Белгород выбрать город
Выберите город

День 8881-й. 20 апреля 1947 года. «Сценка на лошади». Никулин на лошади в цирке


День 8881-й. 20 апреля 1947 года. «Сценка на лошади». Юрий Никулин

День 8881-й. 20 апреля 1947 года. «Сценка на лошади»

ВМосковском цирке шло представление. После выступления конюшни Бориса Манжелли в амфитеатре появился клоун Карандаш и пошел вниз по лестнице к манежу. По ходу дела он увидел в публике толстую краснощекую девчонку, показал на нее пальцем и прокричал инспектору манежа Буше: «Александр Борисович, Кукарача пришла!» Намек на популярный американский фильм 1934 года «Кукарача», песню из которого все напевали даже после войны. Шутку в публике приняли — засмеялись.

В седьмом ряду у самого прохода сидели два парня. Один из них хотел незаметно подставить клоуну ножку. Карандаш вовремя заметил эту хулиганскую попытку и в ответ резко надвинул парню кепку на глаза, а потом закричал, снова обращаясь к Буше:

— Александр Борисович, тут ребята пришли! Просят, чтобы я их чему-нибудь научил!

— Ну, правильно, Карандаш, — ответил ему Буше. — Надо передавать молодежи свой опыт.

И Карандаш чуть ли не насильно потащил этих парней с их мест на манеж: одного, маленького, в телогрейке и кепочке, все время улыбающегося, и другого, длинного, тощего, сутулого, одетого в старое кожаное пальто, висевшее на нем, как на вешалке, в сапогах и надетой набекрень морской фуражке. Длинный смущался и все время пытался улизнуть с манежа. Карандаш его удерживал. Вдруг из первого ряда поднялся подвыпивший пожилой гражданин в очках и довольно бойко перелез через барьер. Карандаш, казалось, немного растерялся.

— Что, тоже учиться? — спросил он гражданина.

Тот кивнул и подошел к стоящим посреди манежа парням. Зал был заинтригован: чему же будет учить этих троих Карандаш? А он, поздоровавшись с ними за руку, стал проводить шуточный медосмотр. Пожилого человека в очках заставил несколько раз присесть, затем послушал у него пульс и пощелкал себя пальцами по горлу, как бы спрашивая: не выпиваешь ли? Тот вместо ответа полез к Карандашу обниматься.

— Нет, этот не годится! — сказал Карандаш и отправил мужчину на его место.

После этого он начал осматривать двух парней: пощупал бицепсы у маленького — остался доволен, а потом долго искал мускулы у длинного, пытаясь прощупать их через рукава кожаного пальто. Затем, заставив ребят снять пальто и телогрейку скомандовал:

— Давайте лошадь!

На манеж вывели одну из лошадей Манжелли.

— Сейчас будем учиться верховой езде! — объявил Карандаш. Он хотел, чтобы молодые люди проехались верхом на лошади.

И тут началось! Карандаш помогал парням взбираться на лошадь. Делали они это с непривычки неуклюже, и всем зрителям смотреть на их потуги было очень смешно. Первым сесть на лошадь попробовал маленький, но Карандаш так его подталкивал, что тот несколько раз перелетал через лошадь и падал на барьер. Долговязый парень, увидев, в какую переделку уже попал его товарищ, снова попытался сбежать, но его вовремя схватили за рукав и не отпустили. Дали в руки лонжу, но длинный, не зная, что с ней делать, попытался надеть пояс на шею. Униформист его поправил и надел пояс, куда полагается — на талию. В конце концов парней усадили на лошадей. Щелчок шамберьера — длинного хлыста в руках руководителя конного номера, и лошади побежали по кругу. Парни, не понимая, за что им держаться, прямо на ходу полетели с лошадей. А так как для страховки их прикрепили к лонжам, то, упав с лошади, они не свалились на пол, а беспомощно летали вокруг всего манежа, смешно роняя то вещи из карманов, то сапоги.

Тогда Карандаш решил сам показать свое мастерство. Он встал на лошадь, однако, когда та перешла на рысь, и его тоже стянула лонжа. Пролетая на лонже вокруг манежа, он сбил с ног обоих парней. Едва успев подняться, они стремительно убежали с арены. Зрители, глядя на этих растерянных ребят, на их беспомощные попытки выбраться из дурацкой ситуации, буквально валились с кресел от смеха. Вместе с ними над этой сценкой смеялись билетеры, музыканты из оркестра и дирижер, другие артисты цирка, стоящие в проходах. Билетерши, которые всегда лучше других знают, что понравилось публике, а что — нет, рассказывали, как, уходя из цирка, многие зрители говорили: «Ну и посмеялись сегодня. Надо же, как повезло. Такое не всегда увидишь! Каких обормотов Карандаш из публики вытащил. Бывают же такие!»

На самом деле, «обормоты из публики» были не кто иные, как студийцы Юра Никулин и Толя Барашкин, а за легкостью и естественностью исполнения ими сценки скрывался огромный труд.

А началось всё с того, что Карандаш — Михаил Николаевич Румянцев, уже известный к тому времени всей Москве, — обратился к художественному руководителю цирковой студии Федоровичу с просьбой дать ему двух студийцев для участия в клоунаде, которую он недавно придумал. Федорович разрешил ему взять тех, кто лучше подойдет. Выбор Карандаша пал на самого маленького Барашкина и долговязого Никулина. Карандаш пригласил их к себе в гардеробную и долго рассказывал о своей новой клоунаде. То есть о том, что Никулин с Барашкиным должны, как зрители, сидеть в публике, а он, Карандаш, после конного номера вытащит их на манеж и начнет учить верховой езде. Поскольку на лошади они ездить не умеют, то это неумение повлечет за собой ряд комических трюков — падений, потери вещей, растерянности и пр. Всё это должно быть смешно, в том и заключалась суть номера. А додумывать его и дорабатывать предстояло во время репетиций. Но прежде чем репетировать клоунаду, Михаил Николаевич велел ребятам начать всерьез учиться верховой езде: «Если не будете уметь ездить, разобьетесь на первом же представлении».

