Белгород выбрать город
Выберите город

Войти на сайт. Умный лошадь читай словарь писала видео


Самые умные лошади

Незадолго до начала Первой мировой войны в Германии взорвалась «бомба». Возмутителем спокойствия стал богатый немецкий ювелир Карл Кралль, выпустивший книгу под интригующим названием «Мыслящие животные».

В ней автор рассказал о своих лошадях, которые умели... читать, причём не только на родном языке хозяина, но и на французском, производили сложнейшие математические вычисления.

Как и следовало ожидать, книга Кралля вызвала среди учёных жаркие споры. Его четвероногим питомцам было посвящено специальное заседание на съезде немецких зоологов, а вскоре и на Международном зоологическом конгрессе. Многие исследователи уверовали в результаты необыкновенных опытов Кралля.

Например, знаменитый немецкий биолог Эрнст Геккель писал ему: «Ваши тщательные и критические исследования доказывают, вне сомнения, способность животных к самостоятельному мышлению, в которой я, впрочем, никогда и не сомневался».

Известный химик Вильгельм Освальд утверждал, что работа Кралля будет иметь не меньшее значение, чем учение Дарвина. «Мы стоим здесь перед чем-то великим, - вторил Освальду профессор Эдингер, специалист по анатомии и физиологии головного мозга. - Нет более важной проблемы в зоопсихологии, как найти объяснение умственным способностям краллевских лошадей».

Конечно, были и другие мнения. Между тем развитие интеллектуальных возможностей этих животных началось отнюдь не с опытов зоолога-ювелира.

УМНЫЙ ГАНС

Первым, кто попытался научить давнего спутника человека грамоте и счёту, был соотечественник Кралля Вильгельм фон Остен. Он родился в 1838 году в семье состоятельного помещика. В молодости работал учителем арифметики и рисования в провинциальных городах Восточной Пруссии. Затем переехал в Берлин, купил доходный дом.

Одинокий и нелюдимый, Остен всё свободное время посвящал опытам со своей лошадью по кличке Ганс. Каждый день он выводил копытного друга во двор и занимался с ним, невзирая на погоду. Квартиранты и соседи считали эти уроки старческим чудачеством.

Увы, способности четвероногого питомца обманули ожидания Остена - обучение шло с большим скрипом. Тогда в 1900 году он купил в России орловского рысака, который, в отличие от своего предшественника, оказался чрезвычайно одарённым «учеником» и потому получил прозвище Умный Ганс.

Через два года занятий лошадь стала понимать слова и выполнять устные задания. Ударяя ногой по наклонному деревянному помосту, она отбивала названные ей числа и производила с ними все арифметические действия. Рысак изучил алфавит и, глядя на особую таблицу с пронумерованными буквами, мог, стуча копытом, «называть» их, составлять слова и таким образом отвечать на вопросы.

Лишь спустя полтора десятилетия после начала своих экспериментов Остен решил обнародовать их результаты. Он поместил в одной из газет заметку о лошади, которая «различает десять цветов, читает и знает четыре правила арифметики». Публикацию сочли первоапрельской шуткой. Не смутившись, исследователь дал в прессе объявление, в котором пригласил всех желающих бесплатно присутствовать на его опытах.Охотников увидеть образованное животное нашлось немало. Со временем на «лошадиных уроках» стали бывать не только простые посетители, но и высокопоставленные особы. Газеты сообщали, что сам кайзер Вильгельм II проявил интерес к Умному Гансу и выразил желание посмотреть на него.

Разумеется, посещали Остена и учёные. Диапазон их мнений был очень широк: от восторженных до скептических, а то и негодующих. Чтобы расставить все точки над «i», по предложению исследователя создали учёную комиссию, в которую вошли знатоки лошадей, зоологи, физиологи, психологи. Экспертам предстояло выяснить, не являются ли опыты Остена фальсификацией.

Заключение комиссии (под ним стояло 13 подписей) было категоричным: никакого мошенничества в этих экспериментах нет! И всё же споры вокруг Умного Ганса не только не угасли, но разгорелись с новой силой. Некоторые говорили, что дело не обходится без подсказок со стороны «дрессировщика». Каких именно, никто поведать не мог. Пришлось собирать новую комиссию.

