Белгород выбрать город
Выберите город

Конный тур по Причемальской тайге, весеннее путешествие. По тайге на лошадях


Обучение и путешествие , катание на лошадках. В тайге на конноспортивной базе в 200 км. от Н-Новгорода

Дорогие друзья, мы снова едем в Нижний Новгород, чтобы прекрасно провести время вдали от шумного города. Что нас ждет? В первую очередь – катание на лошадях! Несколько раз в день конные прогулки по живописным местам. Желающие смогут поскакать галопом по просторам!!! Также нас ожидает пикник в лесу, после которого нам истопят настоящую русскую баню. На базе очень много других животных. Ручной лис Вук (да, его можно подержать на руках и сделать фото на память), кролики, настоящие волки в вольере, верблюд Султан, на котором можно покататься, собаки различных охотничьих пород, также на базе живет лось Малыш, он еще совсем маленький, а утром во дворе частенько бегают северные олени, они просто сбегают из своего вольера, их тоже можно погладить!!! Вечерами мы обычно собираемся в каминной комнате и поем душевные песни под гитару. Уезжать из этого сказочного места вовсе не хочется

Даты 12-16 октября 2015 г.выезжаем поздно вежером 12 октября, утром 13 заселение, уезжаем оттуда вечером 16.

- Катание на лошадях два раза в день- Миниэкскурссия по базе, знакомство с животными- Проживание- Баня- Трехразовое питание- Трансфер от поезда до базы и обратно- Пикник на природе (при подходящей погоде)

По всем вопросам обращайтесь в личкуhttps://vk.com/id62742568 Ирина.Или пишите на почту i.s.0195@mail.ru

Если Вы нашли опечатку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите сюда, чтобы проинформировать нас.

Также рекомендуем

Серфинг в Португалии 20-27 августа Друзья! Вот уже третий раз мы делаем выезд в серфинг школу Клуба Экстремальные Виды Cпорта в Португалию! Как и первый раз, в самое лучшее время для серфинга, в конце августа! Побережье Португалии, в особенности Пенише и Балеал, где будет проходить наш выезд, является одним из самых Даты похода 8 – 14 августа 2016 года Место Краснодарский край Тебя ждёт Треккинг вдоль горных рек и перевалов Восхождение на вершины Тхаб и Папай Прохождение каньона Уроки скалолазания Уникальный опыт работы с альп. снаряжением Природные достопримечательности Краснодарского края Активный и интересный отдых  Яркие ощущения Новые друзья  Стоимость похода До 15 июня: Хочешь научиться кататься на кайте, ощутить на себе кайф полёта и свободы? Тогда HSE KITE CAMP для тебя! Тебя ждёт незабываемый отдых на берегу Черного моря, тусовки на диком пляже, самые красивые закаты, и, конечно, обучение кайтсерфингу! Присоединяйся! Даты поездки 30 июля – 5 августа 2016 года Место Бугазская коса, 30 мая в Digital October в рамках проекта Science Mondays выступит Дмитрий Алексеев, основатель и CEO Кномикс. Дмитрий Алексеев - к.б.н., биоинформатик, более 40 научных работ посвященных анализу данных молекулярно генетического анализа, большая часть работ о бактериях. Участник консорциума Метагеном.ру, ведущего в России консорциума по исследованию микробиоты и здоровья населения Друзья, друзья друзей, пока еще незнакомые экстремалы и не очень! Не пропустите самое походное и отдыхательное событие это весны - Юбилейный 25-ый Турслет НИУ ВШЭ! Организаторы Турклуб ВШЭ - туристское подразделение Клуба ЭВС! # Для кого - все-все-все, кого привлекает романтика палаток и костров, звездного неба и душевных посиделок на

thevyshka.ru

Конный тур по Причемальской тайге, на Алтае / Май 2019

График 2019

  • Май: 01.05 - 04.05, 09.05 - 12.05

А так же в любое другое время по индивидуальным заявкам.

С условиями организации индивидуального тура можно ознакомится здесь..

Программа

День первый

Трансфер Новосибирск-Барнаул-Чемал. Проезд по Чуйскому тракту обещает первые потрясающие впечатления от великолепных видов Горного Алтая. Главная транспортная магистраль края является уникальным историческим и географическим памятником. Великолепные панорамные виды открываются при поездке по горной автодороге. Далее путешествие переходит на Чемальский тракт, который пролегает вдоль горной реки Катунь. Переправа через нее приведет путешественников к конной базе. Здесь предстоит усвоить особенности безопасного прохождения предстоящего маршрута. Ночлег на берегу Катуни в платках.

Авто (от Барнаула): 360 км. В дороге, без учета пробок и санитарных остановок 6 часов.

День второй

Индивидуальный подбор лошадей и подгонка снаряжения сделают путешествие комфортным. Начало маршрута. Наш майский конный поход по Алтаю начинается вдоль берегов шумной Катуни, а немного погодя тропа сворачивает к Бертинскому перевалу. Отсюда во всем величие пред взором путешественника предстает Катунская долина. Затем конная тропка уводит на дно глухого живописного лога, где множество бродов и родничков реки Берка оживят путешествие. Таинственное урочище Кандуб будет ожидать путников на ночлег в палатках.

Продолжительность активной части, 4-5 час.

День третий

В этот день красота алтайского высокогорья откроется путешественникам во всем великолепии. Исполненная величия тайга, грандиозные снежные вершины, бурные горные реки оставят неизгладимые впечатления надолго. Также предстоит осмотр загадочных каменных останцев. Вечерний костер, ночевка в палатках.

Продолжительность активной части, 3-4 час.

День четвертый

Сегодня четвертый день нашего майского тура по Алтаю, тропа выведет нас на вершины перевалов. Завораживающие пейзажи горных хребтов предстанут перед путешественниками в этот день. Спуск по ручейку Толгаек приведет к знакомой реке Катунь. Здесь уставшие с дороги путники смогут освежиться в уникальных каменных ваннах, созданных самой природой. Вершина скалы, расположенной неподалеку увенчана памятником Зине Точилкиной. По приходу на конную базу нас жаркая баня, а затем шопинг на рынке сувениров, на который мы заедем по дороге в Барнаул, Новосибирск.

Продолжительность активной части, 4-5 час.

 

Авто (до Барнаула): 360 км. В дороге, без учета пробок и санитарных остановок 6 часов.

Входит в стоимость

В стоимость тура входит

  • Транспортная доставка на тур от Новосибирска, Барнаула и обратно, внутри маршрутные переезды по программе;
  • Аренда лошадей;
  • Услуги гидов-инструкторов, конюхов;
  • Питание с ужина в день заезда по завтрак в день отъезда;
  • Групповое снаряжение: палатки, тент, костровое и кухонное снаряжение, аптечка;
  • Личное снаряжение: спальник при необходимости (желательно иметь свои), коврик под спальник (каремат), арчимаки, плащ ОЗК; Список личных вещей необходимых в походе можно посмотреть здесь.
  • Медицинская страховка и страховка от несчастного случая;
  • Баня по программе, в четвертый день тура.
  • Экскурсии по программе.

В стоимость тура не входит:

  • ж/д, авиабилеты;
  • Питание в придорожных кафе, во время трансфера.
  • Алкогольные и прохладительные напитки;
  • Услуги, предлагаемые на базовых стоянках и не включенные в программу;
  • Любые изменения программы, влекущие дополнительные расходы.

Вопрос - Ответ

Вопрос: Я ни когда не ездил (ездила) на лошади верхом, можно ли принять участие в данном походе?

  • Ответ: Да, если вам от 14 до 60 лет и нет ограничений по здоровью, то можете бронировать.

Вопрос: Хочу взять с собой ребенка 12-13 лет, это возможно?

