Белгород выбрать город
Выберите город

Почему забыли про трагедию? В Перми вспомнили жертв «Хромой лошади» . Наталья безе хромая лошадь


В «Хромую лошадь» никто не спешит даже после ремонта и перепрофилирования

Идею отдать клуб, где сгорели 156 человек, под реабилитационный центр родственники погибших встретили в штыки

02.12.2014 в 20:08, просмотров: 4897

Администрация Перми намерена обратиться в городскую думу с инициативой передать помещение бывшего клуба «Хромая лошадь», где в декабре 2009 года погибли в пожаре 156 человек, в безвозмездное пользование под центр реабилитации.

«МК» узнал, как эту инициативу восприняли родственники погибших.

фото: Наталия Губернаторова

Мы дозвонились в Пермь Наталье Безе, которая в ту роковую ночь в «Хромой лошади» потеряла старшую дочь Ирину. Младшая ее дочь, Марина, чудом осталась жива. Во время пожара она лежала на полу, под капающим с потолка кипящим полистиролом. У нее оказались сильно обожжены правая часть тела, руки и лицо. Реабилитация затянулась на несколько лет. Девушка перенесла несколько пластических операций.

-Сообщается, что реабилитационный центр будет оказывать медико-психологическую помощь как пострадавшим во время страшного пожара, так и детям с ДЦП, больным после инсульта, с неврологическими расстройствами после различных травм.

-Я бы хотела посмотреть на тех пострадавших, кто прошел через горнило, чудом остался жив, и захотел бы прийти в это здание на реабилитацию. Я думаю, что в бывшее здание клуба «Хромая лошадь» никто из них не придет. Хотя многие из пострадавших продолжают лечиться. От попадания в организм ядовитых газов, которые выделяла горящая обшивка, у людей возникли язвы желудка, пневмония, бронхит, заражение крови и даже потеря памяти.

-В каком состоянии сейчас находится это здание?

-Оно долго пустовало, недавно фасад здания привели в порядок, сейчас, как говорят, внутри идет ремонт.

-В здании бывшего клуба собираются разместить кабинеты невролога, терапевта, травматолога, реабилитолога.

-Будь я на месте врачей, даже за хорошую зарплату и удобный график, не согласилась бы работать в этом проклятом месте. Я была там после пожара, прошла весь путь, где мои дети ползли, задыхаясь в дыму. Экстрасенсы чувствуют боль и горечь наших детей, люди со способностями считывают эту информацию со стен здания. Там должен быть, по-моему, мнению мемориал. Туда люди должны приходить скорбеть и молиться.

www.mk.ru

bakatya

Страшно... В ночь с пт на сб был пожар в одном из ночных клубов нашего города в "Хромой лошади". А пожаре я узнала только с утра, где-то часов в 10. Позвонила мама, сбивчиво объяснила, видимо сама еще не веря, что это возможно, что в "Хромой лошади был пожар, и вроде много людей пострадало, сказала, чтоб я включила телевизор и сама все увидела. Я в тот момент ехала на машине, поэтому начала искать новости. То что я услышала, не укладывалось в голове, понятно, что мама ничего не смогла мне четко сказать. Ты слышишь по радио про один из самых популярных клубов города, в связке с фразой, что погибло более 100 человек, это не может сразу уложиться в голове, мозг просто отказывается в это верить... Потом у меня сел телефон, а когда я вечером набрала маму, она сказал, что ей звонили мои друзья, родственники, ее знакомые и все очень осторожно интересовались как у нее дела, услышав вроде нормальный ответ спрашивали, дома ли я ночевала. Я конечно своих друзей напугала, узнав утром о случившимся, начали звонить на сотовый, а он у меня как назло отключился... В такие минуты становится страшно... мозг начинает лихорадочно перебирать всевозможные варианты, а мог ли там быть кто-то из своих. Начинаешь с самых близких, постепенно откидываешь варианты, а если сомневаешься, то конечно звонишь... Насчет самых близких я была уверена на 100%, что там никого из них не было. И от этого было легче. Просто начинаешь благодарить Бога, за то, что с ними все в порядке. Мои друзья не очень то любят этот клуб, поэтому их присутствие там в принципе было маловероятно, лишь одна девчонка довольно часто там бывала, про нее была первая мысль, но у нее перелом лодыжки, так что в клуб она бы точно не пошла. И снова, слава Богу! А ведь там был день Рождения клуба, так что почти 100 % будь у нее все хорошо, она бы в ту ночь была там. Разговаривала с ней, она теперь даже рада, что у нее перелом, говорит, что Бог отвел. Уже вроде выдохнула, но потом узнала, что у девчонки, с которой мы в октябре ездили вместе в Египет, в клубе в ту ночь был парень с другом. Сегодня узанала, что он в реанимации в Склифе, 70 % ожогов. Состояние тяжелое. А его друг в Питере с 80 % ожогов. Оля ходит шоковая, даже говорить не может... Разговарива с ее лучшей подругой, ей самой не звоню.. Это ужасно, сердце разрывается, но я даже не знаю как ей помочь... чем тут поможешь... Когда добралась до интернета несколько раз просматривала списки пострадавших и погибших, чтоб окончательно убедиться, что больше никто из моих друзей и знакомых не пострадал. В процессе ознакомления нашла еще одну знакомую девчонку, с которой вместе в универе учились, она сейчас в Питере. До списков погибших дошла в последнюю очередь. Было просто страшно... Взгляд наткнулся на такую родную фамилию. Прочитала несколько раз. Имя и фамилия совпадает с отчеством и фамилией моего бывшего друга. Бросило в дрожь. Год тоже примерно такой же, какой должен быть у его отца. С ним самим общалась сегодня, он ничего такого не сказал. А может он как и я просто не смотрел списки. Спросить вот так ни с того ни с сего какое отчество у его отца я не могу, напрямую сказать, что в списках погибших есть такой то такой-то, он случайно не твой родственник, тоже язык не поворачивается. Написала ему, что в списках МЧС есть человек с такой же фамилией как у него. Может он сам тогда зайдет и посмотрит. Надеюсь, что он с ним никак не связан... Ничего не ответил на это. А я сижу как на иголках вся, меня просто трясет, хотя в квартире тепло. Не выдержала ожидания, решила позвонить сама, узнать как дела. Фу!!! Не он...Вечером в пт, за мной заехала Болик со Стасом и мы направились в кафе, которое находится напротив этого злополучного клуба. Когда мы проезжали мимо, меня удивило большое количество машин. Еще подумала "нтчего себе народу то!", я не знала, что у клуба ДР. Уехали из кафе где-то за час до пожара...