На сей раз её выводы оказались неутешительными для исследователя Главный из них: Остен всё же подаёт лошади едва заметные сигналы, покачивая головой, однако делает это непроизвольно, неосознанно. Честность старого учителя не ставилась под сомнение, но отношение к его опытам сразу изменилось.

Экспериментатор не согласился с точкой зрения учёных. Особенно обиделся он на своего подопечного, который, по его убеждению, заупрямился и не захотел «блеснуть» перед комиссией. Остен уехал из Берлина и летом 1909 года после долгой болезни скончался на 71 -м году жизни. Он умер с надеждой, что его опыты будут оценены и продолжены.

Кралль интересовался «уроками», которые проводил с Умным Гансом Остен. Более того, некоторое время они работали вместе, причём Карл внёс в занятия ряд важных новшеств. В результате обучение лошади пошло невиданно быстрыми темпами. Рысак определял разные виды запахов (скипидара, ванилина, карболки и тому подобного) и сообщал об этом ударами ноги. Выбирал из написанного на доске меню любимые кушанья, узнавал на портретах знакомых людей и «называл» их имена, легко распознавал геометрические фигуры, мог отличить прямой угол от острого, умел и многое другое.НОВЫЙ ХОЗЯИН

После смерти Остена Кралль купил Умного Ганса и перевёз его к себе, в город Эльберфельд, где и продолжал обучение. Чтобы исключить подозрения в подаче каких-то сигналов, Кралль стал надевать на голову лошади шоры (наглазники), которые не позволяли ей видеть экспериментатора, стоявшего сбоку, но давали возможность смотреть вперёд. Применялись также ширмы. Иногда опыты проводились в полной темноте.С шорами животное выполняло следующие словесные и письменные команды: «Поверни голову налево, направо, вверх, вниз!», «Сделай шаг вперёд, назад!», «Подними правую, левую ногу!», «Встань на дыбы!», «Закрой дверь!», «Возьми палку!», «Иди прямо на того-то!», «Раскланяйся!», «Подай голос!» «Сдунь бумажку!», «Стань параллельно скамье!» и так далее и тому подобное. Ганс выучился отвечать на вопросы не только выстукиванием, но и касаясь соответствующего предмета губами, например таблички с нужной цифрой, буквой или целым словом, покачиванием головы, ржанием.

Позднее Кралль приобрёл ещё двух «учеников» - арабских жеребцов Магомета и Царифа. Опыты с ними доказали, что Умный Ганс -отнюдь не исключительное явление. Исследователь начал учить новых подопечных, как и ранее Ганса, арифметике, алфавиту, чтению. Через две недели они уже знали все цифры первого десятка. К примеру, для обозначения нуля лошадь должна была повернуть голову слева направо (то есть «сказать» «нет»).

Спустя ещё неделю кони могли уже считать до сотни, отбивая сперва правой ногой единицы, а затем левой - десятки. Кралль рассказывал, что после команды отсчитать число 30 Магомет сам догадался сначала повернуть голову направо, чтобы отметить нуль, а потом трижды ударил копытом (в точном соответствии справилами немецкого языка, где первыми называются единицы).

ЧЕТВЕРОНОГИЕ МАТЕМАТИКИ

Вскоре, по словам Кралля, лошади не только научились считать сотнями и тысячами, но и знали таблицу умножения, производили все арифметические действия с большими числами. Например, на одном из уроков Магомет легко решил задачу - 21268 : 3 = 7089 и 1 в остатке. Причём он не забыл и про остаток, стукнув напоследок один раз правой ногой.

Далее Магомет осилил арифметические действия с дробями, овладел умением возводить числа в степень, а также в считанные мгновения извлекать корни третьей, а затем и четвёртой степени. Однажды по просьбе одной посетительницы Магомет за десять секунд сумел извлечь корень четвёртой степени из числа 456976. При этом Кралль, записав его на доске, тотчас же вышел из помещения, а присутствовавшие ответа не знали.Вообще этот скакун оказался необыкновенно одарённым «математиком». Более того, его способности к вычислениям оказались даже выше, чем у обыкновенного среднего человека. Конечно, Магомет иногда и ошибался (из-за упрямства и шаловливости, как полагал «педагог»). Но когда ему указывали на ошибку, он обычно сразу же её исправлял.