  • Ответ: Все зависит от активности ребенка и предыдущего опыта походов. Дети в таком возрасте проходили данный маршрут, но все таки мы советуем с детьми до 14 лет выбрать другой, более простой тур. С ребенком обязательно  должен быть один из родителей, либо попечителей.

Вопрос: Если я не гражданин РФ, за сколько по времени до начала похода мне нужно сделать заявку?

  • Ответ: Ограничений по данному маршруту нет, но чем раньше вы забронируете и оплатите тур тем лучше.

Вопрос: Как добраться до Алтая, где мы с вами встретимся?

  • Ответ: Встреча у нас организованна в Новосибирске, Барнауле и Бийске. Стоимость билета на поезд, либо самолет не входит в стоимость тура.

Вопрос: Где находится ваш офис и где мы встретимся для оформления документов и полной оплаты тура?

  • Ответ: Наш офис находится в Бийске. По дороге в Чемал делаем остановку в офисе для оформления документов и оплаты. На складе загружаем продукты и снаряжение которое подготовил предварительно гид-инструктор. Гид вас будет ждать так же в Бийске.

Вопрос: Как мы с вами встретимся в Новосибирске, Барнауле, в первый день тура?

  • Ответ: В Новосибирске встреча на ЖД вокзале (Главный), в первый день тура, с 03:00 до 04:00 по местному времени. В Барнауле встречаем гостей в аэропорту с 07:00 до 08:00 и на ж/д вокзале с 08:30 до 09:00 по местному времени. В Новосибирске, Барнауле вас встретит водитель, гид-инструктор будет ждать вас в Бийске. Более подробно по организации встречи можно прочитать в памятке, здесь...

Вопрос: На каком транспорте будет организован трансфер, сколько по времени мы будем в дороге?

  • Ответ: Автобус, либо микроавтобус на каждый определенные заезд выделяется исходя из количества человек приезжающих в определенную дату. Это может быть небольшой микроавтобус, либо большой автобус импортного или отечественного производства.

Вопрос: Во сколько мы будем в Барнауле, Новосибирске после похода?

  • Ответ: В Барнаул мы приезжаем поздно вечером в последний день тура, либо ночью следующего дня. В Новосибирск в 03:00 - 04:00 по местному времени. Билет нужно брать на следующий после окончания тура день! Переночевать можно в хостеле или гостинице (в стоимость не входит).

Вопрос: Как организованно питание во время трансфера?

  • Ответ: Во время поездки мы обязательно делаем санитарные остановки и остановки для приема пиши. Покушать можно будет в придорожных кафе. Питание в дороге в стоимость тура не входит.

Вопрос: Сколько человек будет в группе, возраст, больше мальчиков или девочек?

  • Ответ: По составу группы бывают разные, в среднем от 6 до 10 человек, но иногда бывают маленькие 4-5 человек и большие группы до 12-14 человек. Возраст участников различный от 14 до 60 лет. Чаше данный тур выбирают девушки, но и парней обычно достаточно.

Вопрос: Можно ли на лошади пойти в галоп или рысью?

  • Ответ: Нет, передвигаться на лошади можно только походным шагом.

Вопрос: Что мы будем есть в походе?

  • Ответ: На завтрак обычно сладкая каша, в которую добавлены сухофрукты (курага или изюм) и сгущёнка, и бутерброды. Бутерброды бывают с: шоколадной пастой, варёной сгущёнкой, джемом или сыром. Если вы не едите сгущёнку – есть возможность взять себе каши до того, как в неё добавят сгущёнку. Обед – два варианта: либо супы из пакетов с добавлением тушёнки и вермишели, и бутерброды; либо сухой паёк-перекус: бутерброд, сухофрукты или орехи, шоколадка или батончик мюсли. Ужин – макароны или гречка с тушёнкой, рис или пюре с рыбными консервами, бутерброды. Бутерброды: с сыром, твёрдой колбасой, паштетом, плавленым сыром. После каждого приёма пищи – чай, на сладкое – шоколад, пряники, сухари, сушки, печенье, вафли. Перекус вместо обеда заложен на те дни, когда готовить обед не позволяет время (длинный ходовой день). 

Вопрос: Если я вегетарианец (ка) или просто не ем тушёнку, сгущёнку, что-то ещё?

  • Ответ: Обязательно об этом предупредите гида-инструктора. Если вы не едите мясо, либо сгущенку, то данные продукты будут закладываться в общий котел в последнюю очередь и вы сможете отложить себе готовый суп либо кашу без мяса. Так же в рационе достаточно много растительных продуктов, так что голодными вы не останетесь.

Вопрос: Как происходит размещение в палатках и по сколько человек?

  • Ответ: Наши стандартные палатки – на троих или двоих. Инструктора всегда стараются расселить участников максимально комфортно для всех, так как психологический комфорт в группе – важнейшая составляющая. Переселиться из одной палатки в другую во время похода тоже возможно. Если вы идете парой, то к вам не подселим третьего. Если хотите взять свою палатку, то это возможно.

Вопрос: Какая погода обычно бывает на маршруте?

  • Ответ: Днем +5 - +20 С, ночью -5 - +5 С.  В горах погода прохладная и очень переменчива - даже в разгар лета, в течение нескольких часов, можно наблюдать все времена года. Возможны осадки в виде дождя, а иногда в высокогорьях и снега.

Вопрос: Будут на маршруте комары, мошки, клещи?

  • Ответ: Комаров и мошек на маршруте практически нет, если и будут то не в большом количестве и в порядке исключения. Клещ в начале мая активен, поэтому желательно сделать прививку и соблюдать профилактические мероприятия.
  • Для профилактики укуса клеща стоит соблюдать следующие правила:

    Одежда должна плотно прилегать к телу, желательно, чтобы на руках и на штанинах брюк были эластичные манжеты. На однотонной одежде клеща заметить проще.

    Следует также применять специальные химические препараты, кремы, аэрозоли. Одним из средств профилактики и лечения клещевого энцефалита является «Йодантипирин» - препарат, который обладает антивирусным, противовоспалительным и иммуномодулирующим действием. Данный препарат продается в аптеках.

    При укусе клеща не рекомендуется пытаться самостоятельно его удалить. Необходимо обратиться к медицинским работникам либо к инструкторам маршрута, которые имеют опыт действия в подобных ситуациях. Помните, что чем быстрее будет снят клещ, тем меньшую дозу возбудителя он передаст.

Вопрос: Будет ли в походе возможность помыться?

  • Ответ: Да, в четвертый день тура у нас предусмотрена баня.

Вопрос: Есть ли сотовая связь на маршруте?

  • Ответ: В горах сотовой связи нет, позвонить домой можно только в день заезда и день отъезда.

Вопрос: Будет ли возможность зарядить Фотоаппарат, телефон и тд.

  • Ответ: Зарядить гаджеты можно будет только на базе в Чемале, поэтому если планируете много фотографировать лучше взять запасной аккумулятор.

Вопрос: Кто будет нас сопровождать на маршруте?

  • Ответ: на маршруте с вами будут работать 1-2 гида-инструктора, 1-2 конюха в зависимости от количества человек в группе.

Вопрос: Есть ли у вас скидки?

  • Ответ: О действующих скидках можно узнать в соответствующем разделе сайта, здесь...

Вопрос: Можно ли приехать в другие даты, в указанные на сайте не получается?

  • Ответ: Заезд в другие даты возможен, но только при условии что вы приедете своей компанией, либо группой от 2 человек. Возможность индивидуального заезда и стоимость данного тура уточняйте у менеджера.

Вопрос: Что взять с собой в поход?

  • Ответ: Список личных вещей необходимых в походе можно посмотреть в памятке, здесь...

Вопрос: Как забронировать и оплатить тур?