В течение трех недель Никулин и Барашкин ежедневно приходили в шесть часов утра в цирк и под руководством опытного дрессировщика лошадей Бориса Манжелли учились ездить верхом. К концу занятий они уже могли самостоятельно, стоя на лошади, сделать несколько кругов по манежу. Только после этого началась работа над клоунадой.

Из воспоминаний Юрия Никулина: «Репетируя "Сценку на лошади", я впервые испытал на себе, как трудно рождается клоунада, как тщательно она делается. Карандаш приходил на репетицию с листком бумаги в руках. Видимо, он заранее продумывал сценарий выступления, необходимые или возможные трюки, текст к ним и все это записывал. Все, что он придумывал, пробовалось по несколько раз. Я и мой напарник ощущали себя простыми пешками: стояли там, куда нас поставил Карандаш, по команде падали, по команде двигались. Все распоряжения выполняли, не обсуждая их. Однажды я сказал:

— Наверное, главное, Михаил Николаевич, чтобы публика не узнала, что мы артисты?

А Карандаш на это резко ответил:

— Вы еще не артисты. Главное, чтобы публика не узнала, что вы свои».

Месяца через полтора ежедневных репетиций «Сценку на лошади» решили показать на воскресном утреннике. С одной стороны, это настоящее выступление перед зрителями, а с другой — утренник — не такой ответственный спектакль, как вечернее представление.

Публика в «Сценке на лошади» не все приняла, но смеялась. Потом опять репетировали и решили показать «Сценку» уже на вечернем представлении. Так клоунада постепенно обрастала «мясом» — новыми трюками, сюжетными ходами, поворотами. То, что на публике не проходило, безжалостно отбрасывалось. От спектакля к спектаклю Никулин смелел и уже от себя предлагал вводить в номер кое-что новое. Некоторые из его предложений воплощались в жизнь. Юра продумал и свой образ. Он решил, что это будет хулиганистый молодой провинциал, случайно зашедший в цирк прямо с Центрального рынка, что рядом с цирком на Цветном бульваре. И костюм подобрал соответствующий — получилось смешно.

Во время первых спектаклей со «Сценкой на лошади» Юра по-настоящему волновался и непроизвольно вел себя так, как действительно вел бы себя человек, впервые вытащенный на манеж. Поэтому он и был так убедителен в своем образе. Свое состояние, первые ощущения, а вместе с ними и свои действия Юра запомнил и потом закрепил на репетициях. И зрители верили, что он из публики, а не цирковой. Так сразу же проявилась удивительная сторона дарования Никулина, которую потом отмечали многие кинорежиссеры и кинокритики: естественность, умение создавать жизненные, убедительные образы. Ведь неумеха-наездник не раз фигурировал на манеже в подсадке в разных номерах и до Никулина, и после. У некоторых подсадок трюки выходили подчас сильнее, лучше, но было видно, что проделывает их артист. А в Никулине никто из зрителей не мог заподозрить «своего» в цирке.

К концу сезона «Сценка на лошади» проходила так хорошо, что после нее стало труднее работать другим номерам. Тогда решили этой клоунадой заканчивать отделение. И вот однажды в антракте одного из представлений Никулина вызвали в кабинет директора цирка Николая Байкалова, где сидел сам Юрий Завадский. Завадский! От неожиданности Юра даже рот открыл. Он хорошо помнил, как родители с восторгом обсуждали каждое посещение театра-студии Завадского. Спектакли «Вольпоне», «Ученик дьявола», «Волки и овцы», «Школа неплательщиков», которые он ставил и в которых сам играл, восхищали всю Москву. Лидия Ивановна бережно хранила в альбоме фотографию Юрия Завадского с автографом. А тут он сам — высокий, благородный, в профессорских очках. Он протянул руку Юре и сказал:

— Спасибо вам за доставленное удовольствие! Мне вы понравились. Должен вам сказать — если вы будете работать над собой, из вас получится хороший актер.

Оказалось, что Завадский, когда в первый раз увидел «Сценку на лошади», никак не мог понять, кто же эти двое, которых Карандаш вытащил из публики. Поверить, что это обычные зрители, он не мог. Но они настолько органично выглядели в роли приезжих, случайно попавших в переделку, так натурально демонстрировали растерянность, что Завадский засомневался — подсадки ли они? И тогда режиссер снова пришел на представление. Увидел, как из зала поднимаются те же самые парни, и только тогда понял: это артисты.

То же самое случилось полтора года спустя, когда в цирк, чтобы отобрать конные номера для съемок своего нового фильма «Смелые люди», пришел известный режиссер Константин Юдин. Все знали его, можно сказать, культовые фильмы —

«Сердца четырех», «Девушка с характером», «Близнецы», — многие фразы из которых разошлись на цитаты. Юдин сидел в зале, смотрел всю программу и во время «Сценки на лошади» смеялся до слез. А через три недели он с кем-то из своих ассистентов снова пришел в цирк и, увидев Никулина, встающего со своего места и направляющегося на арену к Карандашу, удивленно спросил:

— Позвольте, значит, это артисты выходят из публики? Ему объяснили, что это подсадка, обычная в цирке вещь.

И тогда Юдин потребовал познакомить его с этим высоким парнем. «Его обязательно нужно снимать в кино», — сказал он, сразу перечеркивая ту, другую фразу — «для кино вы не годитесь».

Когда Константина Константиновича привели за кулисы, Никулин уже ушел домой и знакомства не получилось. А через два дня дома зазвонил телефон — звонил ассистент Юдина Георгий Натансон, который пригласил Юру приехать на «Мосфильм» на кинопробы в картину «Смелые люди» на эпизод с трусливым немцем. Из воспоминаний Юрия Никулина: «От неожиданности я замер и, конечно, с радостью согласился. Мне велели на следующий же день прийти на студию.

В костюмерную "Мосфильма" меня провожала миловидная девушка. Пройдя несколько коридоров, переходов, бесконечных лестниц, минуя какие-то тупички, я сказал:

— Здесь можно заблудиться.

— Конечно, можно. У нас на "Мосфильме" есть места, куда не ступала нога человека, — спокойно ответила девушка.

И я ей поверил. В костюмерной выбрали для меня немецкую форму. Я оделся и пошел в фотоцех, где снялся в нескольких позах. С Натансоном мы условились, что он позвонит мне и вызовет на репетицию».

