Белгород выбрать город
Выберите город

Могут ли животные плакать? Могут ли лошади плакать


Могут ли животные плакать? - Мастерок.жж.рф

Всем нам порой так хочется, чтобы любимая собака или кошка понимали нас, сочувствовали нам и переживали вместе с нами. Поэтому и возникают многочисленные рассказы о том, какие крупные слезы текут из глаз собаки, когда она видит страдания хозяина, или как плачет крокодил, заглатывая свою жертву.

Из глаз крокодила действительно текут слезы во время еды, но это «крокодиловы слезы», текут они вовсе не из-за жалости (это чувство крокодилу несвойственно), а из-за спазма при заглатывании пищи, который сжимает мышцы вокруг слезных желез и выдавливает влагу, похожую на слезы.

Не плачет и собака, и никакое другое животное. Животные не умеют ни плакать, ни смеяться, они просто не знают, что это такое. Хотя слезные железы есть у всех животных и глаза их увлажняются, но это чисто физиологический процесс. Слезная жидкость выделяется у них для смачивания роговицы глаз, предохраняя ее от высыхания.

Плач или смех – явления другого порядка, здесь главную роль играет не физиология, а эмоции и чувства. Несмотря на то, что плач – это врожденный рефлекс, новорожденный малыш плачет без слез, он просто кричит, испытывая какие-то неудобства. Умение плакать от боли, страданий, обиды, равно как и смеяться от радости, удовольствия, в ответ на шутку, развивается у человека постепенно, по мере того, как развиваются его чувства и эмоции. Не обладая высокоорганизованным разумом, животное не может чувствовать эмоционально, а значит, не может смеяться или плакать.

Однако по этому поводу существуют другие теории и наблюдения ученых, согласно которым животные так же, как и люди, испытывают определенные эмоции, они переживают, радуются встрече, страдают и даже могут плакать. Правда, до сих пор неясно, по какой причине это у них происходит – от эмоций или от физиологии.

У многих есть дома питомец, кошка или собака, например, и, привязавшись к нему, можно подумать, что иногда животные чувствуют так же, как и человек. Они, конечно, могут выражать свои эмоции, настроение, но плакать и смеяться может только человек, и никто другой.

Например, собаки показывают свои эмоции, но делают это по-своему. Обычно это душераздирающие звуки, похожие на что-то среднее между лаем, визгом и воем. Впервые их издают молодые щенки, когда их разлучают с матерью. Взрослея, наши любимцы, чувствуя боль или обиду, могут скулить, хныкать, но вот слезы у них не появляются.

Ведь чтобы по-настоящему плакать, необходимо уметь думать и быть эмоционально чувствительным. И это вовсе не означает, что у них в глазах не появляются слезы, просто они предназначены для предохранения роговой оболочки от высыхания. В некоторых случаях из слезных желез выделяется жидкость, которая способствует выведению постороннего объекта — это обычная реакция на физическое раздражение глаза из-за попадания инородного тела, например, песчинки. Часто владельцы кошек и собак рассказывают, что их любимцы плачут, но это ошибочное впечатление, просто смачивающей влаги выделяется слишком много и она остается на морде, ведь они не могут стереть ее руками.

Необычное поведение насекомых, связанное со слезами животных, обнаружили ученые-зоологи. Оказалось, что некоторые разновидности бабочек для поддержания водного баланса в своем организме используют слезную жидкость представителей фауны. Интересное совпадение — таких насекомых только два вида и оба обитают на Мадагаскаре.

Ночная бабочка Hemiceratoides hieroglyphica высасывает хоботком слезы у спящей птицы. Она запускает под веки спящих пернатых гарпун, напоминающий хоботок, и сосет жидкость.

Ей удается напиться, не тревожа спящих птиц. Вот такой необычный способ восстановления баланса влаги. Mecistoptera griseifusa — это вторая бабочка, она покруче, поскольку предпочитает иметь дело с крупными спокойными животными — антилопами, оленями или крокодилами, которые, по известным причинам, не могут отогнать насекомых от своих глаз.