Ответ: С условиями бронирования и оплаты можно ознакомится в памятке, здесь...

Рекомендуем ознакомится с памятками туриста, здесь...

Если вы не нашли ответа на интересующий вас вопрос, то свяжитесь с нами любым удобным для вас способом и мы с удовольствием вам ответим!

Контакты

  • В Контакте: http://vk.com/vitaly_zutov
  • Тел.: 8 (800) 250-42-84 (бесплатно по России)
  • Сотовый (МТС) 8 (913) 259-42-84 (WhatsApp, Viber)
  • Эл. почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

akkem-tur.ru

Вольные кони Тунгуски - Охота

Транспортный вопрос в деревне Преображенка, что примостилась между вековой тайгой и рекой, стоит очень остро. Машин здесь нет, так как нет никаких дорог. Летом в Преображенку можно добраться всего двумя путями: вертолетом, который летает всего два раза в месяц, или на моторке по Нижней Тунгуске, спустившись вниз по течению 320 километров от небольшого поселка Подволошино.

Домашние лошади, предоставленные сами себе, быстро дичают. Примером тому служат мустанги Северной Америки.

Плотные утренние туманы и низкая густая облачность лишили меня всякой надежды добраться до Преображенки по воздуху.

Выручил местный охотник Андрей Ганжуров.

Встретив меня в Подволошино и погрузив все мое имущество в катер «Крым», оснащенный водометным двигателем, он сообщил, что путешествие наше займет около восьми часов и я успею в полной мере налюбоваться природой местного края и собственными глазами увижу скалу, описанную Шишковым в романе «Угрюм-река».

 — А откуда ты знаешь, что это именно та скала? — поинтересовался я.

— А она тут одна-единственная! — рассмеялся Андрей. — Скоро сам убедишься.

Вырулив через узкую протоку, он разогнал катер, и мы понеслись по воде, едва касаясь ее днищем. Сначала Тунгуска была узкой и зажатой между двумя высокими, поросшими тайгой берегами, но потом, словно устав от тесноты, она приподнялась и открыла нашим взорам широкие длинные песчано-галечные косы.

Если бы это был не северный край, то, полагаю, пляжи быстро были бы облюбованы туристами, целыми днями валяющимися на лежаках.

Промчавшись по реке около 180 километров и решив немного поразмять ноги, мы причалили к длинной песчаной косе. Первое, что мне бросилось в глаза, — это обилие следов на влажном песке.

Естественно, как охотник и следопыт, я бросился рассматривать их, надеясь, что это следы крупного медведя. Каково же было мое изумление, когда вместо отпечатков медвежьих лап я увидел оттиски лошадиных копыт! Но откуда в глухой, почти безлюдной тайге домашние кони? Да еще целый табун!

МУСТАНГИ ТАЙГИ

Секрет появления лошадиных следов раскрыл мой перевозчик. Андрей рассказал, что прямо тут, на берегу, раньше стояла деревня Гаженка, из которой в 1995 году в связи с развалом коопзверопромхоза стали выселять людей в другие, более крупные деревни на берегах Нижней Тунгуски.

Свое имущество люди кое-как вывезли, а вот всех промхозовских лошадей не получилось. Так и остались они в опустевшей деревне. Думали, погибнут, а они вопреки всему выжили. Более того, приспособились к вольной жизни и стали приносить приплод. Живут они в основном в районе деревни.

Поначалу часто попадались на глаза, но как только геологи стали наведываться в Гаженку с целью заготовки конины, перешли на партизанское положение: при первом появлении людей прятались в тайге, а по ночам выходили на реку и отдыхали на песчаных косах, где и воздух свежее, и гнуса поменьше.

Сколько сейчас в гаженском табуне голов, не знает никто. Чем лошади питаются зимой, тоже загадка. Вероятнее всего, обгладывают, как лоси, макушечки тальниковых кустов, которых по берегам Тунгуски хватает.

По прибытии в Преображенку я узнал, что не только в Гаженке есть табунки одичавших лошадей. Один из местных старожилов поведал мне, что еще как минимум в паре брошенных тунгусских деревень периодически появляются следы конских копыт. Что это за кони, никому неизвестно.

НА ВОЛЬНОМ ВЫПАСЕ

В оторванной от цивилизации таежной деревне есть лишь одно место, в которое человек может съездить, не прибегая к общественному транспорту, — тайга. Больше тут ездить некуда. Вся жизнь закручена вокруг тайги. Она, родимая, и работой обеспечивает, и хлебом насущным.

При отсутствии дорог гужевой транспорт приобретает особое значение. Естественно, есть и снегоходы, и лодки с моторами, у кого-то и гусеничные вездеходы имеются, но все же, главным средством передвижения по тайге остается лошадь.

Удивительно, но летом лошадь практически не используется местными жителями. Вероятно, причиной тому огромное количество гнуса, который закрывает вход в тайгу надежнее непроходимых болот, непролазных чащоб и сопок с отвесными скалами.

Гнус жрет все живое — и человека, и зверя, и... лошадь. С весны до конца лета все преображенское конное поголовье находится на вольном выпасе, т.е. хозяином не кормится и во двор не загоняется. Лошади живут сами по себе: мотаются по деревне туда-сюда, то отдыхают на берегу реки, то, вдруг поднявшись, стремглав мчатся по улицам в направлении таежного озера.

В конце лета у человека появляется возможность съездить в тайгу за дровами, грибами, ягодами. Вот тогда-то хозяева и начинают отлавливать своих коняг и загонять их во дворы и денники.

 

ЯКУТСКИЕ СЫЛГЫ. Якутская лошадь, по-якутски сылгы или саха ата, — самая морозостойкая из всех пород лошадей, живущих на планете. Эти животные имеют подшерсток и шерсть длиной 10–15 см. Могут кормиться, разгребая снег копытами, как северные олени. В Якутии-Саха лошади живут круглый год на открытом воздухе. Легко переносят температуру летом +30 и –50° зимой. Наиболее близки к ним по типу монгольские лошади, однако якутская лошадь отличается относительно короткими ногами и большой головой.

Случается, что вместо одной лошади у хозяина оказываются две, а то и три, так как выпущенная по весне на волю кобылка принесла приплод, о котором хозяин даже и не подозревал.

ВСЯ ЖИЗНЬ В СЕДЛЕ

Взаимовыручка в тайге — дело обязательное. Еще находясь в Преображенке, мы получили наказ передать небольшую посылочку с лекарствами некоему Владимиру Сафьянникову, который к тому моменту уже был в тайге, а наш путь лежал через его базовое зимовье, стоящее в устье реки Чайки при впадении в Большую Ерему.

До Сафьянникова мы добрались на четвертый день пути, и были радушно встречены хозяином. Оказалось, что столь ранний заход охотника на участок был вызван необходимостью заготовки сена для коней.

Сначала я подумал, что накошенное и высушенное, оно будет вывозиться в деревню, и удивился столь неоправданной трудозатратности — ведь травы вокруг деревни хоть продавай. Однако удивление мое длилось недолго.

Оказалось, что сено заготавливается для коней, на которых Владимир Степанович будет охотиться, и никуда оно вывозиться не будет, а останется тут, на базовом зимовье. Более того, и у каждого проходного зимовья будет наметан свой отдельный стожок.

За вечерним чаепитием я узнал, что Владимир Степанович Сафьянников — потомок казачьего рода, а предки его поселились на берегах Нижней Тунгуски около двухсот лет назад, и все поколения его предков жили на сибирской земле бок о бок с лошадью.

Вот и он, несмотря на технический прогресс, уже более пятидесяти лет предпочитает передвигаться по таежным путикам не на «Буране», а на лошадке. Хоть ему уже 67 лет, он прекрасно держится в седле, легко управляется с конем, проводя его по узким и каменистым таежным тропам, выслеживает верхом сохатых и обрабатывает длинные путики с ловушками и капканами на соболей.