Но прошел месяц, а никто не позвонил. Тогда Юра сам позвонил Георгию Натансону, напомнил о себе. Ему ответили, чтобы ждал, так как идет работа, режиссер подбирает актеров на другие эпизоды. «Ждите и не волнуйтесь, мы вам позвоним». Потом, спустя еще пару недель, сказали, что эпизода с немцем вовсе не будет в картине. А потом, увидев этот фильм на экране, Юра понял, что эпизод с трусливым немцем оставили… но дали сыграть другому актеру.

Так с кинематографом у Никулина по-прежнему ничего не складывалось, но он все равно мечтал когда-нибудь сняться в кино. Поэтому когда в цирк пришли с киностудии и пригласили всех желающих участвовать в массовке, он был в первых рядах тех, кто записался. На этот раз снимался фильм о цирке и режиссеру требовались для массовки «зрители», которые смеется во время представления. На съемках всех пришедших усадили в зал и велели по команде смеяться. После первого дубля ассистент режиссера, обратившись к Юре, сказал:

— Товарищ, вы плохо смеетесь, ненатурально.

Сняли второй дубль. Юра старался смеяться как можно натуральнее. Но режиссера снова что-то не устроило, и Никулина попросили со съемок уйти. А через некоторое время в цирк снова пришли с киностудии и пригласили желающих принять участие в съемках фильма «Русский вопрос» Михаила Ромма. Юра пошел снова. Теперь надо было вместе со всеми изображать бегущую толпу. Как выяснилось позже, это были бегущие куда-то — очевидно, от ужасов капитализма — американцы. Некоторым участникам массовки выдали береты и шляпы, Юра же оставался в своей кепке. Когда фильм «Русский вопрос» вышел на экраны, Никулин несколько раз ходил в кино смотреть эту картину, всё искал себя в толпе, но так и не увидел…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Как Юрий Никулин удачно женился, попав под лошадь

Цирковое искусство невозможно представить без Юрия Никулина, народного артиста СССР, директора Московского цирка на Цветном бульваре. Великий клоун запомнился благодаря сольным номерам и в партнерстве с Карандашом, Михаилом Шуйдиным. Каждая сценка – это мини-спектакль, сыгранный на одном дыхании.

Киноискусство тоже может претендовать на изрядную долю популярности знаменитого артиста, который воплотил на экране целый ряд ярких образов. Мастер предстает и в комедийных ролях, и в драматических, что указывает на его многогранный талант.

© Великий и смешной (2016) / Телекомпания «Останкино»

Наследственный юмор

Умение рассмешить людей Юрию Никулину передалось от отца – Владимира Андреевича, который увлекался театром, писал сценарии для эстрады и цирка. Его жена, Лидия Ивановна, была актрисой. В Демидове (Смоленская область), где родился Юра, глава семьи создал передвижной театр, сочинял для него репертуар. В 1925 году семья переехала в Москву, где мальчик, помимо школьных занятий, начал посещать драмкружок, организованный его отцом.

Едва окончив среднюю школу в 1939 году, Никулин-младший был призван в армию. Шла советско-финская война, поэтому новобранец очутился на фронте под Ленинградом. Здесь же его застало известие о начале Великой Отечественной войны. В гимнастерке и сапогах он прослужил до весны 1946 года с перерывом на лечение в госпиталях из-за воспаления легких и контузии в результате авианалета. Вернулся домой с тремя медалями.

В мирной жизни бывшему зенитчику хотелось сниматься в кино, поэтому он подал документы во ВГИК. Но там его не приняли. Тогда Юрий стал пробоваться во все творческие вузы столицы. Увы, на приемных экзаменах никто не рассмотрел в долговязом нескладном парне будущую звезду. Неунывающий абитуриент вспомнил о том, как мечтал в детстве быть клоуном, и направился в сторону Московского цирка. Его приняли в студию разговорных жанров. Пророческим оказалось замечание учительницы в школьном дневнике: «Вел себя как клоун!».

© Фантазеры (1965) / Киностудия имени М.Горького

Легендарный Карандаш заприметил молодого талантливого студента и взял к себе в клоунскую группу. Вскоре Юрий Никулин стал ассистировать ему в номерах. Выходы были веселые, вызывали у зрителей смех. Через два с половиной года он начал подумывать о своей карьере. Вместе с Михаилом Шуйдиным, еще одним стажером Карандаша, они создали дуэт, с которым успешно выступали долгое время.

Благодаря лошади

С цирком связана и семейная история. В одном из номеров Карандаш приглашал из зала желающего покататься на лошадке. Роль «подсадного» исполнял Юрий Никулин. Во время попытки сесть на лошадь ассистент попал под ее копыта. Травмы были достаточно серьезные, поэтому его госпитализировали. Навестить молодого артиста пришла Татьяна Покровская, студентка ветеринарной академии, которая помогала Карандашу в работе с животным. «Я чувствовала себя виноватой, что лошадь взбунтовалась и покалечила ассистента», – расскажет потом Татьяна. Дружба молодых людей вскоре переросла в романтические отношения, дошло дело до свадьбы. Никулины были неразлучны с 1949 года по 1997-ой, когда Юрий Владимирович ушел из жизни.

Со временем жена обучилась цирковому искусству, занималась дрессировкой животных, ассистировала мужу в номерах. Вместе они долго проработали в цирке на Цветном бульваре. Татьяна была верной помощницей и в домашних делах, и в профессиональных.

В 1956 году в семье Никулиных родился сын Максим. Цирковую династию продолжать не захотел. Решил податься в журналисты, поступил в МГУ. Долгое время работал на центральном телевидении, вел свои программы. Но судьба таки вернула его к семейным традициям: после смерти отца возникла необходимость возглавить цирк его имени на Цветном бульваре. Максим Юрьевич взял на себя все административные обязанности. Сейчас продолжает ими заниматься как генеральный директор, художественный руководитель. Вместе с ним работают два сына – Максим и Юрий.