«Ученики» Кралля преуспели и в грамоте. Они легко складывали из букв слова, предложения и в итоге научились вести продолжительные беседы методом выстукивания. Постепенно у них выработалось своё, «лошадиное», правописание. Поэтому одно и то же слово каждое животное писало немного по-своему, например, не дописывая в конце одну-две буквы. Кралль считал, что в отличие от «математика» Магомета, Цариф был больше «гуманитарием», во всяком случае, складывание слов ему удавалось значительно лучше.ДИАЛОГИ НА ГРАНИ ФАНТАСТИКИ

Помощником у Кралля был доктор Шёнер. Однажды они провели следующий эксперимент. К уху Магомета поднесли телефонную трубку, и Кралль, находившийся далеко отсюда, что-то сказал лошади. Шёнер вспоминал: «Я спрашиваю Магомета: "Кто говорил с тобой?" Ответ: "Кралль". Я спрашиваю: "Что он сказал?" Ответ: "Даст сахар". Спрашиваю: "Сколько?" Ответ: "Два". "Каким путём он это тебе сказал?" Ответ: "По телефону". Кралль потом подтвердил, что речь действительно шла о сахаре».

Бывало, лошади без всяких вопросов начинали выстукивать слова. Тогда в зашифрованном виде звучало: «Сахар», «Морковь», «Хлеб». Кралль утверждал, что Магомет нередко обращался к нему, выстукивая слово «Кралль».

Доктор Шёнер рассказывал о таком любопытном случае: «Как-то вечером, когда Магомет стал мешать мне писать, я крикнул ему: "Не мешай! Я пишу книгу". Желая убедиться, что он понял мои слова, я написал мелом на доске: "Что делает доктор?" Магомет посмотрел на доску и отстукал ногой: "Пишет книгу". Я был поражён».В другой раз Шёнер показал Магомету кусочек сахара. «Вчера ты сказал, -обратился он к лошади, - что сахар сладкий и белый. Подумай, что можно ещё сказать о нём?» И Магомет отбил копытом: «Кусок сахара - четырёхугольный». Шёнер позже говорил: «Если бы я не был участником этого разговора, то счёл бы его невероятным».

ЗАШИФРОВАННАЯ ТАЙНА?

Выдающийся русский биолог-генетик Николай Константинович Кольцов, внимательно следивший за опытами Кралля и побывавший у него в Эльберфельде, писал: «Лошади мыслят, понимают слова человека, разумно отвечают на них, производят самые сложные математические вычисления...

Но ведь при одной мысли об этом все мы испытываем чувство самого решительного протеста против подобного заключения. Однако, разбираясь глубже в сущности этого протеста, мы, пожалуй, придём к тому выводу, что этот протест чисто инстинктивный, мне лично думается, что самое трудное поверить тому, что лошадь сумеет сложить 2 и 5. Если же признать за нею способность обучиться простому сложению, то всё остальное уже менее странно».

Кроме названных, у Кралля было ещё несколько мыслящих лошадей и пони по кличке Гансик. «Для того чтобы обеспечить свои приоритеты, - писал он в упомянутой книге, - я привожу ниже некоторые выводы, которые являются основой для моих будущих опытов». Дальнейший текст зашифрован цифрами и буквами. Почему? Быть может, в этих засекреченных строках и заключена тайна необычных успехов его опытов с лошадьми?

Попытки научить животных счёту делались и позднее. Так, одна американка научила своего попугая отвечать на вопросы о количестве показываемых ему предметов. Однако их число было ограничено шестью. Канадские учёные обучили простому счёту лабораторных крыс. Но эти результаты не идут ни в какое сравнение с теми вершинами, каких достигли разумные лошади Кралля. После него уже никто не смог добиться ничего подобного. Случайно ли это?

В наше время самой умной лошадью является конь Лукас.