Вся его таежная жизнь связана с лошадью и переплетена с ней так, что не развяжет даже самый дотошный фокусник.

Вадим Фролов 25 ноября 2013 в 00:00

www.ohotniki.ru

Конные походы с турфирмой Иван Сусанин

Я очень часто слышу этот вопрос и его вариации. Будем ли мы двигаться в походе рысью или галопом? Ответ - нет. На конных прогулках иногда да, но при определенных условиях. 

 

В походе мы всегда движемся шагом. На это есть несколько причин:

1. Тайга вообще плохо подходит для скачек. Бурелом, болота, высокая трава, скрывающая ямы и кочки, ветки деревьев. Птицы, которые взлетают из под ног и пугают коня. Длинные, тяжелые переходы без дорог, утомительные для коней. 

2. Очень редко бывает, что все туристы в группе умеют рысить и хорошо ездить верхом. Для них движение рысью будет просто пыткой, вдобавок это будет мучительно для лошади. Человек, который не умеет облегчаться на рыси может сбить спину лошади. 

3. Летом при езде рысью лошадь сильно потеет. Пот смывает репеллент, которым мы обрабатываем лошадей в период самого активного лета оводов и слепней. Так же запах пота привлекает полчища мух.

4. При рыси по кочкам лошадь может подвернуть ногу и захромать. В тайге, за много километров от любого жилья, негде взять другую лошадь. Куда девать всадника и сумки в этом случае? 

5. При быстром аллюре сумки колотят коня по спине. Вдобавок в  длинном походе они достаточно тяжелые, не всегда хорошо упакованы. Обычно бывает так - 2 минуты едем рысью, 15 минут собираем выпавшие вещи и перевязываем коврики...

 

На прогулках иногда бывают группы с которыми мы ездим рысью, но это случается редко. По двум причинам.

1. Обычно в группе обязательно найдется несколько человек, которые не умеют ездить рысью. Если более умелые всадники поскачут вперед, все остальные кони помчатся за ними. У неумелых всадников просто не хватит опыта и навыков удержать своих коней. 

2. Очень часто человек наивно считает, что умеет ездить, хотя это совсем не так. Езда в манеже очень сильно отличается от прогулок по пересеченной местности. Открою страшную тайну - даже новичок вполне способен держаться на коне на легком галопе... до первой кочки или ямки. Если конь чуть оступится, споткнется, шарахнется вбок, у новичка не хватит навыка и он упадет. Хотя опытный всадник даже внимания не обратит на такую мелочь.

Вообще по моим наблюдениям, большинство  наездников делятся на несколько категорий.

1. Новички. Ездить не умеют,  хотят попробовать. Обычно дисциплинированы, инструкции выполняют, коней зря не дергают, получают удовольствие от прогулки. Нормальные адекватные люди, ездить с ними хорошо и безопасно для них.

2. Новички, ездить не умеют, жутко боятся. Представляют опасность для себя, главным образом из-за того, что склонны визжать, кричать, впадать в панику, если конь ускоряется хотя бы до 6 км/в час. Нервничают и нервируют коней.  Если вы относитесь к этой категории и не способны справляться со своим страхом, лучше не садитесь на коня. Научитесь сначала  владеть собой. Всем бывает страшно, но не все при этом теряют разум.

3. Те кто несколько раз ездил верхом и теперь считают, что умеют ездить. Самая опасная  категория. Невозможно научиться ездить на коне за три раза. Или за пять. И даже за десять поездок по часу. Мышцы ног, благодаря которым человек держится в седле, не работают в обычной жизни. Им нужно достаточно много времени, чтобы накачаться.  На большой скорости одной силы ног недостаточно, чтобы удержаться на коне, если он оступится или шарахнется вбок. Нужно еще развитое чувство баланса, подстройки к коню. Это тоже не нарабатывается мгновенно. Если человек учился ездить по манежу в конной школе, он тоже бывает не готов к полевой езде. Скакать рысью по песку манежа - это одно, а по лесной тропинке между деревьями - совсем другое.  Такие люди представляют опасность не только для себя, но и для остальных людей в группе.

4. Те, кто умеет ездить и трезво оценивает свои навыки. Вот с такими можно и поскакать.

5. Те, кто достаточно хорошо ездит верхом, но начинает неоправданно лихачить. Часто попадают в нехорошие ситуации.