© Самогонщики (1961) / Мосфильм

Веселого, открытого, искреннего Юрия Никулина невозможно было не любить. Безотказный и добрый, он охотно и много помогал людям, откликался на их просьбы. Его жене приходилось порой нервничать, когда доходили слухи о каких-то интрижках мужа с актрисами. Злые языки поговаривали, что она из цирка-то ушла, чтобы не видеть и не слышать сплетен о похождениях руководителя цирка, а по совместительству ее мужа. В качестве любовниц называли Людмилу Гурченко, с которой он снимался в фильме «Девушка с гитарой», талантливую воздушную гимнастку Тамару Мусину и танцовщицу на лошади Гитану Леонтенко. Доказательств тому не было. Супруг исправно возвращался домой и от своей Танечки уходить ни к кому не собирался.

Кинозвезда

© Бриллиантовая рука (1968) / Мосфильм

Мечта Никулина сниматься в кино осуществилась, когда артисту было почти 40 лет. Все его роли – это яркие и глубокие образы, независимо от масштаба. Началось все с фильма «Девушка с гитарой», где клоуну предложили небольшую эпизодическую роль. Дебют оказался настолько удачным, что предложения от режиссеров стали поступать все чаще и чаще. Всенародную любовь принесли Никулину роли в комедиях Леонида Гайдая: «Пёс Барбос и необычный кросс», «Операция „Ы“ и другие приключения Шурика», «Бриллиантовая рука», «12 стульев». Прежде всего, актер запомнился по роли Балбеса из  великолепной троицы разгильдяев, попадающих в разные истории. Также были сыграны замечательные роли в картинах Эльдара Рязанова «Старики-разбойники», «Дайте жалобную книгу».

© Они сражались за родину (1976) / Мосфильм

К счастью, режиссеры рассмотрели и драматический талант актера. Серьезные роли получил в фильмах «Когда деревья были большими», «Ко мне, Мухтар», «Они сражались за родину», «Андрей Рублёв», «Чучело».

Юрий Никулин – мастер рассказывать анекдоты. В последние годы он вел на телевидении юмористическую передачу «Клуб «Белый попугай», где собиралась отличная компания артистов.

Его имя по праву внесено в список «Великих комиков мира» оксфордской «Энциклопедии кино». И хотя Юрия Владимировича нет с нами уже 20 лет, остались фильмы, передачи, цирковые записи, которые можно пересматривать, наслаждаясь игрой талантливого клоуна, киноактера, телеведущего.

fabiosa.ru

Юрий Никулин. «Цирк на Цветном»

Цирк - последнее прибежище чистого искусстваФрансуа Мориак

Юрий Владимирович Никулин многим запомнился не только как блистательный актер кино, но и как клоун – артист Московского цирка на Цветном бульваре, носящем теперь его имя.За что люди любят цирк? За атмосферу волшебства и чуда, за интересную творческую программу. Цирк дарит ощущение праздника, которое так помогает скрасить будни. Наверное, еще никто так ярко и увлекательно не писал о цирке, как это сделал Юрий Никулин.

Книга «Цирк на Цветном» была выпущена в память о Юрии Никулине. Предисловие книги написал Максим Никулин – сын Юрия Владимировича, нынешний директор цирка на Цветном. Книга содержит рисунки самого Юрия Никулина, фрагменты из его книги «Почти серьезно…», а также воспоминания  артистов цирка – клоунов, дрессировщиков, иллюзионистов, жонглеров, гимнастов и эквилибристов о любимом деле.

Юрий Никулин родился 18 декабря 1921 года в городе Демидове. В 1925 году семья Никулиных перебралась в Москву. Решение стать артистом зародилось у маленького Юры еще в детстве. В школьном сочинении за 7 класс он так и написал:«Зал сверкает в огнях. Слышится людской говор. Вот погас один ряд лампочек, за ним другой, служащие закрывают двери. Зал погружается во мрак. Настала тишина. Вспыхнули разноцветные прожектора, грянул веселую музыку оркестр, и плавно открылся занавес. Зритель переносится в далекие страны». В его планы вмешалась война. Юрий Никулин участвовал в Великой Отечественной войне, был демобилизован в мае 1946 года в звании старшего сержанта. За время войны был награжден медалями «За отвагу», «За оборону Ленинграда» и «За победу над Германией».

После войны у Юрия состоялся серьезный разговор с отцом – Владимиром Андреевичем. Юрий поделился своей мечтой – стать артистом. Отец посоветовал ему попробовать себя в цирке. Так Юрий и сделал – поступил в студию клоунады при Московском цирке на Цветном бульваре. Во время учебы Юрий Никулин познакомился с Борисом Романовым и Михаилом Шуйдиным – замечательными артистами цирка, с которыми совместно выступал на манеже.

Александр Александрович Федорович, художественный руководитель студии, всегда любил повторять своим артистам: «Бередите и развивайте свою фантазию». Ведь фантазия для клоуна – основа успеха. Для того чтобы вызывать искренний смех у публики, необходимо постоянно разрабатывать новые клоунады, оттачивать и совершенствовать свое мастерство.

Так как Юрий Никулин пришел в цирк достаточно поздно, то ему нелегко пришлось на уроках акробатики. Акробатика требует развитого тела, заниматься ею нужно с детства. Никулин же стал осваивать акробатические упражнения в 25 лет.«Тем не менее, я отличался прилежанием, и педагоги меня иногда даже ставили в пример и непременно добавляли:- Смотри, даже Никулин делает это хорошо, а ты?»

Навсегда запомнились Никулину изматывающие занятия по технике речи, которую преподавала артистка Московской эстрады Т. Мравина. В процессе занятий она заставила всех выучить наизусть пушкинского «Станционного смотрителя».«И с тех пор, часто даже проснувшись ночью, я вдруг неожиданно вспоминал: «Кто не проклинал станционных смотрителей, кто с ними не бранивался? Кто в минуту гнева…» И так довольно большой кусок».

Очень помогла молодому артисту школа мастерства, которую преподал знаменитый клоун «Карандаш» (Михаил Николаевич Румянцев). Закончив студию, Юрий Никулин продолжал приходить на репетиции, и как-то его вместе с Борисом Романовым заметил Карандаш и попросил зайти к нему. Он пригласил ребят на гастроли по Сибири, и те с радостью согласились.