bakatya.livejournal.com

Почему забыли про трагедию? В Перми вспомнили жертв «Хромой лошади» 

Кого уже освободили?

Время неумолимо: уже семь лет прошло с того страшного пожара, который унёс жизни 156 человек, оставив без родителей и детей десятки семей. Для родных погибших 5 декабря начинается «поминальный месяц». Многие в этот день приходят к мемориалу в сквере Уральских добровольцев — напротив входа в здание бывшего клуба.

В отличие от прошлых лет, в этот понедельник не было традиционных траурных мероприятий. Не проводили молебен, не зажигали свечи, не звучала печальная музыка. Если в прошлые годы политики и первые лица города тоже приходили вспомнить жертв пожара, то нынче их у мемориала не видели. Правда, говорят, Дмитрий Самойлов, глава администрации Перми, побывал на месте трагедии утром и возложил цветы. А ещё городские власти выделили близким погибших автобус до Северного кладбища. Не исключено, что о трагедии в «Хромой лошади» благополучно позабыли и большинство фигурантов уголовного дела по пожару в ночном клубе. Ведь многие из них уже на свободе. Владимир Мухутдинов, экс-глава краевого Госпожнадзора, избежал уголовной ответственности за истечением срока давности преступления, и его освободили в суде. Первыми по УДО из колонии вышли Наталья Прокопьева и Дмитрий Росляков, сотрудники Госпожнадзора. В прошлом году по амнистии к 70-летию Победы досрочно освободились Сергей и Игорь Дербенёвы, пиротехники, и Светлана Ефремова, исполнительный директор клуба. За решёткой из девяти признанных виновными сегодня остаются трое: Константин Мрыхин, коммерческий директор клуба, Олег Феткулов, арт-директор, и Анатолий Зак, владелец «Хромой лошади».

Где сидит Зак?

Зак, отмотавший две трети срока, не оставляет попыток выйти по УДО. Сейчас он сидит в одной из самых известных колоний в России — Сегежской ИК-7 (Карелия). В своё время там отбывал наказание Ходорковский, а недавно разгорелся скандал на всю страну из-за информации, что в колонии якобы практикуются пытки и жесткое отношение к сидельцам.

В ноябре Сегежский городской суд отказал Анатолию Заку в УДО. Сейчас его адвокаты оспаривают это решение. Среди прочих аргументов они напирают на то, что их подзащитный тяжело болен.

— Лично мне всё равно: выйдет он или будет сидеть от звонка до звонка. Для нас уже ничего не изменится, мою дочку Ирину (Устинову, работала менеджером бара в «Хромой лошади». — Авт.) не вернуть. Понёс ли он и другие обвинённые заслуженное наказание? — задаёт риторический вопрос Лариса Титова и продолжает: — Зак хотя бы расплатился с потерпевшими. От остальных получаем какие-то копейки. Мы-то ладно — пенсионеры, мы проживём. А как быть потерпевшим, которые продолжают лечиться? Как быть тем, кто поднимает детей погибших? Им ведь деньги нужны сейчас! О каком заслуженном наказании можно говорить?!