ivsus.ru

Полюс лошади — National Geographic Россия

Тайга пустеет. Птицы улетают на «обратную сторону» Земли, где, как и положено, все происходит наоборот и наступает весна. Другие таежные обитатели, кто тяжел на подъем, подобно медведям, или мелок и бескрыл, вроде бурундуков и сурков, впадают в долгий зимний сон. Бодрствуют лишь те, кто сделал припасы на снежное время, – полевки-экономки, пищухи, белки, да еще хищники – волки, лисы, соболя. Копытные довольствуются пищей, на которую в иное время и не взглянули бы: лишайники, кора, хвоя, ветки. Лишь одно животное продолжает пощипывать травку. Зимой, в тайге, в заполярной и приполярной мгле, у самого полюса холода. Это удивительное создание – якутская лошадь. Лошадь? Как-то не вяжется такой образ жизни со всей ее историей, разворачивавшейся, исключая самое ее начало, на просторах прерий и саванн. Да и современные лошади, как одомашненные, так и дикие, обжили степи и другие травянистые ландшафты. Можно сказать, что степь вскормила лошадь – однопалую, длинноногую, с гибкой шеей и мощными «лошадиными» зубами. А лошадь вырастила степь с ее разнотравьем, будучи своеобразным гибридом газонокосилки и машины по внесению удобрений. Мороз якутской лошади не страшен, хищник тоже. Гривастый, длиннохвостый вожак и за себя, и за свой косяк постоит. Не каждый матерый волк с ним в схватку вступить решится. А смогли бы люди без лошади заселить бесконечную якутскую тайгу? Допустим, сплавиться на байдарах, стругах и шлюпах еще можно было, благо рек в Сибири – как автобанов в Германии. Поставить балаган или острог – леса тоже хватало. А как дальше жить? Пахать, охотиться, налаживать сообщение с другими поселениями, особенно долгой, отнюдь не календарной, зимой? Корова, конечно, хорошо – молоко дает, мясо. Правда, на таежных микролугах и коровья порода измельчала до подобающего масштаба, превратившись в нечто вроде собачки с рогами. Да и в лес выпустить подобное существо на вольный выпас рука не поднимется: его не только первый встречный волк – соболь съест. То ли дело – сылгы (якутская лошадь)! Из ее лохматой шкуры все что угодно пошить можно – от сары (непромокаемых высоких сапог), необходимых в болотно-озерно-речной стране, до теплых циновок и полозьев для быстрых лыж. Длинный и крепкий конский волос – это почти готовые сеть и невод, силки и тетива для лука, аркан и легкие прочные волосяные мешки, даже женские украшения и шляпки. Если надо, и валенки катать, и ткать из лошадиной шерсти можно: она ничуть не уступает овечьей. Из копыт когда-то делали пластины для доспеха. А еще сылгы – это кумыс и удивительно питательное и полезное мясо, включая все внутренности – от языка до прямой кишки. Якутскую лошадь даже называют «аптекой на копытах»: ее мясо богато ненасыщенными жирными кислотами, которые и холестерин действительно выводят, и при анемии, туберкулезе, склерозе спасают. И пахать на ней можно, и охотиться (с лошадью до дюжины соболей за день добыть удается, без нее – от силы четыре). В одном животном – целая цивилизация! Потому и посвятили ей главный якутский праздник – Ысыах. В этот день к резной коновязи – своеобразному алтарю – выносят сири-исить – мех, сшитый из сыромятной, продымленной лошадиной шкуры. Из меха черпают кумыс – напиток светлых богов Неба. Так поступали устроитель Ысыаха – божественный первопредок Эллей и его сын белый шаман Лабынха Суурук. Он поднимал чашу с кумысом и хайахом (кислым маслом) в честь каждого божества и кропил кумыс ложкой, обвязанной белым конским волосом. «Ради кумыса старых кобылиц давайте соединимся, не исключая и девиц!» – записал песнь-молитву исследователь Сибири Александр Миддендорф полтора столетия назад. И все это для того, чтобы «оживился двор, вытянулась веревка, и привязалось… много жеребят…» Жеребята родятся в мае, когда снег в этих краях еще не сошел. Кобылицы поднимают новорожденного и подпирают его, чтобы он не простыл на мерзлой земле. Скоро он и сам научится держаться на тонких ножках и спать, пока не потеплеет, стоя, как все якутские лошади. Молодняк быстро набирает вес: за полгода до 200 килограммов – половина взрослой лошади. Осенью вольная жизнь на короткое время заканчивается – на отлов выезжают коневоды, вооруженные длинными палками с петлей. Еще попробуй лошадь поймать! Ведь она – животное территориальное: постоянный участок одного косяка (небольшого табуна из вожака, семи-девяти кобылиц и жеребят) занимает от 25 до 30 квадратных километров. «Когда приходит время отделять жеребят, ищем косяки по следам. Если следы замело, приходится иногда по десять дней разыскивать», – говорит коневод Григорий Охлопков с базы «Дайар-1» в Хомустахском наслеге (районе) Намского улуса. Мороз якутской лошади не страшен, хищник тоже. Гривастый, длиннохвостый вожак и за себя, и за свой косяк постоит. Не каждый матерый волк с ним в схватку вступить решится. А молодой, неопытный, бывало, получит копытом в широкий лоб и больше не полезет, если, конечно, вообще жив останется. Только стаей изголодавшие к концу зимы волки нападают на лесных лошадей. И то обычный годовой урон от серых хищников не превышает четырех кобыл на 80 голов – таково хозяйство одного коневода. В Якутии существует легенда, вполне правдоподобная, что лошади сами пришли к человеку, спасаясь в дыму костров от мошки, мокрецов и оводов. Между собой жеребцы бьются жестоко: на кону целый косяк! Впиваются друг в друга зубами до крови; летят куски шкуры. Кобылицы, которые смирные, уходят с победителем. А те, что с норовом, могут и с побежденным вожаком остаться, и к третьему уйти. Правда, и жеребцы попадаются разные: иной такую приблудницу гонит, словно соперника… Вереница мохнатых лошадок протискивается сквозь непролазные переплетения заснеженного тальника (ивовый кустарник), отыскивает подходящую прогалину – летом здесь было озеро, болото или алас (сугубо якутское явление – результат лесного пожара на вечной мерзлоте). Косяк выстраивается головами к тальнику, крупами – к открытому месту и начинает мерно… пощипывать травку. Лошадь кромкой переднего копыта разбивает наст до самой земли и подгребает снег под себя: под снегом сохранились стебли осоки, других диких злаков. Вот и корм. Осенью на такой диете лошадь отъедается лучше, чем летом, когда на тайгу обрушиваются мириады мошки, мокрецов и оводов. В Якутии существует легенда, вполне правдоподобная, что лошади сами пришли к человеку, спасаясь в дыму костров от кусачих тварей. Для питья зимой лошади годится и снег: набрать его немножко в рот губами, подождать пока растает и проглотить. Если попадается неглубокая полынья или наледь, можно воды и впрок напиться: осторожно, через губу, очень мелкими глотками лошадь выцеживает ледяную влагу. Затем греет ее за зубами и медленно проглатывает. И так много-много раз. В XVIII веке лошадиных пород в Якутии стало больше: для создания 35 почтовых станций Иркутско-Якутского тракта в 1772–1773 годах по указу императрицы Екатерины II из центральных губерний России сюда с лошадьми были направлены 33 крестьянские семьи. По сути, сосланы на 25 лет: их отбирали из крепостных, ослушавшихся своих господ. Покидать станции им не дозволялось. До сих пор по левому берегу Лены стоят крепкие избы и баньки государевых ямщиков. Тоже памятники лошадиной цивилизации: без лошадиной почты 2731-верстная (2895 километров) транспортная артерия никогда не ожила бы. Почта ходила строго по расписанию, даже 5 февраля 1891 года, когда столбик термометра в Якутске не просто упал, а выпал, за отсутствием отметки -64,5°С, почтовый возок отбыл в положенный час. «Какое развлечение на таком длинном переезде? – вспоминал писатель Иван Гончаров, возвращавшийся в 1854 году через эти места после кругосветки на фрегате “Паллада”. – Приедешь на станцию: “Скорей, скорей, дай кусочек вина и кружок щей”. Все это заморожено и везется в твердом виде». Даже летом кушанья подавались так же, ведь хранились в амбарчиках-ледниках, установленных на выходах вечной мерзлоты. «Вот этот срублен моими предками 150 лет назад, – говорит потомок ямщицкой фамилии Добрянцевых Анатолий, первый заместитель министра охраны природы Республики Саха (Якутия), показывая на замшелый сруб из лиственничных бревен на пригорке у бывшей станции Жура. – До сих пор работает». ...Когда у черного быка отпадает первый рог, начинает светать. Когда черный бык теряет второй рог, наступает весна. А затем черного быка изгоняет белая лошадь, и приходит лето.

То ли дело — сылгы (якутская лошадь)! Из ее лохматой шкуры все что угодно пошить можно — от сары (непромокаемых высоких сапог), необходимых в болотно-озерно-речной стране, до теплых циновок и полозьев для быстрых лыж. Длинный и крепкий конский волос — это почти готовые сеть и невод, силки и тетива для лука, аркан и легкие прочные волосяные мешки, даже женские украшения и шляпки. Если надо, и валенки катать, и ткать из лошадиной шерсти можно: она ничуть не уступает овечьей. Из копыт когда-то делали пластины для доспеха. А еще сылгы — это кумыс и удивительно питательное и полезное мясо, включая все внутренности — от языка до прямой кишки. Якутскую лошадь даже называют «аптекой на копытах»: ее мясо богато ненасыщенными жирными кислотами, которые и холестерин действительно выводят, и при анемии, туберкулезе, склерозе спасают. И пахать на ней можно, и охотиться (с лошадью до дюжины соболей за день добыть удается, без нее — от силы четыре). В одном животном — целая цивилизация!

Потому и посвятили ей главный якутский праздник — Ысыах. В этот день к резной коновязи — своеобразному алтарю — выносят сири-исить — мех, сшитый из сыромятной, продымленной лошадиной шкуры. Из меха черпают кумыс — напиток светлых богов Неба. Так поступали устроитель Ысыаха — божественный первопредок Эллей и его сын белый шаман Лабынха Суурук. Он поднимал чашу с кумысом и хайахом (кислым маслом) в честь каждого божества и кропил кумыс ложкой, обвязанной белым конским волосом. «Ради кумыса старых кобылиц давайте соединимся, не исключая и девиц! » — записал песнь-молитву исследователь Сибири Александр Миддендорф полтора столетия назад. И все это для того, чтобы «оживился двор, вытянулась веревка, и привязалось… много жеребят… »

Жеребята родятся в мае, когда снег в этих краях еще не сошел. Кобылицы поднимают новорожденного и подпирают его, чтобы он не простыл на мерзлой земле. Скоро он и сам научится держаться на тонких ножках и спать, пока не потеплеет, стоя, как все якутские лошади. Молодняк быстро набирает вес: за полгода до 200 килограммов — половина взрослой лошади. Осенью вольная жизнь на короткое время заканчивается — на отлов выезжают коневоды, вооруженные длинными палками с петлей.