Карандаша многие из артистов за глаза называли «Папа». Железная дисциплина сочеталась у него с отеческим отношением к коллективу. Скупой на похвалу, он хвалил ребят только одной фразой: «Сегодня делали все правильно». После каждого спектакля Карандаш прямо в гардеробной, не рагримировываясь, проводил разбор работы. Ученики, как правило, тихо стояли в уголке и внимательно слушали. За Карандашом ходили, как цыплята за наседкой. Он любил иной раз, показывая на Куксо, Брайма и Шуйдина, сказать кому-нибудь с гордостью:«- А это вот мои ученики».

Одним из выдающихся учеников Карандаша был Михаил Шуйдин – бывший танкист. Михаил Шуйдин в дальнейшем на долгие годы стал верным компаньоном Юрия Никулина в выступлениях на цирковой арене. Шуйдин и Никулин быстро стали почетными «коверными» клоунами – универсальными артистами, которые владели приемами акробатики, гимнастики, жонглирования, эквилибристики. Их дуэт приобрел большую популярность – у каждого был свой особый образ и техника. Юрий Никулин и Михаил Шуйдин провели на манеже вместе 30 лет. Они гастролировали по всему Советскому Союзу, выступали в 16 странах мира.

Гастроли шли за гастролями, 18 декабря 1949 года Юрию исполнилось уже 28 лет. На его день рождения пришли Борис Романов и Миша Шуйдин с женами. Один лишь Никулин сидел за столом холостым. О женитьбе он и не думал, но скоро и к нему пришла любовь. Он познакомился с Танюшей – Татьяной Николаевной Покровской, спутницей всей жизни. Таня тоже с детства мечтала стать артисткой. Она была опытной наездницей и помогала объезжать одну из цирковых лошадок. Никулин пригласил Таню на представление – он был задействован в сложном номере «Сценки на лошади». К несчастью, на глазах у Тани произошел несчастный случай – Юрий случайно попал под ноги скачущей лошади, которую не сумели остановить. Все вокруг растерялись, и только Карандаш, рискуя жизнью, бросился на помощь и вытащил Юрия из-под копыт лошади. Таня увидела Юрия окровавленного, без сознания. Вызвали «Скорую», и дальше все развивалось «как в кино».

«- Алло, «Скорая»?- Да, «Скорая» слушает.- Приезжайте в цирк. Цветной бульвар, 13. Несчастный случай. Артист попал под лошадь. Потерял сознание.- Фамилия?- Никулин.- Имя, отчество?- Юрий Владимирович.- Ах! – раздалось в трубке».Оказывается, вызов принимала мама Юрия Никулина – Лидия Ивановна. В больнице выяснилось, что у Никулина сломана ключица, были ссадины и ушибы. Танечка часто приходила навещать Никулина в больницу, их отношения окрепли. Прошло полгода, и они поженились. Позже Таня участвовала совместно с Юрием в клоунаде «Маленький Пьер».

В 1982 году Юрий Никулин стал директором своего любимого цирка на Цветном бульваре. На его плечи легли заботы по строительству нового здания цирка. Старое здание было построено еще в 1880 году. Первым директором цирка был дрессировщик Альберт Саламонский. Последнее представление в старом здании цирка было дано 13 августа 1985 года. Здание было снесено, а в 1987 году началось строительство нового помещения. До самой смерти в 1997 году Юрий Никулин жил заботами цирка, старался помочь всем, кто к нему обращался. Всего же в цирке на Цветном бульваре Юрий Владимирович проработал 50 лет.

На сегодняшний день директором цирка на Цветном бульваре является сын Юрия Никулина – Максим Никулин. Как говорит главный дирижер цирка Петр Драновский:«После смерти Юрия Владимировича коллектив выбрал директором Максима Юрьевича. Отношение дирекции к оркестру замечательное, обо всех наших нуждах, чаяниях, потребностях слышат. В нашем цирке вообще с большим почтением относятся к ветеранам, вне зависимости от того, в каком цеху они трудятся. Нам всегда говорят: сколько вы посчитаете нужным, столько и работайте, пока у вас хватает сил, здоровья или желания. Это очень приятно и не похоже на то, как ведут себя руководители в других организациях».

Дрессировщица тигров Карина Багдасарова вспоминает:«Мое знакомство с Юрием Владимировичем Никулиным состоялось, когда он уже был директором. Это был совершенно потрясающий, удивительный человек, который, в первую очередь, любил артистов и все делал для артистов. В цирке до сих пор сохранилась появившаяся при нем традиция открытых дверей. У нас все руководители, все начальство всегда с открытыми дверями. В цирке такая дружественная, мягкая и добрая атмосфера, какой я больше нигде не видела. Она была заложена и сохранилась до сих пор благодаря Юрию Владимировичу».

Юрий Никулин не зря говорил:«Когда узнаешь цирк, то не сможешь его не полюбить. Я так подробно говорю о чувствах, об отношении к цирку, чтобы можно было понять, что же такое работа в цирке. Что заставляет людей всю свою жизнь связывать с манежем».

Сегодня Московский цирк Никулина на Цветном бульваре продолжает работать в лучших традициях циркового искусства. Пожелаем всем артистам успехов и отзывчивой публики!

Резник Марина Васильевна,главный библиотекарь отдела городского абонемента

kraevushka.livejournal.com

Юрий Никулин на арене цирка: dubikvit

Еще на войне Юрий Никулин думал о том, чем будет заниматься в мирной жизни, и когда пришел с фронта, решил поступать во ВГИК, однако получил отказ, так как комиссия нашла его недостаточно красивым для кино. То же самое произошло и в театральных вузах. Никулин все лето поступал во все подряд театральные училища и институты, но его никуда не приняли, поскольку комиссии не обнаруживали в нем актерских способностей.

У Юрия Никулина была еще и другая страсть. Он очень любил цирк и еще в детстве мечтал стать клоуном.

В своей книге "Почти серьезно" Никулин вспоминает свое первое посещение цирка куда его в пятилетнем возрасте привел отец.

Он пишет: "Мне настолько понравилось в цирке и так запомнились клоуны, что захотелось, как и многим детям, во что бы то ни стало стать клоуном.