В гибели своей дочери женщина до сих пор винит Светлану Ефремову и Дер­бенёвых.

— Это Ефремова позвонила и вызвала мою дочь на работу в тот вечер в клубе. Хотя это была не её смена, и Ирина не должна была работать. Виноваты и пиротехники. Если бы не злополучный салют, наши дети вернулись бы домой живыми. А потом Ефремова заявляла, что моя дочь и другие погибшие сотрудники не были работниками клуба. И только благодаря Наташе Безе, которая помогала нам доказать свою правоту, их признали работниками «Хромой лошади» (Наталья Безе, у которой в пожаре погибла одна дочь и пострадала вторая, не пропустила ни одного судебного заседания по «Хромой лошади». — Авт.). Наташа боролась за наших детей, за потерпевших, за родных погибших, а себя не уберегла. Недавно её не стало: умерла от рака, — добавляет Лариса Титова.

Спустя восемь лет «Хромая лошадь» продолжает собирать свой страшный урожай.

Читайте также

news.rambler.ru

Состояние пострадавших при пожаре начинает улучшаться

Состояние пострадавших при пожаре в клубе «Хромая лошадь» начинает улучшаться (репортажи из больниц)

Автор: perm.aif.ru

Опубликовано: 23 декабря 09 (22:24)

18 дней прошло с момента страшной трагедии. 76 человек остаются в больницах Перми, Москвы и Санкт-Петербурга. У части пострадавших состояние до сих пор тяжёлое. Но многие уже выздоравливают

На сайте chp-perm.ru публикуются сообщения о состоянии пострадавших от пожара. Автор писем - Екатерина, которая сама является пациентом НИИ Скорой помощи им. И.И. Джанелидзе (Санкт-Петербург). Вот что сообщает Екатерина о тех, кто вместе с ней лежит в «Джанелидзе»:

 

«Ожоговая реанимация: туда никого не пускают, даже родственников. Ребята там находятся крайне тяжелые. Заведующая отделением сказала, что только у двоих положительная динамика. Если выживут - это станет понятно только месяца через 2-3. Все без сознания, у всех искусственная вентиляция лёгких.

Айсина Роза: термический ожог пламени 40% 3-4 степени головы, туловища, верхних и нижних конечностей. Ингаляционная травма 3 степени, отравление смесью дымов. Проведена некрэктомия. Состояние тяжелое.

Чазова Ирина: ожог пламенем 25% 3-4 степени головы, шеи, туловища, верхних и нижних конечностей. Отравление продуктами горения, ингаляционная травма 3 степени, шок 3 степени. Искуственная вентиляция лёгких, проведена некрэктомия, состояние крайне тяжелое.

Титова Юлия: ожоги пламенем туловища, лица, верхних конечностей 50% 2-3 степени. Искуственная вентиляция лёгких, некрэктомия, динамика ПОЛОЖИТЕЛЬНАЯ.

Беляева Татьяна: термические ожоги пламенем головы, груди, спины, верхних конечностей 50% ожог верхних дыхательных путей, отравление угарным газом. Искусственная вентиляция лёгких, некрэктомия, состояние крайне тяжелое.

Бочкарева Анна: термические ожоги лица, груди, верхних конечностей 15% 2-3 степени. Ожог верхних дыхательных путей, отравление угарным газом, ожоговый шок, отёк мозга, искусственная вентиляция лёгких, некрэктомия.... динамика ПОЛОЖИТЕЛЬНАЯ!!!

Токсикологическая реанимация:

Банникова Ирина: ожог верхних дыхательных путей, верхних конечностей 1-2 степени, Искусственная вентиляция лёгких, ожоговый шок 3 степени, гипоксическая кома 3. Что такое 3 - не знаю. Состояние тяжелое, динамика сомнительная....

Мокрушина Ксения: отравление угарным газом, термо-ингаляционное поражение верхних дыхательных путей. Состояние тяжелое, динамика сомнительная. Видели мы сегодня с Ольгой этих девочек - не знаем, кто из них какая, обе без сознания, одна интубирована через рот, вторая через трахею. У кого-то из них ещё и сахарный диабет. Врачи делают всё, что только могут - но врач, с которым разговаривали, разводит руками... Девушки лежат под пристальным наблюдением всего медперсонала... такие несчастные... видела как «дышит» аппарат - грудная клетка у ближней девушки ритмично поднималась и опускалась. Господи, помоги....

