстрые, несущие как ветер кони изображены на известной картине мастера «Скачки в Эпсоме» (1821, Лувр, Париж).

Вернувшись в 1822 году на родину, Жерико увлекся большими полотнами в духе художников эпохи Возрождения. Он долго работал над крупноформатными картинами «Торговля неграми», «Открытие дверей тюрьмы инквизиции в Испании», но закончить их ему помешала ранняя смерть.

В 1822–1823 годах по заказу своего друга, врача-психиатра одной из парижских клиник, Жерико исполнил несколько портретов, которые предназначались для иллюстрации различных психических заболеваний. Но для художника важным было показать не внешние признаки болезни, а обнажить внутреннее, душевное состояние людей. Портреты получились очень эмоциональными и глубоко трагичными («Сумасшедшая», 1819–1820, Музей изящных искусств, Лион; «Сумасшедший», 1819–1820, собрание О. Рейнхарт, Винтертур).

Жерико прожил короткую жизнь: в возрасте 32 лет он погиб, упав с лошади. Но его романтическое творчество оказало большое влияние на многих художников, и не только во Франции, но и в других европейских странах.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

design.wikireading.ru

Теодор Жерико

Родился 26 сентября 1791 года в Руане, умер 26 января 1824 года в Париже. Сын адвоката, Теодор Жерико имел две страсти лошадей и живопись. Научившись у Карла Верне изображать лошадей, сделав в мастерской Герена много академических рисунков и копии с произведении старых мастеров, Жерико решительно обратился к современности Подобно Гро, он был захвачен военными подвигами императора—как победами, так и превратностями судьбы, которыми была отмечена наполеоновская эпопея (“Офицер конных егерей”, 1812 г, “Раненый кирасир”,1814 г) В 1816 году двадцатипятилетний Жерико уехал в Италию От современности он перешел к увлечению древней историей и мифологией Даже самые обычные римские улицы приобретали в его картинах и акварелях героический облик Так, например, различным вариантам “Бега свободных лошадей” свойственны благородство и пластичность античных барельефов Вернувшись в Париж, художник почерпнул в событиях современности идею своей самой знаменитой картины — “Плот “Медузы”. Жерико экспонировал ее в Салоне 1819 года, а в следующем году—в Лондоне, где картине был оказан горячий прием Ободренный успехом, Жерико прожил в Англии два года вместе со своим другом, художником Шарле Его искусство стало отныне менее драматичным, более жизненным, что нашло выражение в “Скачках в Эпсоме” Вскоре по возвращении в Париж Жерико стал жертвой несчастного случая он упал с лошади. После долгих мучений умер в возрасте тридцати трех лет.

Рассмотрим некоторые акварели Жерико.

Начатое Гро освобождение от влияния Давида должен был продолжить Жерико. По меткому замечанию Фосийона, этот художник нес в себе “солдатский пыл” живописца “Битвы при Абукире” и собственный “ко нно-спортивный гений”. В самом деле, еще не закончив занятий в мастерской Герена, Жерико уже был увлечен зрелищем военных событий современности и, подобно Гро, обрел сюжеты в наполеоновской эпопее, в победах и поражениях Великой армии. Вот почему выполненные между 1812 и 1815 годами акварели изображают и гарцующих на нервных лошадях офицеров, и лежащих в телегах раненых—жертв русской кампании.

Но что бы ни изображал Жерико— триумфы ли, невзгоды ли солдат Бонапарта,—он всегда подчеркивал мужество, самоотверженность “старых наполеоновских ворчунов”—кирасиров, гусаров, трубачей, конных егерей, чью судьбу понимал лучше кого бы то ни было. В отличие от множества незначительных художников эпохи, которые трактовали новые темы, ничуть не заботясь о том, чтобы преобразить самую систему видения, Жерико был современен не только по замыслу. Обновлению сюжетов соответствовало у него и обновление средств выражения. И чтобы лучше передать энергию, свойственную его моделям, Жерико выковал свою ярко индивидуальную технику.