Еще попробуй лошадь поймать! Ведь она — животное территориальное: постоянный участок одного косяка (небольшого табуна из вожака, семи-девяти кобылиц и жеребят) занимает от 25 до 30 квадратных километров. «Когда приходит время отделять жеребят, ищем косяки по следам. Если следы замело, приходится иногда по десять дней разыскивать», — говорит коневод Григорий Охлопков с базы «Дайар-1» в Хомустахском наслеге (районе) Намского улуса. Мороз якутской лошади не страшен, хищник тоже. Гривастый, длиннохвостый вожак и за себя, и за свой косяк постоит. Не каждый матерый волк с ним в схватку вступить решится. А молодой, неопытный, бывало, получит копытом в широкий лоб и больше не полезет, если, конечно, вообще жив останется. Только стаей изголодавшие к концу зимы волки нападают на лесных лошадей. И то обычный годовой урон от серых хищников не превышает четырех кобыл на 80 голов — таково хозяйство одного коневода.

В Якутии существует легенда, вполне правдоподобная, что лошади сами пришли к человеку, спасаясь в дыму костров от мошки, мокрецов и оводов.

Между собой жеребцы бьются жестоко: на кону целый косяк! Впиваются друг в друга зубами до крови; летят куски шкуры. Кобылицы, которые смирные, уходят с победителем. А те, что с норовом, могут и с побежденным вожаком остаться, и к третьему уйти. Правда, и жеребцы попадаются разные: иной такую приблудницу гонит, словно соперника…

Вереница мохнатых лошадок протискивается сквозь непролазные переплетения заснеженного тальника (ивовый кустарник), отыскивает подходящую прогалину — летом здесь было озеро, болото или алас (сугубо якутское явление — результат лесного пожара на вечной мерзлоте). Косяк выстраивается головами к тальнику, крупами — к открытому месту и начинает мерно… пощипывать травку. Лошадь кромкой переднего копыта разбивает наст до самой земли и подгребает снег под себя: под снегом сохранились стебли осоки, других диких злаков. Вот и корм. Осенью на такой диете лошадь отъедается лучше, чем летом, когда на тайгу обрушиваются мириады мошки, мокрецов и оводов. В Якутии существует легенда, вполне правдоподобная, что лошади сами пришли к человеку, спасаясь в дыму костров от кусачих тварей. Для питья зимой лошади годится и снег: набрать его немножко в рот губами, подождать пока растает и проглотить. Если попадается неглубокая полынья или наледь, можно воды и впрок напиться: осторожно, через губу, очень мелкими глотками лошадь выцеживает ледяную влагу. Затем греет ее за зубами и медленно проглатывает. И так много-много раз.

В XVIII веке лошадиных пород в Якутии стало больше: для создания 35 почтовых станций Иркутско-Якутского тракта в 1772—1773 годах по указу императрицы Екатерины II из центральных губерний России сюда с лошадьми были направлены 33 крестьянские семьи. По сути, сосланы на 25 лет: их отбирали из крепостных, ослушавшихся своих господ. Покидать станции им не дозволялось. До сих пор по левому берегу Лены стоят крепкие избы и баньки государевых ямщиков. Тоже памятники лошадиной цивилизации: без лошадиной почты 2731-верстная (2895 километров) транспортная артерия никогда не ожила бы. Почта ходила строго по расписанию, даже 5 февраля 1891 года, когда столбик термометра в Якутске не просто упал, а выпал, за отсутствием отметки -64,5°С, почтовый возок отбыл в положенный час. «Какое развлечение на таком длинном переезде? — вспоминал писатель Иван Гончаров, возвращавшийся в 1854 году через эти места после кругосветки на фрегате «Паллада». — Приедешь на станцию: «Скорей, скорей, дай кусочек вина и кружок щей». Все это заморожено и везется в твердом виде». Даже летом кушанья подавались так же, ведь хранились в амбарчиках-ледниках, установленных на выходах вечной мерзлоты. «Вот этот срублен моими предками 150 лет назад, — говорит потомок ямщицкой фамилии Добрянцевых Анатолий, первый заместитель министра охраны природы Республики Саха (Якутия), показывая на замшелый сруб из лиственничных бревен на пригорке у бывшей станции Жура. — До сих пор работает».

…Когда у черного быка отпадает первый рог, начинает светать. Когда черный бык теряет второй рог, наступает весна. А затем черного быка изгоняет белая лошадь, и приходит лето.

www.nat-geo.ru

Поход по алтайской тайге.

День 1

Встреча участников в г.Бийске (г.Горно-Алтайске). Трансфер до базы в поселке Эдиган.

День 2

Утром завтракаем, собираем рюкзаки и вперед. Сегодня нам предстоит подойти под перевал Таманел.

День 3

Поднимаемся на перевал Таманел (высота 2090м).С превала спускаемся к истокам р.Чемал и идем к реке Тогусколь.

День 4

Подъем на перевал Сойгонош (высота 2200м). С перевала можно увидеть гору Альбаган (2618м). Переход до слияния рек Ижема и Тюрдем.

День 5

Подъем на перевал Тюрдем (1915м). Далее спуск до слияния с р.Карасу.

День 6

Идем к перевалу Безымянный (1950м). Подъем на перевал относительно короткий и крутой. Спуск к реке Аксаазкан.

День 7

Вдоль реки Аксаазкан поднимается к перевалу Уйменский. С превала спускаемся к озеру Уймень.

День 8

Дневка на озере Уймень. В озере водится хариус. Для любителей рыбалки это прсто подарок.

День 9

Поднимаемся к перевалу Карасаазкан (2200м). С перевала спускаемся к притоку р.Карасаазкан.

День 10

Поднимаемся на перевал Штатив (2400м). Это самый высокий перевал на маршруте. Спускаемся в долину правого притока р.Уйкараташ.

День 11

Поднимаемся на перевал Сынырлу. Перевал Сынырлу находится на водоразделе реки Сынырлу. Спуск с перевала пологий, перепад высот небольшой.

День 12

Сначала поднимаемся на перевал Чакрын, а затем не теряя высоты подходим под перевал Кызылташ (2203 м). Проходим перевал и спускаемся к реке.

День 13

Подъем на перевал Таныс. Это заключительный перевал на маршруте. Спуск по реке Ачелман в широкую долину реки Чулышман. И далее по грунтовой дороге до мыса Кырсай.

День 14

Либо на катере по Телецкому озеру приходим в поселок Артыбаш, затем на автомобиле приезжаем на базу у реки Катунь. Либо на автомобиле через перевал Кату-Ярык по Чуйскому тракту приезжаем на базу у реки Катунь.

День 15

Трансфер в г.Бийск (г.Горно-Алтайск).

altaism.ru

В тайге - На Охоте

Девственная тайга залегла на сотни верст в бассейнах рек Кондомы и Мрассы Кузнецкого и части Бийского районов.

Мерно ступают кони по узкой тропе.

Уже третий день идет наш маленький караван, состоящий кроме меня из проводника с двумя вьючными лошадьми.

Мы продвигаемся на противоположный край нашей обширной разведочной площади от Спасской резиденции на реке Кондоме до реки Лебедя для обследования ее и системы речек, в нее впадающих.