Мульков Алексей: он молодец! Чувство юмора не потерял, смеётся и шутит, разговаривает тихо-тихо и все через кашель - легкие постепенно очищаются. Под капельницами, постоянно с ним его дочь - всё под контролем - через недели две домой.

Баканин Саша: лежит в одной палате с Алексеем, уже без подключичного катетера, весь на позитиве, собирается выписываться. Экскурс по Питеру и домой. В театр идти отказывается категорически! Всё чаще бывает в «аське» - там его и ищите!

Гинина Ольга - выписана домой!!!

На общем ожоговом отделении находятся 3 девушки.

Куропова Светлана - та вообще уже домой намылилась ))) Она без повязок, ходит по отделению вполне спокойно, да и вообще по ней и не скажешь, что девчонка такое пережила....) РАДЫ!! очен рады, Светлан!!!

Казакова Люба - выходит из палаты с мамой разговаривать ) все чаще смеется ) сегодня была "заплетена" в очень интересный "колосок" ))) очень приятно видеть её улыбающейся! "завтра будут перевязку делать" - говорит она, наморщив носик ) но все равно все через улыбку! Крепись, красавица! Все впереди!!!

Ну а Лукина Екатерина меня все больше и больше поражает!!! по-моему, она там позитивом всех и заражает ) я вообще не могу с неё ))) даже слезы радости наворачиваются, вспоминая её ))) говорит, уже волосы отросли - неделю на общем отделении лежит!! кашки вкусные в больничке, еле смогли ей отдать фрукты - уже, говорит, весь подоконник в грушах!!! не надо, ребята, прошу Вас - всего-всего хватает!!! на НГ, конечно, остается тут - ещё много чего предстоит! но оптимизм из неё - просто фонтаном!!!

"Ну а как иначе-то жить?...." - отвечает она... )) Катюха - ты КЛАСС!!! Все отшучиваются одним и тем же: «хотели посмотреть Санкт-Петербург - вот теперь поправимся и поедем на экскурсии!

Сегодня на общее отделение из ожоговой реанимации перевели Бочкареву Анну!!! УРА!!!! это великая победа!!!! Она справилась - она ГЕРОЙ!!!! Уже сама сидит, но недолго - все больше лежит. разговаривает тихо-тихо, всем передает привет, огромное спасибо за поддержку, сказала, что не может оставить ребенка одного - поэтому надо ЖИТЬ!!! Надо, Анечка, очень надо!!»

Военно-медицинская академия им. Кирова (Санкт-Петербург)

«Значит так....честно скажу - в ожоговое отделение ВМА даже не звонила - очень страшно....может завтра с утра решусь.....все трое мужчин, что лежали в ОАРИТ (отделение анестезиологии и реанимации) - все переведены на общее отделение!!! это Налбандян Петр, Веберлинг Олег, и ещё третий - забыла фамилию, уж простите.....

Осталась там одна Анечка Бунакова.... красавица - девчонка!!! Девчонка в СОЗНАНИИ!!! Да, интубирована через трахею, кашляет, сегодня у неё температура высокая порядка 39, но это НОРМАЛЬНО!!! все в один голос говорят, что справится!! вытянем!!!! все наладится!!!

В общем, сегодня день ОЧЕНЬ приятных новостей ))))

Клиническая больница №6 имени А.И. Бурназяна (Москва):

Сайт chp-perm.ru по данным из своих источников сообщает: «Врачи устроили супер-секретность устроили, минимальную информацию даже родители пострадавших получить не могут. Они сами толком не знают, что с их детьми, туда не пускают из-за карантина по гриппу. Говорят, что пока состояние у всех без особых изменений».

Научно-исследовательский институт скорой помощи им. Н.В. Склифосовского

«Что говорит человек, вернувшийся из Склифа: Склиф как в осаде, списки пострадавших висят старые, информацию не дают вообще, выставлена охрана, которая довольно в грубой манере интересуется зачем справшивают о состоянии здоровь и кто. Так что мы сейчас стараемся проверить информацию в списках и только тогда будем публиковать».

Что касается Шишкина Андрея:

«Новости об Андрее: Состояние – стабильное тяжелое. У Андрея хорошая положительная динамика, пока операцию ему делать не собираются. Дышит сам. Говорит. С субботы (19 декабря) он стал кушать, в рацион ввели бананы и питьевые йогурты. Мама Андрея звонит в больницу дважды в день, узнает о его здоровье»...

Институт хирургии имени А.В. Вишневского РАМН (Москва)

«В Вишневского Валентин Зубарев пришел в себя!

Иришка Менжаева отходит от наркоза, после операции, подремонтировали спину и руки. За ней Ирина Бауева присматривает. Очень большая молодца!! У Ирины Менжаевой 5-го ДР. Присылайте поздравления!!