В воспроизводимом нами “Офицере карабинеров” из Лувра Жерико прежде всего несколькими точными и сильными перовыми линиями определил силуэт своего героя; затем легкими тонами расцветил парадную форму, кирасу и каску солдата. Нельзя не восхищаться здесь мастерством акварелиста—автора “Плота “Медузы”, который сумел передать впечатление силы посредством столь прозрачной и тонкой техники. С помощью своеобразной, чуть приглушенной гармонии, созданной серыми, рыжеватыми, темно-голубыми и красными оттенками, переходящими в оттенки бистра, Жерико выявил силуэт офицера на фоне мягко намеченной листвы и каменистых холмов. И, наконец, несколькими нервными тенями передал пристальность взгляда и выражение покорности судьбе этого пребывающего в расцвете сил кирасира, который великолепно иллюстрирует роман Альфреда де Виньи “Неволя и величие солдата”. “Мужественная серьезность, — замечает Ж. Опрескю,—и опыт солдат Империи, добытый в стольких трагических приключениях, никогда еще не находили более верной и более возвышенной интерпретации”.

Стоящий офицер карабинеров 1814

Акварель, рисунок пером, размывка бистра, 39 Х 31 см Работа не подписана

Происхождение: Париж, коллекция И де ля Салля;

в 1878 году завещана И де ля Саллем музею Лувра. R. F. 799

Если юношеские акварели Жерико—в период русской кампании 1812 года ему было двадцать лет—оставили нам незабываемые образы солдат Великой армии, то произведения, созданные художником в Италии (1816—1817), зачастую обретают пыл и великолепную широту эскизов Ми-келанджело. Влюбленность в реальный мир и в природу, сознательное стремление следовать по пути, проложенному старыми мастерами,—таковы две тенденции, которые, как постоянно убеждаешься в этом, боролись в душе Жерико.

Эта потребность согласовать противоположности — классическую упорядоченность и романтическую напряженность, поиски стиля и изучение явлений жизни— со всей силой раскрывается в серии рисунков бистром, белой гуашью или акварелью, выполненных Жерико в Риме одновременно с подготовительной работой к знаменитой картине “Бег свободных лошадей” (то есть лошадей без всадников, которых в дни карнавальных празднеств пускали по узкой улице Кор со, ведущей от Пьяцца дель Пополо к Капитолию).

В луврском “Рынке” Жерико запечатлел с натуры пять огненных берберийских лошадей: они лягаются, бьют копытом, кусаются, в то время как конюх и два его помощника пытаются их успокоить и привязать к столбу. Эта прекрасная акварель демонстрирует одну из излюбленных тем молодого романтического мастера-тему человека, укрощающего животное Покой не обладал для Жерико достаточной экспрессией: ему нужна была драма, столкновения, выявляющие выразительность жестов конюхов и движений животных. Вот почему художник усилил сангинный рисунок пятнами акварели, которые рождают контрасты теней и света. Люди и животные приобретают поразительную рельефность, их фигуры моделируются своего рода круглящимися буграми Более того, Жерико не боялся подчеркивать контурными линиями запутанные формы своей композиции, особенно напряженные от усилий мускулы конюхов Это напряжение акцентирует экспрессию формы Акварельный рисунок становится движущейся архитектурой

Конный рынок 1817

Сангина акварель 23 Х 30 см Работа не подписана

Происхождение Париж коллекция Л—Ж—А Кутана Париж коллекция Фердинанда Ore, в мае 1883 года работа принесена в дар Лувру

Во время пребывания в Италии Теодор Жерико увлекался не только древней историей и мифологией; он обратился также и к современности. Эти две тенденции— с одной стороны, любовь к реальности и природе, а с другой—изощрённая забота о том, чтобы следовать по пути, проложенному старыми мастерами, — отныне всегда будут сталкиваться в душе художника. Потребность согласовать стиль и реальность столь сильна у Жерико, что даже тогда, когда он отходит от античных сцен ради изображения римских улиц, самые скромные зрелища обретают в его рисунках и акварелях ни с чем не сравнимое благородство.

Одновременно с многочисленными этюдами для “Бега свободных лошадей” Жерико фиксировал живописные картины обыденной жизни. Так, в частности, он сделал несколько акварельных зарисовок итальянских дам, следивших за скачками с тем “страстным” вниманием, о котором столько писал Стендаль. Он запечатлел также силуэты прогуливающихся красавиц и среди прочих “Молодую женщину в красном”, которую мы воспроизводим. Платью этой щеголихи 1817 года с его пышными рукавами и большим бантом на спине свойственны красота античного пеплума и цельность скульптурной формы.