Безлюдье. За три дня пути только два раза встретили мы трех алтайцев, едущих по своим делам. Тропа^едва намечается, и буйная растительность тайги скрывает от глаз перспективу. Зонтичные растения, почти вровень с верховым, стеной встают по сторонам, местами труден путь: то мешают упавшие стволы умерших гигантов кедров, сваленных бурей поперек тропы, то вязнут на крутом подъеме копыта привычных коней, то зацепятся мягкие вьюки на повороте тропы за дерево. Тихо вокруг необычайно… Какая-то особенная, мертвая тишина встречает путника, впервые попавшего в тайгу. И только попривыкши, начнет улавливать ухо чуть слышные голоса тайги: свист рябчика вдали, стук дятла, шорох белки на ближайшем кедре; но звуки, как будто заглушенные громадой леса, редки и не громки.

Отчетливо раздается только звон ботал больших колокольцев, привязанных на шее вьючных. Эти боталы необходимы, чтобы легче было найти стреноженного коня, отпущенного на ночь в густые таежные травы.

Проводник Федор Почепнев, высокий и рябой охотник-промышленник, хорошо знающий тайгу и владеющий языком местных алтайцев, едет впереди, держа в поводу вьючных.

Он мне нравится своей серьезной деловитостью. находчивостью, открытым веселым характером и свободным обращением.Правда, Федор не прочь при случае загулять, и неодолимым соблазном служит для него крепкое медовое пиво гостеприимных таежных пасечников.

Хорошо думается под однообразный звон ботал. Но зевать не приходится: то вдруг прыгнет конь через сваленный ствол, то зацепит неожиданно низко склонившаяся ветка кедра. Верная бескурковая за плечами с пулей Вицлебена в левом стволе: с «хозяином тайги» — медведем — встречи нередки на таежных тропах.

Мой неизменный спутник в моих скитаниях, ирландец Джой, бежит сзади, изредка заходя на полянки и разбираясь в соблазнительных запахах и утренних набродах глухариных выводков. Много верст сделал он со мной по тайге и приучился не растрачивать зря сил в бешеном поиске, как делал это в начале наших путешествий.

Августовское солнце уже склоняется за вершины кедров и сосен, чувствую усталость от шестичасового пребывания в седле.

— Что, Михайлыч, пора, однако, привал делать — ишь место подходящее,— оборачивается Почепнев, как будто угадывая мои мысли.Место действительно чудесное: небольшая полянка, окаймленная с трех сторон стеной леса и омываемая с четвертой прозрачной говорливой горной реченькой.

Хорошо размять уставшие ноги, хорошо протянуться на брезенте, развьючив коней, закурить и, заложив руки за голову, глядеть вверх, в голубое небо, слушая резвые струйки быстро бегущей речки.

Навсегда запоминаются такие минуты и, как нечто драгоценное, заветное, пронесет их душа через шумный ряд годов и забот. Забудутся подробности, сотрутся в памяти названия, имена, но в больших городах, среди всех достижений культуры и техники запомнятся говорливые струи горных рек, смолистые запахи кедров и сосен, таежные травы и звон ботал вьючных коней.

Мой второй спутник, молодой техник Казанцев, лежит задумчиво у костра. Он не охотник, мои переживания чужды ему, но и он, видимо, отдался очарованию таежных сказок тихого вечера среди дикой природы.

— Что, хорошо, Иван Сергеевич? — спрашиваю его, и, мягко улыбаясь, отвечает он:

— Хорошо, очень хорошо…

Незаметно спустилась темная бархатная ночь, скоро взошла луна, осветив мягким таинственным светом вершины деревьев, трещал костер, рассыпая последние искры, доносился мягкий звон ботал стреноженных коней да бульканье неугомонных речных струек. Уставший Джой спал мирным сном. Долго еще лежал я, вдыхая ароматы трав, пока сон не поборол и меня.

С рассветом начались обычные суетливые сборы в путь: седлали и вьючили коней, собирали кошмы и весь несложный походный инвентарь. Через час уже снова мерно шагал по тропе наш небольшой караван. Августовское утро было достаточно свежо, в небе ни облачка, воздух тих и спокоен. Версту за верстой отмеривали мы обычным таежным ходким шагом. Путь лежал по долине речки Андабы, где лет 50 тому назад были большие работы. Огромные отвалы гальки и торфов уже успели покрыться растительностью— осинками, березником и сплошным ковром земляники, крыжовника и смородины. Эти отвалы были везде по всей долине, свидетельствуя об огромной работе, проделанной много лет назад, о сотнях тысячах кубов перевороченной земли упорными усилиями человека в погоне за золотыми крупинками, скрытыми под наносами… И сейчас вот мы трое в этой тайге едем за тем же, чтобы найти новые нетронутые места, где когда-нибудь снова человеческий труд будет добывать крупицы желтого металла, наворачивая горы отвалов, изменяя рельеф, отводя течение речек, устраивая канавы, вырубая леса.

Я глянул вниз и залюбовался: сплошной земляничник устилал землю, спелых ягод было столько, что поляна казалась покрытой зеленым бархатным ковром с вытканными на нем алыми узорами. Жалко было смотреть, как под копытами коней раздавливаются красные сочные ягоды.

Соблазнившись, сделали привал, тем более, что уже три часа ехали мы беспрерывно.— Подходящее место, Федьша,— обратился я к Почепневу,— кругом ягода, березняки, вода близко: глухари должны быть…

— Да уж где же и быть, как не здесь… Пошарь с собакой Михайлыч, найдешь наверное…

Усталости как не бывало. Я свистнул Джоя и двинулся. Умный пес, увидя ружье, сразу понял, что предстоит охота, и быстро заискал широким «челноком». Растительность была негустая и позволяла далеко видеть собаку. А утренних ранних набродов было, очевидно, много: то и дело останавливался Джой, внимательно обследуя траву.

Мы переходили с отвала на отвал. Солнышко, поднявшееся высоко, стало пригревать как следует. Искать в это время нужно ближе к реке, так как выводки после утренней сытной кормежки любят в жару укрыться в прохладном и тенистом месте в кустах у ручья.

Мы свернули в сторону по небольшому ключику, впадающему в речку’и бегущему в неширокой долине. Поиск Джоя стал осторожнее… что-то учуял… Вот сделал круг, медленно разбирается в свежих дразнящих запахах. Еще несколько минут — и, вытянув «перо», осторожными шагами повел к группе кустов смородины шагах в 30 от ключа… Сердце начинает постукивать… Еще шаг, другой, и ирландец замер в стойке; чувствовалось в его окаменевшей неподвижности, как налит напряжением страсти каждый мускул, каждый нерв Джоя.

Не выдержав стойки, с характерным квохтаньем, с шумом вырывается копалуха. Только чуть тронулся с места вежливый пес и продолжает стоять. Через мгновение справа и слева от собаки залопотало, захлопало — и два крупных глухаренка поднялись над зарослями.

Отпустив немного, бью дуплетом. Вижу сквозь дым выстрелов, как шлепаются мертво битые птицы.

После выстрелов сейчас же загремели в кустах еще два… Лихорадочно тороплюсь выбросить стреляные гильзы и вложить новые… И недаром: пятый глухаренок, запоздавший почему-то, поднялся в самый момент, когда я щелкнул затвором бескурковки, и потянул на чистине. Торопясь, мажу по нем из правого ствола и уже шагах в шестидесяти догоняю левым. Джой приносит убитых: двух петушков, уже вчерном пере и копалушку. Сетка сразу дает чувствовать полупудовым грузом. Возвращаемся к стану. Как всегда, одобрительными возгласами встречает нас Федор:

— Ну, с полем, Михайлыч! Пей, давай, чай, отдыхай, да и дальше ехать нужно.Так день за днем двигаемся мы по тайге, останавливаясь у речек, добывая рыбу, постреливая по пути глухарей и рябчиков, которых особенно хорошо умел подсвистывать Почепнев. Привольно дышалось в тайге, «гнуса» стало значительно меньше, и уже не так отравляли существование назойливые комары и оводы, как в жаркие июльские дни.