 

Сережа Ващенко пока без сознания...

У Марины Безе и Ирины Менжаевой прошли успешно операции по пересадке кожи. Надеемся, что все хорошо срастется.Маркова Наталья уже улыбается».  

По материалам сайта поддержки пострадавших при пожаре в клубе "Хромая лошадь"

Оглавление

obxl.livejournal.com

Владелец "Хромой лошади" рассказал свою версию трагедии — Российская газета

Смертельный фейерверк

На скамьях зала заседаний Ленинского районного суда - подсудимые и потерпевшие вперемешку. Подсудимых подчас больше - они-то, в отличие от пострадавших, обязаны являться на процесс. В камере за стеклом только совладелец клуба Анатолий Зак. За время заключения он прибавил в весе 25 килограммов. Остальные семь фигурантов дела сидят в зале заседаний. Говорят, отчасти из-за этого многие родственники погибших перестали ходить на процесс: близость виновников трагедии действует на них угнетающе. Да и постоянные переносы заседаний из-за необходимости госпитализации Зака сказываются на посещаемости.

Главный подсудимый по делу Анатолий Зак с материалами дела в руках доказывал, что никогда не отвечал за пожарную безопасность в своем заведении. Но, как оказалось, почти до мелочей помнит происходившее в ту трагическую ночь. На одном из заседаний суда без предварительных просьб он сам рассказал, как запомнил события той ночи.

В тот день, рассказал Анатолий Зак, он находился в кафе с 16 часов. Был совершенно трезв.

- Перед входом у нас висела гирлянда в виде сетки, - вспомнил бизнесмен. - И вдруг в час ночи я увидел точно такую же на нашем потолке. Огоньки мерцали, и зрелище это, честно сказать, даже завораживало. Из нее вдруг заструился белый дым. Но я еще не придал этому значения. Думал, какие-то спецэффекты. На танцполе шли танцы... Но из-под дыма полыхнуло пламя, и ведущий Влад Конопаткин поднял руку и произнес: "Мы горим!"

Соседи Зака по столику были уже "под градусом", и на них известие не оказало никакого эффекта... Ужас начался, когда повалил черный густой дым.

Пытаясь выбраться из клуба, Зак, похоже, сам проклял перепланировки в своем кафе. Он полез наружу через узкое окно-"бойницу" вверху. Снаружи фасад был отделан ивовыми прутьями, и бизнесмен, сползая по ним на капот припаркованного авто, порвал на себе одежду и поцарапался. "Выпал я из окна, и первая мысль: "Вызвать пожарных!", - добавляет он. Однако телефона Зак с собой не носил. И он побежал в ближайшую пожарную часть - что буквально в ста метрах от клуба. Дальше начался настоящий ад той ночи.

От следствия не скрыться

Бросив в машину на заднее сиденье друга Ш., находившегося в беспамятстве, водитель Зака рванул в больницу.

- Приезжаем в приемное отделение (краевой клинической больницы. - ред.), - рассказывает подсудимый. - Реанимация - на третьем этаже. Врачи говорят, у них лифт не работает. Кладем Ш. на носилки, и втроем поднимаем его на третий этаж. Навстречу уже бежит врач. Мы кричим: "Сделайте что-нибудь!"

Фразу, прозвучавшую в ответ, Зак, по его словам, запомнил на всю жизнь: "Ребята, живой воды у меня нет"... Он помогал поднять и других людей. Потом посовещались с партнерами и сошлись во мнении, что Заку лучше уехать.

- Мне было так плохо от всего произошедшего - и морально, и физически, что я готов был улететь на Луну, - подтвердил Зак.

Но израильского паспорта, о котором часто упоминали в прессе, у бизнесмена нет, заявил он.

- В Суксунском районе живет мой друг, у него форелеводческое хозяйство, - поведал предприниматель. - Я всегда уезжаю к нему, когда хочу спрятаться от назойливых звонков. При подъезде к Суксуну раздался звонок от Н. Он продиктовал номер телефона и попросил набрать его. Я позвонил и попал на сотрудника ФСБ, который спросил, где я нахожусь и не мог бы вернуться для дачи объяснений. Я сказал: "Без проблем"...

При первом появлении в прокуратуре Зак оказался никому не нужен. Сотрудник сказал: "Занимайтесь своим делами, мы вам позвоним". Позвонили. И с тех пор на протяжении трех лет Зак перемещается из камеры только на больничную койку.

Чиновники не ответили

Потерпевшая Наталья Безе считает, что на скамье подсудимых должно быть гораздо больше людей. За минувшие два года женщина, чья дочь Ирина погибла в ту ночь, а младшая Марина стала инвалидом, - самый дисциплинированный участник судебных заседаний: из 237 заседаний на момент нашего разговора она пропустила только два.