Молодая женщина в красном 1817

Акварель и белая гуашь, 22 Х 14,5 см Надпись внизу справа: “набросок Жерико, подаренный г-з Ма... де Браком”. Печать внизу слева: Р.О.Д. (Марка колле ции Пьера Дюбо (см.: Lugt, p. 309, № 21036)

Происхождение: Париж, коллекция генерала де Брг Париж

mirznanii.com

Теодор Жерико

Родился в Руани в 26 сентября 1791 году. Отец художника был адвокатом. Имел две страсти: кони и живопись.

У Карла Верле научился изображать коней (учился у него 1808—1810 гг.), в мастерской П. Герена сделал множество академических рисунков и копии классических мастеров (1810—1813 гг.). После этого на Жерико значительно повлияло творчество Гро: он обращается к современности. Жерико, равно как и его учитель Гро, были захвачены французским императором, его победами.

О Теодоре Жерико впервые заговорили в 1812 году, когда двадцатилетний художник осмелился выставить в Салоне картину «Офицер конных єгерей императорской гвардии, которая идет в атаку» («Портрет лейтенанта Г. Дьедоне). На полотне лейтенант не позирует, а дерется: стремительная диагональ композиции ведет зрителя вглубь картины, туда, где идет битва. Однако успех картины Жерико был омрачен поражением Наполеона в России. Чувство французов, которые познали горечь поражения, выразил на картине «Раненный кирасир, который оставляет поле битвы» (в 1814 г.). Французский историк Жюль Мишле писал, что Жерико как бы создал «эпитафию солдату 1814 года».

Посетил Италию (1816—1817 гг.). Там знакомится с мастерами Возрождения, а также посетит гонки неоседланных коней. Серия «Бежал свободных коней» (в 1817 г.) — выразительная четкость репортажа и сдержанна героика в стиле неоклассического духа. В этих произведениях окончательно сформировался индивидуальный стиль Жерико: мощные формы переданы большими подвижными пятнами света.

В 1820—1821 гг. побывал в Великобритании, где ознакомился с пейзажами Джона Констебля. Под воздействием английского мастера написал «Гонки в Эпсоми» (в 1821 г.). Картина пронизана движением: кони несутся. едва касаясь земли, их фигуры злились в единственную стремительную линию. Подвижные низкие тучи на небе, тени коней на влажной траве. Все фигуры на картины размытые, краски смыты. Жерико, удачный наездник, показал гонки глазами жокея.

Картины Теодора Жерико

В 1822 году Жерико упал из коня, получил травму позвоночника. За два года, в возрасте тридцати три лет, умер. Автор некролога в одной из парижских газет назвал Теодора Жерико «юным романтиком». Таким образом, Жерико стал основателем французского романтизма.

Творчество. Свобода. Живопись.

Allpainters.ru создан людьми, искренне увлеченными миром творчества. Присоединяйтесь к нам!

allpainters.ru

Теодор Жерико

Родился 26 сентября 1791 года в Руане, умер 26 января 1824 года в Париже. Сын адвоката, Теодор Жерико имел две страсти лошадей и живопись. Научившись у Карла Верне изображать лошадей, сделав в мастерской Герена много академических рисунков и копии с произведении старых мастеров, Жерико решительно обратился к современности Подобно Гро, он был захвачен военными подвигами императора—как победами, так и превратностями судьбы, которыми была отмечена наполеоновская эпопея (“Офицер конных егерей”, 1812 г, “Раненый кирасир”,1814 г) В 1816 году двадцатипятилетний Жерико уехал в Италию От современности он перешел к увлечению древней историей и мифологией Даже самые обычные римские улицы приобретали в его картинах и акварелях героический облик Так, например, различным вариантам “Бега свободных лошадей” свойственны благородство и пластичность античных барельефов Вернувшись в Париж, художник почерпнул в событиях современности идею своей самой знаменитой картины — “Плот “Медузы”. Жерико экспонировал ее в Салоне 1819 года, а в следующем году—в Лондоне, где картине был оказан горячий прием Ободренный успехом, Жерико прожил в Англии два года вместе со своим другом, художником Шарле Его искусство стало отныне менее драматичным, более жизненным, что нашло выражение в “Скачках в Эпсоме” Вскоре по возвращении в Париж Жерико стал жертвой несчастного случая он упал с лошади. После долгих мучений умер в возрасте тридцати трех лет.