Важно заметить, такое необычное поведение бабочек наблюдается именно в течение влажного сезона, поэтому зоологи предполагают, что таким образом насекомые еще и восполняют нехватку соли в организме, которой недостаточно в местной почве. С солью связано и другое «слезное» поведения некоторых животных. Всем известно, что аллигаторы проливают обильные слезы, но это совсем не плач и фраза «крокодиловы слезы» вовсе не означает жалость к жертве.

Морские черепахи, выходя на сушу, горько плачут, изливая жалостливые слезы. Причина выделения из глаз большого количества жидкости физиологическая, а не эмоциональная, но бразильские индейцы убеждены, что милые животные сожалеют о покинутой родине.

Интересное заключение сделали японские исследователи. Они выяснили, что самцы мышей выпускают «химикалии сексуального желания» в жидкость, которая увлажняет их глаза. Оказывается, выделяющиеся слезы служат для привлечения особей противоположенного пола. Объясняется это тем, что в них содержатся феромоны, вызывающие определенную физиологическую реакцию у других мышек, их понюхавших.

В брачный период самец начинает плакать, но не от горя, а для того, чтобы привлечь женскую особь. Его обильные слезы кажутся самке очень привлекательными и даже соблазнительными, и она начинает ухаживать за мордочкой своего партнера. Тут и попадает невеста под воздействие феромонов. Жених, в свою очередь, заливается слезами еще больше, как бы давая понять, что готов к созданию семьи.

Конечно, во всех случаях поведение животных можно описать, применяя лексику, используемую для характеристики человеческого поведения, но все же то, что мы называем у животных мыслями или чувствами, есть не что иное, как инстинкты, реакции и рефлексы.

Процесс появления слез у животных можно связать с естественной реакцией их организма, пытающегося, таким образом, освободиться от накопившихся солей. Может это и так, но как тогда объяснить плач и слезы морских выдр, потерявших малышей?

Тот же бобер, например, навзрыд плачет по поводу потери своего жилища. Животное становится флегматичным, перестает реагировать на опасность, и даже угроза смерти его не страшит. По рассказам очевидцев,плачущих бобров можно встретить на обочинах дорог. Ну а плачут они как дети, с всхлипыванием и слезами. Отсюда и поговорка –«слезы как у бобра». Вот и получается, что слезы у животных могут быть вызваны не только болью, но и различными эмоциями.

Пример можно взять из жизни тех же бобров. Особи противоположного пола, относящиеся к разным семьям, очень тяжело между собой сходятся. Обычно примирение наступает после нескольких ожесточенных драк. Очень трогательно наблюдать, как самец и самка приближаются друг к другу со слезами дружбы на глазах. Это означает, что мир между ними установлен.

Причиной бобровых слез может стать потеря потомства. Лишившись малышей, самка несколько дней плачет, и из ее глаз капают крупные слезы. Она прекращает есть, худеет, и может даже погибнуть.Собаки могут плакать не только от боли, но и от ревности. Как оказывается, они не лишены этого чувства. Ревность возникает при появлении в доме еще одного четвероногого, которому уделяется повышенное внимание. В конце концов это может окончиться дракой между животными, которые, таким образом, отстаивают свое право на первенство. При этом обе собаки переживают огромный стресс, который может вылиться в плач и слезы.

По заверению тореадоров, плакать могут и быки во время корриды. Они падают на колени и плачут как дети. Зрелище, конечно же, очень впечатляющее.Верить или нет всем этим фактам, дело сугубо личное. По мнению ученых плакать способен лишь человек, в то время как животные выражают свои эмоции несколько иначе. Они скулят, визжат, рычат, используют различные жесты.

[источники]Источники:https://info.wikireading.ru/81794http://goodnewsanimal.ru/news/otchego_zhivotnye_plachut/2013-03-20-2957http://faunazoo.ru/mogut-li-zhivotnye-plakat

Это копия статьи, находящейся по адресу http://masterokblog.ru/?p=9171.

masterok.livejournal.com

О чем плачут лошади

Федор Абрамов

Всякий раз, когда я спускался с деревенского угора на луг, я как бы вновь и вновь попадал в свое далекое детство - в мир пахучих трав, стрекоз и бабочек и, конечно же, в мир лошадей, которые паслись на привязи, каждая возле своего кола.