- Чем дальше идет суд, тем больше убеждаюсь, что на скамье подсудимых должно быть гораздо больше чиновников государственных надзорных органов, - считает Наталья Безе. - Сотрудников Роспотребнадзора, например. Это ведомство должно было считать посадочные места в клубе. Я задала вопрос Светлане Ефремовой (исполнительный директор "Хромой лошади". - ред.), когда она давала показания: сколько раз вас проверяла эта служба? Оказалось, два раза. За восемь лет! Это отражено в протоколе. Было немало людей, которые, отвечая за конкретный участок на своих должностях, имели возможность вообще не допустить этой трагедии. Но кто-то поленился, кто-то недоглядел, а кто-то имел прямую выгоду от того, что восемь лет под носом у правительства края работало кафе без учредительных документов. И вот три года прошли, а ни один чиновник не ответил…

Недавно на суде было оглашено постановление о прекращении уголовного дела в отношении начальника Пермской квартирно-эксплуатационной части Алексея Целищева, погибшего на том же самом пожаре.

- Однако были начальники и над самим Целищевым, и помимо него, - напоминает потерпевшая. - Они не замечали "перепланировок", в результате которых кафе увеличилось в размерах в два раза. Не принимались во внимание и жалобы жильцов дома, которых мучила громкая музыка?! В материалах дела я нашла ответ на вопрос "Почему?" Есть показания одного из жильцов, которому в ответ на его претензии сказали: "У нас такая "крыша", что нам ничего не будет..."

Наталья Безе подчеркивает: это не только ее мнение, но и группы потерпевших, которые пытались призвать к ответственности руководителей более высокого ранга, нежели проштрафившиеся инспекторы Госпожнадзора.

Комментарий

Вадим Казаринов, главный государственный обвинитель на процессе по делу о пожаре в ночном клубе "Хромая лошадь":

- Судебный процесс входит в завершающую стадию. Допрошены все свидетели, оглашены все основные материалы. Сейчас стороны просят приобщить к делу дополнительные документы, вызвать новых свидетелей. Но пока никто не рискнет предсказать, когда именно суд приступит к оглашению приговора. Экспертиза и свидетели полностью подтверждают версию, согласно которой пожар начался от фейерверка. Из материалов дела также видно, что гореть начало именно в том месте над сценой, где использовалась пиротехника: за минувшие три года видеокадры трагедии не раз демонстрировались по телевидению. Зак был непосредственным участником бизнеса "Хромой лошади", основная прибыль уходила ему. Он извлекал прибыль - следовательно, должен нести полную ответственность.

Кстати

В сквере Уральских добровольцев в 2011 году установлен памятный знак. Постепенно он стал местом поминовения погибших - вместо ступенек сквера и входа в клуб.

Помещение клуба "Хромая лошадь" передано министерством обороны РФ пермскому муниципалитету, и его решено отдать музею "Пермь-36" для организации стационарной экспозиции. Но ремонт на площадях кафе пока так и не начинался: снаружи заведение обтянуто все той же зеленой строительной сеткой. Из разбитого окна по соседству с дверью черного хода до сих пор пахнет гарью.

Пожар, случившийся в ночь на 5 декабря 2009 года, унес 156 жизней. Причинен тяжкий вред здоровью 64 гостей клуба. Всего в рамках уголовного дела потерпевшими признаны более 400 человек. Объем уголовного дела составил более 120 томов. Под судом по "основному" делу находятся восемь человек. Анатолию Заку, Светлане Ефремовой и арт-директору клуба Олегу Феткулову вменяется в вину часть 3 статьи 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц).

Устроители пиротехнического шоу Игорь и Сергей Дербеневы обвиняются по статье 218 (нарушение правил использования взрывчатых, легковоспламеняющихся веществ и пиротехнических изделий). Экс-руководителю пермского Госпожнадзора Владимиру Мухутдинову инкриминируется статья 285 - злоупотребление должностными полномочиями, инспекторам Госпожнадзора Дмитрию Рослякову и Наталье Прокопьевой - часть 3 стать 293 (халатность). Девятый фигурант, фактически второй руководитель "Хромой лошади" Константин Мрыхин, пойманный в 2011 году в Испании, согласился на особый порядок рассмотрения его дела. Он осужден по части 3 статьи 238 УК РФ и уже отбывает наказание - шесть с половиной лет.

rg.ru

Официантка «Хромой лошади» рассказала, кто такие «жители кафе»

Судебный процесс по уголовному делу о пожаре в ночном клубе «Хромая лошадь» начался два месяца назад, 20 сентября. Его освещали все федеральные СМИ. Сейчас ажиотаж спал, федеральные камеры уехали.