Рассмотрим некоторые акварели Жерико.

Начатое Гро освобождение от влияния Давида должен был продолжить Жерико. По меткому замечанию Фосийона, этот художник нес в себе “солдатский пыл” живописца “Битвы при Абукире” и собственный “ко нно-спортивный гений”. В самом деле, еще не закончив занятий в мастерской Герена, Жерико уже был увлечен зрелищем военных событий современности и, подобно Гро, обрел сюжеты в наполеоновской эпопее, в победах и поражениях Великой армии. Вот почему выполненные между 1812 и 1815 годами акварели изображают и гарцующих на нервных лошадях офицеров, и лежащих в телегах раненых—жертв русской кампании.

Но что бы ни изображал Жерико— триумфы ли, невзгоды ли солдат Бонапарта,—он всегда подчеркивал мужество, самоотверженность “старых наполеоновских ворчунов”—кирасиров, гусаров, трубачей, конных егерей, чью судьбу понимал лучше кого бы то ни было. В отличие от множества незначительных художников эпохи, которые трактовали новые темы, ничуть не заботясь о том, чтобы преобразить самую систему видения, Жерико был современен не только по замыслу. Обновлению сюжетов соответствовало у него и обновление средств выражения. И чтобы лучше передать энергию, свойственную его моделям, Жерико выковал свою ярко индивидуальную технику.

В воспроизводимом нами “Офицере карабинеров” из Лувра Жерико прежде всего несколькими точными и сильными перовыми линиями определил силуэт своего героя; затем легкими тонами расцветил парадную форму, кирасу и каску солдата. Нельзя не восхищаться здесь мастерством акварелиста—автора “Плота “Медузы”, который сумел передать впечатление силы посредством столь прозрачной и тонкой техники. С помощью своеобразной, чуть приглушенной гармонии, созданной серыми, рыжеватыми, темно-голубыми и красными оттенками, переходящими в оттенки бистра, Жерико выявил силуэт офицера на фоне мягко намеченной листвы и каменистых холмов. И, наконец, несколькими нервными тенями передал пристальность взгляда и выражение покорности судьбе этого пребывающего в расцвете сил кирасира, который великолепно иллюстрирует роман Альфреда де Виньи “Неволя и величие солдата”. “Мужественная серьезность, — замечает Ж. Опрескю,—и опыт солдат Империи, добытый в стольких трагических приключениях, никогда еще не находили более верной и более возвышенной интерпретации”.

Стоящий офицер карабинеров 1814

Акварель, рисунок пером, размывка бистра, 39 Х 31 см Работа не подписана

Происхождение: Париж, коллекция И де ля Салля;

в 1878 году завещана И де ля Саллем музею Лувра. R. F. 799

Если юношеские акварели Жерико—в период русской кампании 1812 года ему было двадцать лет—оставили нам незабываемые образы солдат Великой армии, то произведения, созданные художником в Италии (1816—1817), зачастую обретают пыл и великолепную широту эскизов Ми-келанджело. Влюбленность в реальный мир и в природу, сознательное стремление следовать по пути, проложенному старыми мастерами,—таковы две тенденции, которые, как постоянно убеждаешься в этом, боролись в душе Жерико.

Эта потребность согласовать противоположности — классическую упорядоченность и романтическую напряженность, поиски стиля и изучение явлений жизни— со всей силой раскрывается в серии рисунков бистром, белой гуашью или акварелью, выполненных Жерико в Риме одновременно с подготовительной работой к знаменитой картине “Бег свободных лошадей” (то есть лошадей без всадников, которых в дни карнавальных празднеств пускали по узкой улице Кор со, ведущей от Пьяцца дель Пополо к Капитолию).