На третий день нашего путешествия произошла и памятная мне встреча c «хозяином тайги»— большим темно-бурым йедведем. Тропа вела нас на большую поляну, а с другой стороны навстречу нам шел он и остановился пораженный, как и мы, встречей. Нас разделяло не больше 40 шагов. Мой конь стал, как вкопанный, и только дрожал мелкой дрожью. Рука потянулась к двустволке, где в левом стволе всегда была пуля… Но зверь не стал ждать: рявкнув, он машистыми скачками бросился в сторону и скрылся; только треск сучьев отмечал бегство. Долго еще храпели и фыркали испуганные кони.

— Ишь, черная немочь, как удирает! — заругался Почепнев, успокаивая лошадей,— а не трогает зря человека, только его не трогай…

Слышь, Михайлыч, какой случай лонись был,— продолжал он, когда мы тронулись в путь,— вышли это шишковать алтаец с семьей — с женой да с двумя ребятами, и вот так же на тропе встретился с медведицей с двумя медвежатами. Ну, прямо вот носом к носу…

Ну известное дело, люди со страху ошалели, стоят ни живы, ни мертвы. А медвежонок один — болыненький уж был — подбежал к девчонке восьмилетней, да лапой, лапой ее задирать стал: играть видно захотел. Ну, девчонка в голос взревела… А матка-то, медведица, подошла, да как даст лапой детенышу по заднице: не озоруй, дескать не пужай зря людей… А потом в сторону с тропы свернула и детей увела… Так и не тронула никого.

И полились рассказы охотника про медвежьи обычаи…

— А вот еще видел я раз, как медведь играет,— продолжал Почепнев,— шел я как-то уж осенью по лесу, слышу — впереди шебаршит что-то да потрескивает. Ну, известное дело, осторожно стал вперед пробираться… И что ж ты думаешь?.. Вижу — медведь, не шибко большой, лежит на земле и передними лапами сгребает в кучу мусор: листья сухие, землю, сучки. Большую кучу нагреб… Что, думаю, дальше будет? А он, шайтан, лапу поднял правую, да как треснет изо всей силы по самой маковке кучи… Ну, известно, пыль, листья, сучки так и брызнули, а ему, лешему-то и любо: башку на бок наклонил, смотрит, словно ухмыляется А я с винтовкой был. Шагов в пятнадцати всего в башку ему пулю всадил, не шевельнулся…

И как-то неприятно кольнуло жестокое окончание рассказа охотника Так ясно представил я себе несложную, добродушную игру лесного свободного зверя, его веселую морду с узенькими глазками и предсмертный хрип его, пораженного в разгаре нехитрой забавы…

— А то еще любит зверь, когда расщепленную лесину найдет. Оттянет, сколько силы хватит щепу( и отпустит сразу: задребезжит она, а он слушает, ровно музыку, — любо ему…

В этих рассказах незаметно продвигались мы вперед.

На другой день к вечеру вышли к берегу реки Лебедя. Здесь мне предстояло пробыть не меньше двух недель, проверить работающую разведочную партию и организовать новую, поисковую. Здесь же мне пришлось встретиться с моим первым медведем в боевой обстановке охоты и притом на следующую же ночь по приезде на стан.

Через час мы были на стану, в палатке моего помощника, начальника разведочной партии.

Шли обычные разговоры о деле, о шурфах, о содержании золота, о результатах двухмесячной работы, намечали план на завтрашний день, и только когда далеко за полночь мы стали собираться на покой, Сергей обратился ко мне.

— Да, забыл тебе сказать: вчера медведь нашу корову задрал. Остались мы без молока, а помнишь сколько труда было затащить эту коровенку на разведку… И не ел ее, проклятый. Оттащил только в сторону да забросал немного сучьями. Место удобное, можно бы покараулить. Да и ночи подходящие, светлые…

Эта весть наполнила меня радостью, признаюсь, довольно эгоистической, так как потеря коровы для лагеря была ощутимым лишением.

Весь следующий день прошел в осмотре работ, в хлопотах по организации новой партии во главе с Казанцевым, но мне все-таки удалось осмотреть место, где лежала жертва медведя. Он задрал ее на поляне и оттащил тушу шагов на 50 к лесу.

Место, правда, было очень хорошее.

Вблизи туши стояла группа сосен, где я распорядился на нижних ветвях перебросить две доски для сиденья.

Корова была уже начата, видимо, в эту ночь, но вновь заложена валежником.

С закатом солнца я был уже на месте и с помощью Почепнева влез на дерево и засел на своем лабазе.

— Ну, Михайлыч, мотри, не сплошай, обязательно зверь должен прийти, если уж начал тушу,— напутствовал меня Федор.

Понемногу спускалась ночь, затихли голоса тайги. Неподвижно, не шевелясь, не куря, сидел я на своем посту. Плыли минуты за минутами, стало совсем темно.

И так ясно ловит насторожившийся слух все шорохи и шелесты… Глаз еще различает темную массу падали в 10 шагах.

— Хорошо, что луна скоро взойдет, виднее будет,— подумал я, а сам прислушиваюсь, не хрустнет ли где ветка под ногой приближающегося зверя. Но все тихо кругом, только шуршат под деревом перебегающие мыши, да бурундуки собирают орехи для зимних запасов.

Вот и луна показалась.

Хорошо стало кругом, какими-то таинственными кажутся стоящие вдали кедры, словно живые существа, протягивающие свои мохнатые руки-ветви. А ноги затекли от неудобного сиденья в одной неподвижной позе. Сколько времени прошло, наверное, часа три уж сижу… Захотелось курить, двигаться, и все сильнее становится уверенность, что зверь не придет в эту ночь.

И вдруг совсем неожиданно я увидел его. Он подошел неслышно и шагах в 150 от меня резко выделился темным силуэтом на опушке леса. Я вижу его поднятую кверху морду, чутко прислушивающуюся… Как медленно тянутся минуты. Рука сжимает шейку двустволки, заранее направленной в сторону лежащей коровы.Удостоверившись, что все спокойно, медведь направился к корове. И здесь я увидел, как легко и неслышно ступает этот грузный зверь, которого мы привыкли считать неуклюжим. В родной, свободной обстановке движения зверя почти грациозны.

Еще несколько мягких неслышных шагов, и он у падали, ясно видна его лобастая голова. Решая стрелять в голову, расстояние близкое, бесшумно поднимаю ружье, тщательно выцеливаю, насколько позволяет неверный лунный свет,— и нажимаю гашетку. Вместе с громом выстрела, как-то особенно сильно прозвучавшим в ночной тишине, слышу короткий хриплый рев — и все стихло. Едва рассеялся дым, глаз различает уже темную тушу неподвижно лежащего зверя.

Осторожно слезаю с дерева и с ружьем наготове подхожу к лежащему зверю… Мертв… Скорее домой… С первыми лучами рассвета приехали мы с Почепневым и с рабочими на телеге. Крупный темно-бурый медведь лежал на боку, вытянув передние лапы.

Пуля Вицлебена угодила около уха и буквально разнесла череп. Очевидно, смерть зверя была мгновенной.

Дружными усилиями взваливаем тушу на телегу, причем немало пришлось повозиться е храпевшей и упирающейся лошадью, учуявшей запах зверя.

Пользуясь тем, что на стану были большие весы для приемки мяса, взвесили зверя целиком. Он вытянул 13,5 пуда, а снятая шкура оказалась семнадцать четвертей.

Сала вынули больше 2 пудов.

 

Д. Белоусов «Охота и охотничье хозяйство» №7, 1957.

naoxote.com


Foliant31 | Все права защищены © 2018 | Карта сайта