54-летняя американка Карен Мёрдок является счастливой обладательницей самого умного коня на свете. Лукас умеет сидеть и приносить палочку, как собака, а также знает 19 чисел и считает по команде.

10 лет назад он участвовал в скачках, но «карьера» не заладилась и бывшие хозяева совершенно перестали ухаживать за животным. От Лукаса буквально остались кожа да кости, но тут появилась Карен и забрала его в свой частным дом.

«Я всегда любила верховую езду и хотела участвовать в конных соревнованиях», – вспоминает она. – Я сразу поняла, что Лукас очень умный конь. Ему было намного проще обходить вокруг барьеров, чем перепрыгивать через них.» Вскоре женщина поняла, что её новому другу совершенно не вовсе не скачки, и начала обучать его простым собачьим командам. 

«Лукас может очень долго концентрировать внимание на том, что я говорю. Благодяря этому, я легко научила его командам «Ко мне», «Сидеть», «Апорт», а также становиться на задние ноги», – говорит Карен. Потом, используя метод повторения, она также научила его различать фигуры и цифры. В результате 19-летний Лукас побил мировой рекорд Гиннесса по количества чисел, правильно распознаваемых лошадью.

Муж Карен, Дуг, и её 37-летняя дочь Анджела всячески поддерживают эти необычные отношения. «Думаю, им очень нравится то, что мы с Лукасом такие хорошие друзья». 

 

goodnewsanimal.ru

subscribe.ru

"Говорящие" лошади Карла Кралля

Считается, что лошадь — животное стадное, а потому зачастую неуправляемо, пугливо и поступки его просчитать трудно. Безусловно, это так, однако не все знают о том, что лошади от природы наделены необычайным интеллектом, феноменально умны и сообразительны. Это доказал 100 лет назад немецкий ювелир и владелец лошадей Карл Кралль.

Слава К. Кралля как учителя лошадей началась с покупки орловского рысака по кличке Ганс. К тому времени конь вместе со своим хозяином Вильгельмом фон Остеном объездил пол-Германии, получив славу «ученой лошади» и прозвище Умный Ганс: он умел читать и считать, выстукивая копытом по деревянной дощечке правильные ответы. 

Но после нескольких разгромных статей в прессе фон Остен опустил руки и передал Ганса Краллю. Кроме Ганса, Кралль приобрел двух арабских жеребцов — Царифа и Мухаммеда, а также пони Гансика, слоненка Каму и слепого коня по кличке Берто. Кралль хотел быть уверенным в объективности экспериментов, которые он намеревался проводить.

БЕЗ НАМЕКА НА СГОВОР

Самые интересные заметки об экспериментах Кралля оставил писатель, лауреат Нобелевской премии М. Метерлинк в одной из глав своей книги «Неизвестный гость». Однажды он приехал по приглашению ювелира к нему в гости, дабы своими глазами увидеть знаменитых лошадей.

Как и фон Остен, Кралль в методе обучения остановил свой выбор на выстукивании ответов по деревянной дощечке. На уроках математики количество ударов было равно правильному ответу, а на уроках чтения и письма каждой «произнесенной» лошадью букве соответствовало определенное количество ударов копытом в условном алфавите, придуманном Краллем.

Такой способ изъяснения может показаться сложным, но лошади освоили его с легкостью, а зрителям, присутствующим на уроках, выдавалась схема-алфавит, чтобы понимать ответы лошадей.

Сначала писателю был представлен Мухаммед. Кралль попросил жеребца «написать» фамилию гостя, несколько раз произнеся: «Maeterlinck». «Мухаммед издал короткое ржание и сделал несколько ударов сначала правым копытом, затем левым, которые соответствовали букве М в условном алфавите, что использовался лошадьми. Затем, одну за другой, он отстучал буквы ADRLINSH, представляя неожиданное видение, в котором мое скромное имя представало в лошадиных мыслях и фонетике».

Гансик, толстый пони Кралля, показал свое владение арифметикой. Метерлинк попросил разделить 441 на 7. «Гансик немедленно, со скоростью, за которой трудно было уследить, выдал три удара своим правым копытом и шесть левым, что давало 63. Мы поздравили его; и, чтобы показать свое удовлетворение, он проворно перевернул число, отметив 36, а затем опять поставил цифры правильно, процарапав 63. Он определенно был доволен собой и жонглировал цифрами. Числа давал я сам, чтобы убрать любые намеки на сговор».