Я частенько брал с собой хлеб и подкармливал лошадей, а если не случалось хлеба, я все равно останавливался возле них, дружелюбно похлопывал по спине, по шее, подбадривал ласковым словом, трепал по теплым бархатным губам и потом долго, чуть не весь день, ощущал на своей ладони ни с чем не сравнимый конский душок.

Самые сложные, самые разноречивые чувства вызывали у меня эти лошади.

Они волновали, радовали мое крестьянское сердце, придавали пустынному лугу с редкими кочками и кустиками ивняка свою особую - лошадиную - красоту, и я мог не минутами, часами смотреть на этих добрых и умных животных, вслушиваться в их однообразное похрустывание, изредка прерываемое то недовольным пофыркиванием, то коротким всхрапом - пыльная или несъедобная травка попалась.

Но чаще всего лошади эти вызывали у меня чувство жалости и даже какой-то непонятной вины перед ними.

Конюх Миколка, вечно пьяный, иногда и день и ночь не заявлялся к ним, и вокруг кола не то что трава - дернина была изгрызена и выбита дочерна. Они постоянно томились, умирали от жажды, их донимал гнус - в затишные вечера серым облаком, тучей клубился над ними комар и мошкара.

В общем, что говорить, - нелегко жилось беднягам. И потому-то я как мог пытался скрасить, облегчить их долю. Да и не только я. Редкая старушонка, редкая баба, оказавшись на лугу, проходила мимо них безучастно.

На этот раз я не шел - бежал к лошадям, ибо кого же я увидел сегодня среди них? Свою любимицу Клару, или Рыжуху, как я называл ее запросто, по-бывалошному, по обычаю тех времен, когда еще не было ни Громов, ни Идей, ни Побед, ни Ударников, ни Звезд, а были Карьки и Карюхи, Воронки и Воронухи, Гнедки и Гнедухи - обычные лошади с обычными лошадиными именами.

Рыжуха была тех же статей и тех же кровей, что и остальные кобылы и мерины. Из породы так называемых мезенок, лошадок некрупных, неказистых, но очень выносливых и неприхотливых, хорошо приспособленных к тяжелым условиям Севера. И доставалось Рыжухе не меньше, чем ее подругам и товарищам. В четыре-пять лет у нее уже была сбита спина под седелкой, заметно отвисло брюхо и даже вены в пахах начинали пухнуть.

И все-таки Рыжуха выгодно выделялась среди своих сородичей.

На некоторых из них просто мочи не было смотреть. Какие-то неряшливые, опустившиеся, с невылинялой клочкастой шкурой, с гноящимися глазами, с какой-то тупой покорностью и обреченностью во взгляде, во всей понурой, сгорбленной фигуре.

А Рыжуха - нет. Рыжуха была кобылка чистая, да к тому же еще сохранила свой веселый, неунывающий характер, норовистость молодости.

Обычно, завидев меня, спускающегося с угора, она вся подбиралась, вытягивалась в струнку, подавала свой звонкий голос, а иногда широко, насколько позволяла веревка, обегала вокруг кола, то есть совершала, как я называл это, свой приветственный круг радости.

Сегодня Рыжуха при моем приближении не выказала ни малейшего воодушевления. Стояла возле кола неподвижно, окаменело, истово, как умеют стоять только лошади, и ничем, решительно ничем не отличалась от остальных кобыл и коней.

"Да что с ней? - с тревогой подумал я. - Больна? Забыла меня за это время?" (Рыжуха две недели была на дальнем сенокосе.)

Я на ходу стал отламывать от буханки большой кусок - с этого, с подкормки, началась наша дружба, но тут кобыла и вовсе озадачила меня: она отвернула голову в сторону.

- Рыжуха, Рыжуха... Да это же я... я...

Я схватил ее за густую с проседью челку, которую сам же и подстриг недели три назад - напрочь забивало глаза, притянул к себе. И что же я увидел? Слезы. Большие, с добрую фасолину, лошадиные слезы.

- Рыжуха, Рыжуха, да что с тобой?

Рыжуха молча продолжала плакать.

- Ну, хорошо, у тебя горе, у тебя беда. Но ты можешь сказать, в чем дело?

- У нас тут спор один был...

- У кого - у нас?

- У нас, у лошадей.

- У вас спор? - удивился я. - О чем?