Из ситца с желтыми и красными цветами мама сшила мне клоунский костюм. Из гофрированной бумаги сделала воротник-жабо, из картона - маленькую шапочку с кисточкой, на тапочки пришила помпоны.

В таком виде я пошел в гости к одной девочке из нашего двора, у которой устраивали костюмированный вечер.

Кто-то из ребят оделся врачом, кто-то изображал подснежник, одна девочка пришла в пачке и танцевала.

А я - клоун и понял, что должен всех смешить.

Вспомнив, что, когда клоуны в цирке падали, это вызывало смех у зрителей, я, как только вошел в комнату, тут же грохнулся на пол. Но никто не засмеялся.

Я встал и снова упал. Довольно больно ударился (не знал я тогда, что падать тоже надо умеючи), но, преодолев боль, снова поднялся и опять грохнулся на пол. Падал и все ждал смеха.

Но никто не смеялся. Только одна женщина спросила маму; "Он у вас что, припадочный?"

На другой день у меня болела спина, шея, руки, и первый раз я на собственном опыте понял - быть клоуном непросто".

Вспомнив свою детскую мечту, Юрий Никулин решил еще раз попытать счастья и пришел в студию разговорных жанров при Московском цирке.

Там ему улыбнулась удача: его приняли и после окончания студии в 1950 году он начал работать клоуном в Московском цирке.

Сначала Никулин входил в группу клоунов под руководством знаменитого Карандаша, а затем начал работать самостоятельно.

Вместе с Михаилом Шуйдиным они создавали замечательные жанровые сценки.

Тогда и стали известны знаменитые ботинки Никулина, "всего лишь" на несколько размеров больше, чем его собственная обувь, и полосатые брюки, явно короче, чем носили обычно.

При этом он всегда был нарочито интеллигентен и неизменно выходил на эстраду в пиджаке, белой рубашке и галстуке.

За свою долгую жизнь на арене Юрий Никулин создал множество неповторимых реприз, скетчей и пантомим, из которых самыми памятными и дорогими для артиста стали "Маленький Пьер", Пипо и миллионер в цирковых представлениях "Карнавал на Кубе" и "Трубка мира", Бармалей в новогоднем детском представлении и другие.

В 1981 году он простился с манежем, но не с цирком, которому отдал 50 лет.

В 1982 году Юрий Владимирович Никулин стал главным режиссером Московского цирка на Цветном бульваре, а с 1984 года - его директором.

По материалам сайта www.peoples.ru

Смотрите также:

dubikvit.livejournal.com

Читать книгу Цирк на Цветном Юрия Никулина : онлайн чтение

Текущая страница: 33 (всего у книги 33 страниц) [доступный отрывок для чтения: 22 страниц]

Иллюстрации
* * *

Никулины Лидия Ивановна и Владимир Андреевич

Домашний спектакль

Юрий в школе №16

На фронте

С детства Татьяна мечтала стать артисткой

«Он клоун в цирке», – рассказала Таня о Юре своим родственникам

Карандаш пригласил Юрия Никулина в свои клоунады и репризы

В юности Татьяна увлекалась конным спортом

Юрий в клоунаде Карандаша «Сценка на лошади»

Реприза «Маленький Пьер». Юрий Никулин, Михаил Шуйдин и Таня, которая с этой роли стала артисткой цирка

Юрий Никулин в иллюзионном номере Э.Т. Кио

Пантомима «Карнавал на Кубе»

«Для того, чтобы смеялись, мы и выходим на манеж»

Репризы «Стрельба бантиками»…

…«Розы и шипы»

«Факиры»

«Вода»

Номер с поющими собачками

Репризы Никулина и Шуйдина всегда вызывали смех и овации

«Увеличитель»

«Лошадки»

«Бревно»

Юрий Никулин и Михаил Шуйдин провели на манеже вместе 30 лет

Поздравить любимого артиста и друга с днем рождения приезжали в цирк на Цветной:

Георгий Вицин и Евгений Моргунов

Виталий Соломин, Александра Пахмутова и Николай Добронравов

Юбилей в Клубе «Белый попугай»

Наталья Дурова

История Цирка на Цветном бульваре началась в 1880 году

Его открыл дрессировщик Альберт Саламонский

Артисты и сотрудники цирка на Цветном бульваре после финального спектакля 13 августа 1985 года. И затем…

…старый цирк был снесен

В 1987 году началось строительство нового здания

Максим Никулин – генеральный директор

Его помощники – сыновья Юрий и Максим

Елена Зайка со своими кумирами.

Оксана Дружинина

Юлия Сикорская

Александр Хайлаков

Константин Стукалов

Юрий Халявин

Завен Мартиросян и Александр Ходаков

Андрей Щелоков

* * *

Парад артистов

Шпрехшталмейстер Борис Федотов

Роман Маркин, Игорь Бойцов, Сергей Кузнецов, Эльмира и Нина Земсковы

Нина Земскова и Андрей Катков

Алихан Алиханов и его труппа

 Анастасия Погорелова Дмитрий Дубынин

Светлана и Антон Марковы

Асият Агаева

Екатерина и Сергей Рубцовы

Бэлла и Дмитрий Шиндровы

Екатерина и Вячеслав Мамуковы

Екатерина и Максим Рубцовы

Дмитрий Чернов

Елена Дрогалева и ее джентльмены

Ольга и Виктор Кудрявцевы

Портрет работы Елены Сапожковой (Зайка)

* * *

Портрет работы Елены Сапожковой (Зайка)

Валентина Щетинина в акробатическом номере «Па-де-труа»

Елена Павлович

Кремгильда

Кремгильда и Георгий Агароновы

Виктор Феррони

Павел Яблочков

Виктория Хиль и Николай Спира

Карина и Артур Багдасаровы

Белла и Алекс Шерр

«Акробаты на дорожке» под управлением Сергея Рубцова

Екатерина Рубцова и Дмитрий Ефремкин

Анастасия и Андрей Дементьевы-Корниловы

Эльмира Земскова

Анна Володько

Оркестр под управлением Петра Драновского

Униформа (второй слева – Борис Безднин) и инспектор манежа Наталья Жигалова

До новых встреч, друзья!