Метерлинк обращает внимание на то, что во время урока Кралль не касался лошадей, не жестикулировал, не делал ничего, что могло бы быть истолковано как подсказки. Однако Кралль прогнозировал неминуемое недоверие к его экспериментам, и именно поэтому в его конюшне жил Берто — совершенно слепой конь нормандской породы. Кралль объяснял ему принципы сложения и вычитания с помощью легких похлопываний по боку. 

«Кралль говорил с ним так, как отец может говорить со своим самым младшим сыном. Он ласково объяснял ему простейшие действия, которые я предложил ему произвести: два плюс три, восемь минус четыре и т. д. Когда он не понимал вопроса, он ждал, пока его нарисуют пальцем у него на боку; и та старательная манера, в которой он работал как отстающий в развитии или больной ребенок, была бесконечно трогательным зрелищем».

ЖАЖДА РАЗОБЛАЧЕНИЯ

Самым удивительным результатом обучения лошадей стало то, что они смогли общаться с Краллем. Так, однажды перед занятием Цариф стал внезапно выстукивать копытом по дощечке, образовав предложение: «Конюх Альберт побил Гансика», а на одном из уроков отказался отвечать на задачки, простучав: «Нога болит». К сожалению, обучению не поддавался слоненок Кама, но Кралль списывал это на юный возраст ученика, а не на отсутствие у него интеллекта.

С того момента, как информация об опытах Крапля вышла за пределы Эльбер-фельда, в город хлынули ученые и эксперты, желающие разобраться в феномене разумных лошадей. Самым заметным в своей жажде разоблачения был немецкий психолог О. Пфунгст. Когда-то ему удалось разрушить жизнь фон Остена, первого хозяина Умного Ганса: Пфунгст заявил о том, что фон Остен бессознательно подает своей лошади сигналы о том, сколько правильных ударов нужно совершить для ответа на тот или иной вопрос.

Протесты фон Остена в глазах общественности были неубедительны, и эта публикация окончательно выбила почву из-под ног экспериментатора. Но К. Кралль был открыт, бесстрашен и готов к любой полемике.

Пфунгст присутствовал на занятиях с лошадьми, сам задавал им вопросы и давал математические задачки. Просил Кралля удалиться на другой конец аудитории или выйти из нее. Помещал лошадей за непроницаемой ширмой, надевал на их головы шоры и капюшоны. Все было напрасно — лошади неизменно давали верные ответы, а процент ошибок во время экспериментов был ровно таким же, как и на простом занятии с Краллем.

Неопровержимость наличия разума у лошади еще больше подогрела интерес научного мира к эльберфель-дским лошадям. Немецкий естествоиспытатель Э. Геккель писал Краплю: «Ваши тщательные и критические исследования доказывают, вне всякого сомнения, способность животных к самостоятельному мышлению, в которой я, впрочем, никогда и не сомневался». 

Нобелевский лауреат профессор В. Ф. Оствальд писал о книге К. Кралля «Мыслящие животные»: «Она, вероятно, сыграет такую же крупную роль в учении о положении человека в природе, как это сделал в свое время капитальный труд Дарвина». 

Знаменитый русский биолог Н. Кольцов предпринял экспедицию в Эльберфельд, подтвердив в итоге огромное значение опытов Кралля для мировой науки. Зоолог Г. Циглер, изучив и систематизировав открытия Кралля, написал монографию «Душевный мир животных». В ней он описывает не только опыты Кралля, но и свои собственные: Г. Циглер обучил свою собаку Аву по «лошадиному принципу» и получил не менее удивительные результаты.

ЗАВИСТЬ И ГЛУПОСТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ

Казалось бы, такие результаты экспериментов должны были вывести людей на новый уровень понимания окружающего его мира. Но нашлись ненавистники, которые не могли простить лошадям наличие у них разума, а их хозяину — дерзость доказывать это.