Первое время было много проволочек. Обвиняемые заявляли ходатайства: об отводе судьи, обожженный пиротехник Игорь Дербенев требовал медицинской помощи… Заседания прерывали и откладывали.

Сейчас все организационные моменты утрясли, адвокатов научили приходить вовремя (они постоянно опаздывали). Заседания идут плотно. Каждый день - с утра до вечера. Сейчас на процессе постоянно присутствуют 10 - 15 потерпевших, которых вызвали давать показания. А группа родственников - 4 - 5 человек - не пропускает ни одного заседания.

Это дело о пожаре в «Хромой лошади» - более 120 томов.

- Это первый суд в моей жизни, - говорит Наталья Безе. У нее погибла дочь Ирина. Вторая - Марина - осталась жива). - Вначале не все юридические тонкости были нам понятны, читали Интернет, чтобы знать свои права. Мы стараемся не пропускать заседания, многие потерпевшие приходят впервые, мы помогаем им, объясняем, как вести себя на допросе.

Все это время в суде допрашивают потерпевших. На сегодня опросили около 60 человек, а всего их 400. Каждый день - 5 - 10 страшных историй, как гибли их родные и близкие.

- У меня мама ушла в «Хромую лошадь» на день рождения подруги и погибла, - плакала вчера в зале суда 18-летняя Алина Габова. - Я потеряла самого близкого и родного человека, мне очень плохо без нее.

У Юрия Заморина погибли дочь Елена Шиляева, сын Максим Заморин и его жена Маргарита.

- Мое горе может понять только тот, кто хоронил своих детей. Моих пригласили в ресторан на день рождения их друзья, пятеро из их компании погибли. С утра 5 декабря мне позвонила супруга, сообщила о трагедии: «Говорят, Лена была там, а до Максима я не могу дозвониться». По автоинформатору я узнал, что сын погиб, он в морге, а дочь увезли в больницу. Оттуда ее отправили в Москву. Лена скончалась 12 декабря. Жена сына Маргарита тоже погибла. У сына остались двое маленьких детей. Младшему, Георгию, мы сказали, что мама и папа уехали в длительную командировку. Старшая, Арина, знала о смерти родителей с самого начала, ее брали на похороны.

Обвиняемые слушают допросы молча. На процессе они все ведут себя по-разному, но в основном очень скромно. Арт-директор клуба Олег Феткулов, который потерял на пожаре жену Евгению, сидит всегда в самом углу «клетки». Ничего не записывает, ходатайств не заявляет, вопросов потерпевшим не задает. Пожарный инспектор Наталья Прокопьева все время закрывается руками, редко увидишь ее лицо. Исполнительный директор клуба Светлана Ефремова сидит рядом со своим адвокатом и прячет взгляд от родственников, на вопросы судьи отвечает еле слышно.

Анатолий Зак начинает задавать вопросы почти каждый раз, когда потерпевшие утверждают, что именно он был хозяином «Лошади».

- Откуда вы это знаете? - спрашивал он вчера у одного из потерпевших. - Вы видели учредительные документы, берете информацию из СМИ? Вы читали материалы дела? Там четко сказано, что хозяин клуба - Титлянов (он погиб на пожаре. - Ред.).

Кстати, вчера выступала официантка клуба, и она единственная из сотрудников пыталась доказать, что Зак - не хозяин. Показания Олеси Кузнецовой были настолько противоречивы, что допрашивали девушку больше двух часов. Сразу после пожара она говорила следователям, что Зак являлся соучредителем клуба, а вчера заявила, что единственным руководителем «Хромой лошади» была Светлана Ефремова.

- Зарплату нам выдавали раз в 10 дней, я получала 4 процента от выручки, - рассказывала она о внутренней «кухни» «Лошади». - Среди персонала было выражение «жители кафе». Так называли людей из специального списка, который был у официантов. Это те, кто пользовался 10-процентной скидкой и не платил за вход. В основном в списке были друзья и знакомые руководителей кафе. Зак был просто важным и частым гостем клуба...

Все, что рассказывают бывшие сотрудники «Лошади» о пожарной безопасности в клубе, бывший глава Госпожнадзора Прикамья, а теперь обвиняемый Владимир Мухутдинов фиксирует в большом журнале для записей.

Самые активные на суде - пиротехники, отец и сын Дербеневы. Гособвинитель уже не раз прямо заявлял о том, что эти подсудимые намеренно затягивают процесс. Игорь Дербенев (сын) постоянно жалуется на плохое самочувствие (он тоже обгорел на пожаре) и требует отпустить его в больницу. Сергей Дербенев уже дважды требовал отстранить судью от участия в процессе.