iknigi.net

Иева Пожарская - Юрий Никулин

Никулина и Шуйдина директор Венецианов в ту первую их встречу обстоятельно расспрашивал об имеющихся в их клоунском багаже репризах - "Насос", "Стрельба бантиками", "Веселые рыболовы", "В старом цирке", "Наболевший вопрос"… Говорили о сценических характерах обоих клоунов. Венецианов уже давно следил за ними, знал, что в этом дуэте клоуны работают не так, как все - то есть один не просто подыгрывает другому, не просто как бы "подает" его. Нет, тут оба клоуна, Никулин и Шуйдин, абсолютно равноправны на манеже, а образы, которые они создают, дополняют один другого. Если у Никулина преобладающая черта образа - флегматичность, то Шуйдин, наоборот, энергичен. Никулин всегда появляется на манеже с растерянным видом, будто случайно забрел сюда. А напористый Шуйдин выводит его из оцепенения, его поступки служат толчком к началу действий, к столкновению характеров, к остроте ситуации. Обсуждая с клоунами будущую работу, Венецианов, который хотел, чтобы репертуар артистов расширялся, сказал:

- А вы бы в музей сходили. Там, если покопаться, можно кое-что разыскать или хотя бы какую-нибудь зацепочку найти.

В Ленинградском цирке находился единственный в Советском Союзе, да и во всем мире, Музей циркового искусства. Целый день перебирал там Никулин пачки фотографий, десятки книг, рукописи, афиши, программки. Но, увы, ничего полезного для своей работы не нашел. Обратил внимание только на один рисунок с изображением клоуна, который едет на бутафорской лошадке по манежу. Клоун ходит по манежу в надетом на себя каркасе лошади, а сбоку висят бутафорские ноги, в огромных ботинках, и создается впечатление, будто клоун сидит верхом. А не сделать ли пародию на школу верховой езды? Тем более такой номер намечался в новой программе Ленинградского цирка.

На другое утро Никулин поделился с Венециановым своей мыслью. В пародии он хотел использовать бутафорских лошадок. Он и Шуйдин ходили бы по манежу в надетых на себя каркасах лошадей: по бокам свисают бутафорские ноги в ботинках, и впечатление такое, будто клоун едет верхом. Лошадки бы "пили" из ведра, плевались друг в друга, садились смешно всем задом прямо на барьер и пр.

Идея Георгию Семеновичу понравилась, но он понимал, что за те дни, что оставались до премьеры, им просто не успеть изготовить реквизит. И тут Никулин вспомнил, что на таких бутафорских лошадках он, будучи еще студийцем, и другие артисты цирка в день празднования 800-летия Москвы гарцевали по улицам столицы. Московский цирк принимал тогда участие в праздничном шествии. Вспомнил он и то, что в дальнем углу склада в Московском цирке на ящиках так и лежат, сваленные грудой, несколько каркасов от тех самых лошадок. В тот же день Никулин созвонился с Москвой, и вскоре в Ленинград прислали двух бутафорских лошадок, которых Шуйдин переделал для их репризы. Еще одной, новой!

День 13 062-й. 5 октября 1958 года. Премьера

Время пролетело быстро, и незаметно подошел день премьеры в Ленинградском цирке. У Никулина и Шуйдина начался мандраж. Когда у цирковых родилось это слово - "мандраж", - никому не известно. Означает оно страх, трепет, боязнь, неуверенность в себе, волнение - мандраж, одним словом! Хотя Георгий Семенович Венецианов и уверял, что всё пройдет хорошо и что программу составили с тем расчетом, чтобы репризы ложились между номерами, все же очень сильное волнение охватило Никулина, когда он услышал первый звонок. Из воспоминаний Юрия Никулина: "Что-то защемило внутри, и я подумал: "Ну, зачем мы влезаем в это дело? Так спокойно всё было. Есть свой номер. Он идет десять минут. Его хорошо принимает публика. Работать бы нам, как раньше, и никаких волнений".

Первый выход Никулина и Шуйдина публика встретила сдержанно. Правда, после того как Шуйдин запустил бумеранг (его он сделал собственноручно), который, описав широкий круг, возвратился к нему в руки, раздался смех и кто-то даже зааплодировал. Лучше всего зрители принимали "Лошадок" и "Насос".

С самого начала совместной работы Шуйдин стал на манеже звать Никулина Юриком.

- Ю-рии-ик! - зычно кричал Шуйдин, когда Никулин застревал где-нибудь за кулисами или среди реквизита, который то уносила, то приносила униформа. Вот и в Ленинграде по ходу спектакля, когда Миша в очередной паузе снова звал Никулина, то на "Ю-рии-ик!" публика уже начала реагировать. Зрители смеялись, зная, что перед ними сейчас появится нелепый долговязый клоун, испуганно озирающийся по сторонам.

В антракте в гардеробную к артистам вошел Венецианов и спокойно, будто и не волновался за премьеру, сказал:

- Ну что же, поздравляю, молодцы! Так держать! Прекрасно вас принимают. Для Ленинграда это хорошо.

Может быть, действительно, артистов принимали неплохо, а может быть, Венецианов просто хотел подбодрить дебютантов. Во всяком случае, поддержка Георгия Семеновича сыграла свою роль, и во втором отделении Никулину работалось легче. На другой день у себя в кабинете Венецианов сделал тщательный разбор всей программы. Тут Никулин услышал от него немало замечаний и дельных советов. И на третьем-четвертом представлениях публика принимала клоунов уже намного лучше. Из воспоминаний Юрия Никулина: "Неделю после премьеры мы отдыхали от репетиций, работая только вечером на представлениях. А потом начались ежедневные встречи с художественным руководителем.

- Я решил оставить вас и на следующую программу, - сказал он твердо.

- А с чем работать? Откуда взять новые репризы?

- Вот отсюда, отсюда, - сказал Венецианов, постукивая по голове пальцем, - должны идти новые репризы. И я с вас не слезу, пока вы их не приготовите. Думайте, мучайтесь. Я приглашу вам авторов, но чтобы репризы появились.