При полном подтверждении ведущими учеными объективности опытов Кралля, отсутствия в них дрессуры или подтасовок не все члены сообщества смогли с этим смириться. Во главе с О. Пфунгстом был составлен «Монакский протест» — письмо за 1 000 подписей малоизвестных ветеринаров, дрессировщиков, кавалеристов, директоров цирков и пр. 

В нем говорилось о несомненном вреде, нанесенном опытами Кралля, прежде всего репутации только зарождающейся тогда науки зоопсихологии, которая объясняла все действия животных исключительно набором рефлексов и инстинктов. Также оппоненты Кралля отмечали противную Богу и церкви, кощунственную суть его опытов, в которых бездушная скотина ставилась в один ряд с венцом творения.

Протест был направлен властям, и репутации Кралля пришел конец — для них письмо, подписанное 1 000 малограмотных и завистливых лиц, стало доказательством его шарлатанства. Десяток авторитетных ученых были не в силах защитить Кралля от 1 000 злопыхателей.

Начиналась Первая мировая война. Германия, испытывающая дефицит в главной движущей силе кавалерии, массово реквизировала на фронт лошадей гражданских лиц. Не избежали этой участи и мудрые, все понимающие лошади К. Кралля. Военных не интересовали интеллектуальные достижения крал-левских лошадей — они были забраны на фронт в общем порядке.

Несгибаемый бизнесмен и богатый промышленник был сломлен — его труды оказались напрасны. После войны он разыскивал своих лошадей, но безуспешно: все — сообразительный Цариф, и ласковый Мухаммед, и старый мудрый Ганс — погибли...

Чему может научить нас эта история? Возможно, тому, что человеку, за тысячелетия своего существования сделавшему массу научных открытий, изучившему мир от атома до глубин космоса, не хватает мужества признать: не стоит искать разум на других планетах, возможно, в поисках разумной жизни достаточно просто внимательно посмотреть вокруг себя.

Мария МИЛЯЕВА

goodnewsanimal.ru

Лошади, умеющие читать и писать

ЛОШАДИ, УМЕЮЩИЕ ЧИТАТЬ И ПИСАТЬ

То, что лошади отличаются от других домашних животных большими умом и чуткостью, могут подтвердить многие. Но вот эксперимент, проведенный в начале прошлого века немцами фон Остеном и Карлом Кралем, доказал большее — лошади способны мыслить, как люди!

Учитель начальной школы, выйдя на пенсию, взял на воспитание вороного рысака. Благо двор дома на улице Грибенштрассе в Берлине, где он жил, вполне подходил для содержания юного питомца Ганса. Фон Остен задумал очень смелый эксперимент. Он фанатично мечтал доказать миру, что лошади умнейшие существа.

Обучение лошади человеческому мышлению педагог начал с того, что ежедневно, не взирая на погодные условия, начинал новый урок. Перед глазами скакуна всегда висели таблицы с буквами и цифрами.

Для начала Остен обучил Ганса исполнять ряд словесных команд, рысак отвечал на них конкретными движениями: поворачивался налево или направо, опускал или поднимал голову и так далее. Принципы наглядности и методичности применялись испытанные при воспитании детей.

Кегли стали для Ганса наглядным воплощением чисел. Показывая ему определенное количество кегель, Остен произносил вслух цифру и постепенно приучил его отстукивать копытом данное число. Со временем кегли заменились цифрами, и Ганс научился считать в памяти количество предметов или определять цифру по звуку и выстукивал ее. Далее питомцу Остена удалось освоить четыре простейших арифметических действия, а затем и чтение, обозначая каждую букву алфавита определенным числом.

Через два года ежедневных уроков Ганс научился различать цвета, карты, монеты, положение часовой стрелки и многое другое. Обучение давалось непросто, характеры ученика и учителя стоили друг друга. Ганс порой откровенно ленился, а Остен был к нему чрезмерно строг. В письмах Остена частенько прорываются горькие нотки: «Этот дьявол умеет считать до пятидесяти, но совершенно не хочет. Кому я его такого покажу..?»