В луврском “Рынке” Жерико запечатлел с натуры пять огненных берберийских лошадей: они лягаются, бьют копытом, кусаются, в то время как конюх и два его помощника пытаются их успокоить и привязать к столбу. Эта прекрасная акварель демонстрирует одну из излюбленных тем молодого романтического мастера-тему человека, укрощающего животное Покой не обладал для Жерико достаточной экспрессией: ему нужна была драма, столкновения, выявляющие выразительность жестов конюхов и движений животных. Вот почему художник усилил сангинный рисунок пятнами акварели, которые рождают контрасты теней и света. Люди и животные приобретают поразительную рельефность, их фигуры моделируются своего рода круглящимися буграми Более того, Жерико не боялся подчеркивать контурными линиями запутанные формы своей композиции, особенно напряженные от усилий мускулы конюхов Это напряжение акцентирует экспрессию формы Акварельный рисунок становится движущейся архитектурой

Конный рынок 1817

Сангина акварель 23 Х 30 см Работа не подписана

Происхождение Париж коллекция Л—Ж—А Кутана Париж коллекция Фердинанда Ore, в мае 1883 года работа принесена в дар Лувру

Во время пребывания в Италии Теодор Жерико увлекался не только древней историей и мифологией; он обратился также и к современности. Эти две тенденции— с одной стороны, любовь к реальности и природе, а с другой—изощрённая забота о том, чтобы следовать по пути, проложенному старыми мастерами, — отныне всегда будут сталкиваться в душе художника. Потребность согласовать стиль и реальность столь сильна у Жерико, что даже тогда, когда он отходит от античных сцен ради изображения римских улиц, самые скромные зрелища обретают в его рисунках и акварелях ни с чем не сравнимое благородство.

Одновременно с многочисленными этюдами для “Бега свободных лошадей” Жерико фиксировал живописные картины обыденной жизни. Так, в частности, он сделал несколько акварельных зарисовок итальянских дам, следивших за скачками с тем “страстным” вниманием, о котором столько писал Стендаль. Он запечатлел также силуэты прогуливающихся красавиц и среди прочих “Молодую женщину в красном”, которую мы воспроизводим. Платью этой щеголихи 1817 года с его пышными рукавами и большим бантом на спине свойственны красота античного пеплума и цельность скульптурной формы.

Молодая женщина в красном 1817

Акварель и белая гуашь, 22 Х 14,5 см Надпись внизу справа: “набросок Жерико, подаренный г-з Ма... де Браком”. Печать внизу слева: Р.О.Д. (Марка колле ции Пьера Дюбо (см.: Lugt, p. 309, № 21036)

Происхождение: Париж, коллекция генерала де Брг Париж

coolreferat.com

Biblioтека интересных материалов

Туризм – общее понятие, охватывающие несколько отраслей туристической деятельности. При подготовке специалистов в данной сфере изучению подлежит несколько профильных учебных дисциплин, в частности, связанные с изучением стран, картографии, социально-экономической географией. По итогу изучения готовится работа, представляющая собой изучение конкретной темы.… Продолжить чтение →

Написание курсовых работ – задача, с которой сталкивается каждый студент. Не каждый способен четко и ясно изложить мысли, обработать материал, выделив из него главное. В таком случае на помощь приходит Zalik.by – ресурс, на котором можно заказать работу у профессионалов.… Продолжить чтение →

Мы предлагаем только оригинальные работы, сделанные творческими людьми и квалифицированными авторами. Все их работы уникальны (это означает, что авторы никогда не загружают готовые работы из Интернета). Теперь проблема сходства работ и плохих оценок решена! Использование надежных источников информации обеспечивает индивидуальные… Продолжить чтение →

Узнать стоимость написания твоей работы Тема Предмет Выберите предмет…Авиационная и ракетно-космическая техникаАвтоматизация технологических процессовАвтоматика и управлениеАрхитектура и строительствоБазы данныхВысшая математикаГеометрияГидравликаДетали машинИздательское делоИнформатикаИнформационная безопасностьИнформационные технологииМатериаловедениеМашиностроениеМеталлургияМетрологияМеханикаМорская техникаНаноинженерияНачертательная геометрияПолиграфияПриборостроение и оптотехникаПрограммированиеПроцессы и аппаратыРабота на компьютереРадиофизикаСопротивление материаловТелевидениеТеоретическая механикаТеория вероятностейТеория машин и механизмовТеплоэнергетика и теплотехникаТехнологические… Продолжить чтение →

Список литературы Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // Собрании законодательства РФ,… Продолжить чтение →

Заключение Государственные заимствования Российской Федерации — это займы и кредиты, привлекаемые от физических и юридических лиц, иностранных государств, международных финансовых организаций, по которым возникают долговые обязательства РФ как заемщика или гаранта погашения займов (кредитов) другими заемщиками. Государственный заем, как его… Продолжить чтение →