С этого дня каждый раз утром, входя к Венецианову в кабинет, я слышал одну и ту же фразу:

- Ну, рассказывайте, что за ночь придумали?

И мне бывало стыдно, если не мог ничего рассказать ему. Но Георгий Семенович - человек упорный и настырный, он все время нам повторял:

- Нам нужны три цуговые репризы: хорошие, настоящие и смешные, остальное приложится. Тройку мелких придумаем, потом выйдете у кого-нибудь в номере. Вот и получится - "весь вечер на арене".

И вот впервые за все годы, "прожитые" в цирке, не только фамилии, но и портреты Никулина и Шуйдина появились на фасаде здания Ленинградского цирка. Ни радости, ни гордости Никулин не испытывал. Наоборот, ему становилось не по себе от мысли, что придут люди, увидят его крупно нарисованное лицо, прочтут "Паузы заполняют Юрий Никулин и Михаил Шуйдин" и подумают: "Ну, наверное, это что-то очень интересное, раз такие большие плакаты". А посмотрев спектакль, на выходе из цирка, взглянув на рекламу, они скажут: "И чего их так разрисовали? Ничего особенного они нам не показали!" И долго еще, проходя мимо плаката со своей фамилией и портретом, Никулин чувствовал неловкость.

* * *

Через месяц после премьеры, в один из выходных дней Никулин съездил посмотреть места, где когда-то стояла его зенитная батарея. На берегу Финского залива, там, где раньше были врыты пушки, а недалеко от них находились землянки, всё уже изменилось. Появились новые строения, дороги. Там, где в войну стояла батарея, теперь расположился рыболовецкий совхоз. В бетонных нишах, где когда-то хранились снаряды, уже стояли бочки с горючим для катеров. Какие-то молодые парни разбирали рыболовные снасти и подозрительно поглядывали на Никулина.

- Чего ищешь? - спросил кто-то из них.

Никулин ответил, что когда-то здесь воевал и сейчас пришел посмотреть. Уходил он с бывшей огневой точки подавленным. Снова нахлынули воспоминания о годах войны, о погибших товарищах, о пережитой Ленинградской блокаде. Грустное это дело - приходить на места бывших боев…

Такие же волнующие, щемящие воспоминания накатили на Никулина однажды в конце 1949 года. Из воспоминаний Юрия Никулина: "Маме, как и другим сотрудникам станции "Скорой помощи", выделили небольшой огородный участок под Москвой. Подошло время копать картошку. В выходной день мы поехали на электричке втроем: мама, ее сестра и я. Взяли с собой мешки, лопаты. Я надел свое армейское обмундирование - шинель, сапоги, гимнастерку. Накопали пять с половиной мешков картошки. Пока ждали транспорт - машину дали от маминой работы, - чтобы не замерзнуть, разожгли костер. Подсел я поближе к огню, прикурил от костра.

Осень. Пахло прелыми листьями, дымом, землей. Небо потемнело. Я сижу у костра, греюсь. И тут ухом задел поднятый воротник шинели. Несколько раз потерся о воротник и вдруг почувствовал себя как на фронте. Жутко стало на миг"…

profilib.org

Юрий Никулин «Цирк с конями»

Случилось это на заре 80-х, когда я только взял на себя руководство цирком на Цветном. Работа не пыльная – с людьми и животными, причем, вторые обычно были понятливее первых. И если раньше клоуном был я, то теперь мне нужно было следить как минимум за 150-ю клоунами.

Затеяли тогда в цирке съемки новогоднего «Голубого Огонька». Рассадили в первых рядах за столиками наших звезд эстрады вперемежку со звездами кино и членами ЦК. Кульминацией вечера должен был стать полет Леонтьева под куполом цирка на трапеции под песню «Дельтаплан», причем по арене в это самое время должны были ходить живые тигры. На удивление, Валера согласился, потому что был не из сыкливых, за что его, собственно, не любили ни в Госконцерте, ни в Политбюро. Многих шокировала его манера одеваться в обтягивающие костюмы и нежелание вступать в КПСС, на что он всегда отвечал: «Срать я хотел на вас и на вашу партию». И эти его слова стали пророческими.

Ничто не предвещало беды, когда Леонтьев, нацепив яркий леопардовый костюм, уселся как попугай на жердочку трапеции и сделал свой первый круг по арене, оставив где-то внизу полосатых хищников, которые с недоверием начали рыкать на гутаперчивого дельтапланериста. Зрители аплодировали и тыкали пальцем, а оператор пытался поймать леопардовое чудо с кудрявой головой в объектив.

В какой-то момент механик, следивший за движением трапеции с Леонтьевым, решил опустить его пониже к тиграм, но перебрал с расстоянием, потому что накануне перебрал с водкой. В итоге Валера летел на бреющем полете прямо над головами у озверевших зверей, которые в прыжке пытались его поймать, принимая за обнаглевшего примата. Певец извивался как уж, уворачиваясь от острых когтей и клыков. В какой-то момент одна из кошек изловчилась и порвала лапой упругие брюки Валерия прямо на заднице, выпустив наружу его естество. Следующий круг Леонтьев проделал, истошно крича, подобно луне освещая голым задом будущего заслуженного артиста все вокруг. Собравшиеся в зале умирали от смеха, но съемку не прекращали, потому что пленка стоила дорого, а жопу можно было потом и вырезать. В какой-то момент механик очнулся и с силой рванул рычаг, из-за чего трапеция с Леонтьевым мгновенно взлетела под самый купол на 20-метровую высоту. Не ожидавший такого поворота событий бедный Валера от страха наложил в штаны, причем, сделал он это в буквальном смысле, а поскольку штанов на нем уже не было, то все его дерьмо полетело вниз прямиком на Кобзона, Лещенко и прочих обласканных властью деятелей культуры. Вот так вот Валера Леонтьев хотел срать на систему, и в итоге сделал это!

Так сложилось, что в зале сидели Андропов с Громыко, передачу в панике сняли с эфира, и все пришлось переснимать в студии в Останкино. А зря, потому что это было самое веселое представление за всю историю цирка под названием СССР.

(с) Юрий Никулин «Цирк с конями»

jorkoffski.livejournal.com


Foliant31 | Все права защищены © 2018 | Карта сайта