Только через 14 лет фон Остен решается ознакомить широкую публику и ученых со своими опытами. Он опубликовал объявление о желании продемонстрировать лошадь, умеющую мыслить. Первым посетил урок Ганса знаток лошадей генерал Цобель, который остался в полном восхищении от увиденного. И вскоре напечатал восторженный отклик о скакуне, умеющем не только читать, считать, различать лица и предметы, но и отвечать на вопросы, предложенные даже посторонними людьми.

Статья Цобеля прогремела на всю Германию и фон Остен вместе с Гансом проснулись знаменитыми. Теперь все хотели их увидеть, во дворе учителя не стало отбоя от посетителей. Сюда приходили все: берлинская аристократия, уличные зеваки, офицеры гарнизона и ученые. Одни говорили об искусной дрессировке, другие признавали за Гансом мыслительные способности.

В 1904 году собралась первая научная комиссия, в которой участвовали врачи, зоологи, знатоки лошадей и дрессировщики. Комиссия единодушно исключила влияние на коня каких бы то ни было знаков, но не высказала определенного мнения о его мыслительной способности. Вопрос был решен только наполовину и ожесточенные споры продолжились. Тогда профессор Штумпф по поручению Министерства просвещения созвал вторую комиссию для более точного исследования Ганса. После двух месяцев работы комиссия вывела прямо противоположные предыдущему заключение: «Ответы Ганса зависели от непроизвольных движений лица, задававшего вопросы. Развитие Ганса — плод воображения фон Остена».

Несмотря на столь ужасающий вердикт, Остен с прежним упорством продолжал заниматься с конем, чтобы исключить всякий намек на воздействие каких бы то ни было знаков.За историей «Умного Ганса» с первого дня следил известный ювелир Карл Краль. Он засомневался в истинности выводов второй комиссии и решил примкнуть к Остену для совместных опытов. В 1905 году Краль предложил проводить обучение Ганса, применяя шоры или в темноте. Со временем ответы скакуна стали более уверенными и, по словам Краля, «Ганс обрел духовную самостоятельность».

Ласковое обращение нового учителя пододвигает Ганса к новым успехам. У него получаются 30 движений по командам: «поверни голову», « шаг назад», «шаг вперед», «подойди», «отойди», «повернись вокруг», «подними палку», «голос», «поцелуй» и т. д. Краль проводит опыты в присутствии посторонних, зачастую ученых людей, применяет точные приборы, ставит специальные задачи. И в результате убеждается, что Ганс обладает наблюдательностью и способностью к умозаключениям.

В 1907 году Оскар Пфунгст выпускает книгу «Лошадь господина Остена», которая становится полным опровержением выводов второй комиссии. Результаты опытов Краля с Гансом превзошли результаты многолетних опытов Остена. У них были весьма различные методы и подходы.

Краль пошел дальше. Он приобрел еще двух лошадей и начал их обучать. Кони арабских кровей Мухамед и Цариф за очень короткий срок показали изумительные результаты, хотя и были слишком разными. Мухамед отличался возбудимостью и капризностью, но все схватывал на лету, а Цариф имел ровный характер, но медленно соображал. Оба питомца Краля освоили числа, четыре арифметических действия, возводили в степень и извлекали корни с помощью кегель и счетной линейки. Знания лошадей проверяли без присутствия учителя. На доске писали задание и наблюдали за его исполнением через маленькие застекленные отверстия при закрытых дверях.

Азбуку, чтение и письмо они осваивали с помощью специальной таблицы, где вертикально располагались десятки, горизонтально — единицы. Букву лошадь определяла в месте схождения двух ординат. Затем Мухамед и Цариф научились отстукивать предложенные им письменно или устно слова, и, таким способом могли отвечать на вопросы.

Через несколько лет Краль еще обучал по своей методике пони и слепую лошадь Берто. Результаты также были удивительными.И наконец последовало заключение виднейших ученых того времени. Они подтвердили: лошади умеют читать, писать по звуковому методу, производить математические вычисления, нестандартно отвечать на вопросы, самостоятельно высказываться, при этом не нуждаются в подаваемых сигналах.

repin.info


Foliant31 | Все права защищены © 2018 | Карта сайта