муниципальным ценным бумагам реестр владельцев именных ценных бумаг не ведется (ст. 4 Закона N 136-ФЗ). В соответствии со ст. 5 Закона N 136-ФЗ государственные и муниципальные ценные бумаги размещаются выпусками. Выпуск государственных и муниципальных ценных бумаг — это совокупность всех… Продолжить чтение →

но и иных ценных бумаг, относящихся к эмиссионным ценным бумагам в соответствии с ст. 2 Закона «О рынке ценных бумаг»[1]. В соответствии со ст. 2 Закона «О рынке ценных бумаг» и ст. 816 ГК РФ под облигацией понимается эмиссионная ценная… Продолжить чтение →

2         Правовое регулирование выпуска государственных внутренних долговых ценных бумаг Порядок выпуска, обращения и погашения государственных ценных бумаг РФ регулируется Федеральным законом от 29 июля 1998 г. N 136-ФЗ «Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных… Продолжить чтение →

объем иных (за исключением указанных) долговых обязательств Российской Федерации, оплата которых в валюте Российской Федерации предусмотрена федеральными законами до введения в действие БК РФ. Государственные займы являются добровольными. Принцип добровольности размещения государственных займов имеет конституционную основу — согласно ч. 4… Продолжить чтение →

biblo-ok.ru

Жерико Теодор. Картины и биография. Gericault Theodore.

Жерико Теодор (Gericault Theodore) (1791–1824), французский живописец и график. Учился у Клода Верне (1808–1810) и Пьера Герена (1810–1813), испытал влияние Антуана Гро. Жерико посетил Италию (1816–1817), Великобританию (1820–1822), Бельгию (1820), работал в Париже. Сохранив присущее искусству классицизма тяготение к обобщенно-героизированным образам, Жерико первым во французской живописи выразил свойственное романтизму острое чувство конфликтности мира, стремление к воплощению драматических явлений современности и сильных страстей. Ранние произведения Жерико, отразившие героику наполеоновских войн (“Офицер конных егерей императорской гвардии, идущий в атаку”, 1812, “Раненый кирасир, покидающий поле боя”, 1814, – обе картины в Музее Лувра, Париж), выделяются эмоциональностью образов, динамичностью композиции и колорита, в котором преобладают темные, оживленные интенсивными цветовыми оттенками тона. После поездки в Италию в живописи Жерико усиливается обобщенная монументальность форм, композиция картин становится упорядоченной, колорит холстов почти монохромным (“Бег свободных лошадей в Риме”, 1817, Лувр, Париж). Одна из центральных в творчестве Жерико работ - картина “Плот «Медузы»” (1818–1819, Лувр, Париж) - написана на острозлободневный сюжет, в основе которого – трагедия оказавшихся в океане на плоту пассажиров погибшего фрегата «Медуза». Придавая частному событию глубокий символический и исторический смысл, Жерико раскрывает в картине сложную гамму человеческих чувств – от полного отчаяния и апатии до страстной надежды на спасение. Представление о художнике-романтике как о свободной, независимой, глубоко эмоциональной личности Жерико выразил в ряде портретов (“Портрет двадцатилетнего Делакруа”, 1819, Музей изящных искусств и керамики, Руан) и автопортретов. Истинный гуманизм Теодора Жерико воплощен в объективности серии портретов душевнобольных (около 1822–1823, Музеи изящных искусств, Лион, Гент и другие собрания). Жерико выступил как пионер литографии во Франции (серия “Большая и малая английские сюиты”, 1820–1821).
Плот «Медузы»1818–1819, Лувр, Париж Дерби 1821 года в Эпсоме1821, Музей Лувр, Париж
Офицер конных егерей императорской гвардии, идущий в атаку, 1812, Лувр, Париж Портрет офицера1814, Лувр, Париж,Франция
Сцена кораблекрушения1820, Лувр, Париж Укрощение быков1817, Частное собрание
Жерико был полон творческих планов, осуществить которые помешала ранняя смерть. Страстный любитель и знаток лошадей, с поразительным мастерством изображавший их в своих произведениях, Жерико разбился, упав с лошади, что послужило одной из главных причин его преждевременной смерти. Сильнее всех переживал кончину Жерико его друг — молодой Делакруа, который стал впоследствии на долгие годы  главой прогрессивных романтиков.

kaliningrade.narod.ru


Foliant31 | Все права защищены © 2018 | Карта сайта