Зачем они затягивают процесс? Есть такая версия. Преступление, в котором обвиняется Дербенев-младший, относится к преступлениям средней тяжести. Срок содержания под стражей по его статье истекает в марте следующего года. Дольше держать его под арестом невозможно. И, значит, чем дольше будет идти суд - тем больше времени он проведет на свободе. Кстати, вот-вот у Дербенева должен родиться ребенок.

Сколько будет идти суд, никто сказать не может. После того как опросят всех потерпевших, будут слушать свидетелей. Их больше 350…

www.perm.kp.ru

Почему забыли про трагедию? В Перми вспомнили жертв «Хромой лошади» | ПОДРОБНОСТИ | ОБЩЕСТВО

Кого уже освободили?

Время неумолимо: уже семь лет прошло с того страшного пожара, который унёс жизни 156 человек, оставив без родителей и детей десятки семей. Для родных погибших 5 декабря начинается «поминальный месяц». Многие в этот день приходят к мемориалу в сквере Уральских добровольцев - напротив входа в здание бывшего клуба.

В отличие от прошлых лет, в этот понедельник не было традиционных траурных мероприятий. Не проводили молебен, не зажигали свечи, не звучала печальная музыка. Если в прошлые годы политики и первые лица города тоже приходили вспомнить жертв пожара, то нынче их у мемориала не видели. Правда, говорят, Дмитрий Самойлов, глава администрации Перми, побывал на месте трагедии утром и возложил цветы. А ещё городские власти выделили близким погибших автобус до Северного кладбища. 

Не исключено, что о трагедии в «Хромой лошади» благополучно позабыли и большинство фигурантов уголовного дела по пожару в ночном клубе. Ведь многие из них уже на свободе. Владимир Мухутдинов, экс-глава краевого Госпожнадзора, избежал уголовной ответственности за истечением срока давности преступления, и его освободили в суде. Первыми по УДО из колонии вышли Наталья Прокопьева и Дмитрий Росляков, сотрудники Госпожнадзора. В прошлом году по амнистии к 70-летию Победы досрочно освободились Сергей и Игорь Дербенёвы, пиротехники, и Светлана Ефремова, исполнительный директор клуба. 

За решёткой из девяти признанных виновными сегодня остаются трое: Константин Мрыхин, коммерческий директор клуба, Олег Феткулов, арт-директор, и Анатолий Зак, владелец «Хромой лошади».

Где сидит Зак?

Зак, отмотавший две трети срока, не оставляет попыток выйти по УДО. Сейчас он сидит в одной из самых известных колоний в России - Сегежской ИК-7 (Карелия). В своё время там отбывал наказание Ходорковский, а недавно разгорелся скандал на всю страну из-за информации, что в колонии якобы практикуются пытки и жесткое отношение к сидельцам.

В ноябре Сегежский городской суд отказал Анатолию Заку в УДО. Сейчас его адвокаты оспаривают это решение. Среди прочих аргументов они напирают на то, что их подзащитный тяжело болен.

- Лично мне всё равно: выйдет он или будет сидеть от звонка до звонка. Для нас уже ничего не изменится, мою дочку Ирину (Устинову, работала менеджером бара в «Хромой лошади». - Авт.) не вернуть. Понёс ли он и другие обвинённые заслуженное наказание? - задаёт риторический вопрос Лариса Титова и продолжает:  - Зак хотя бы расплатился с потерпевшими. От остальных получаем какие-то копейки. Мы-то ладно - пенсионеры, мы проживём. А как быть потерпевшим, которые продолжают лечиться? Как быть тем, кто поднимает детей погибших? Им ведь деньги нужны сейчас! О каком заслуженном наказании можно говорить?!

В гибели своей дочери женщина до сих пор винит Светлану Ефремову и Дер­бенёвых.

- Это Ефремова позвонила и вызвала мою дочь на работу в тот вечер в клубе. Хотя это была не её смена, и Ирина не должна была работать. Виноваты и пиротехники. Если бы не злополучный салют, наши дети вернулись бы домой живыми. А потом Ефремова заявляла, что моя дочь и другие погибшие сотрудники не были работниками клуба. И только благодаря Наташе Безе, которая помогала нам доказать свою правоту, их признали работниками «Хромой лошади» (Наталья Безе, у которой в пожаре погибла одна дочь и пострадала вторая, не пропустила ни одного судебного заседания по «Хромой лошади». - Авт.). Наташа боролась за наших детей, за потерпевших, за родных погибших, а себя не уберегла. Недавно её не стало: умерла от рака, - добавляет Лариса Титова.

Спустя восемь лет «Хромая лошадь» продолжает собирать свой страшный урожай. 

www.perm.aif.ru


Foliant31 | Все права защищены © 2018 | Карта сайта