- О лошадиной жизни. Я им сказала, что были времена, когда нас, лошадей, жалели и берегли пуще всего на свете, а они подняли меня на смех, стали издеваться надо мной... - и тут Рыжуха опять расплакалась.

Я насилу успокоил ее. И вот что в конце концов рассказала она мне.

На дальнем покосе, с которого только что вернулась Рыжуха, она познакомилась с одной старой кобылой, с которой на пару ходила в конной косилке. И вот эта старая кобыла, когда им становилось совсем невмоготу (а работа там была каторжная, на износ), начинала подбадривать ее своими песнями.

- Я в жизни ничего подобного не слыхала, - говорила Рыжуха. - Из этих песен я узнала, что были времена, когда нас, лошадей, называли кормилицами, холили и ласкали, украшали лентами. И когда я слушала эти песни, я забывала про жару, про оводов, про удары ременки, которой то и дело лупил нас злой мужик. И мне легче, ей-богу, легче было тащить тяжелую косилку. Я спрашивала Забаву - так звали старую кобылу, - не утешает ли она меня. Не сама ли она придумала все эти красивые песни про лошадиное беспечальное житье? Но она меня уверяла, что все это сущая правда и что песни эти певала ей еще мать. Певала, когда она была сосунком. А мать их слышала от своей матери. И так эти песни про счастливые лошадиные времена из поколения в поколение передавались в ихнем роду.

- И вот, - заключила свой рассказ Рыжуха, - сегодня утром, как только нас вывели на луг, я начала петь песни старой кобылы своим товаркам и товарищам, а они закричали в один голос: "Вранье все это, брехня! Замолчи! Не растравляй нам: душу. И так тошно".

Рыжуха с надеждой, с мольбой подняла ко мне свои огромные, все еще мокрые, печальные глаза, в фиолетовой глубине которых я вдруг увидел себя - маленького, крохотного человечка.

- Скажите мне... Вы человек, вы все знаете, вы из тех, кто всю жизнь командует нами... Скажите, были такие времена, когда нам, лошадям, жилось хорошо? Не соврала мне старая кобыла? Не обманула?

Я не выдержал прямого, вопрошающего взгляда Рыжухи. Я отвел глаза в сторону и тут мне показалось, что отовсюду, со всех сторон, на меня смотрят большие и пытливые лошадиные глаза. Неужели то, о чем спрашивала меня Рыжуха, занимало и других лошадей? Во всяком случае, обычного хруста, который всегда слышится на лугу, не было.

Не знаю, сколько продолжалась для меня эта молчаливая пытка на зеленой луговине под горой, - может, минуту, может, десять минут, может, час, но я взмок с головы до ног.

Все, все правильно говорила старая кобыла, ничего не соврала. Были, были такие времена, и были еще недавно, на моей памяти, когда лошадью дышали и жили, когда ей скармливали самый лакомый кусок, а то и последнюю краюху хлеба - мы-то как-нибудь выдюжим, мы-то и с голодным брюхом промаемся до утра. Нам не привыкать. А что делалось по вечерам, когда наработавшаяся за день лошадка входила в свой заулок! Вся семья, от мала до велика, выбегала встречать ее, и сколько же ласковых, сколько благодарных слов выслушивала она, с какой любовью распрягали ее, выхаживали, водили на водопой, скребли, чистили! А сколько раз за ночь поднимались хозяева, чтобы проведать свое сокровище!

Да, да, сокровище. Главная опора и надежда всей крестьянской жизни, потому как без лошади - никуда: ни в поле выехать, ни в лес. Да и не погулять как следует.

Полвека прожил я на белом свете и чудес, как говорится, повидал немало - и своих, и заморских, а нет, русские гулянья на лошадях о масленице сравнить не с чем.

Все преображалось как в сказке. Преображались мужики и парни - чертом выгибались на легких расписных санках с железными подрезами, преображались лошади. Эх, гулюшки, эх, родимые! Не подкачайте! Потешьте сердце молодецкое! Раздуйте метель-огонь на всю улицу!

И лошади раздували. Радугами плясали в зимнем воздухе цветастые, узорчатые дуги, июльский жар несло от медных начищенных сбруй, и колокольцы, колокольцы - услада русской души...

Первая игрушка крестьянского сына - деревянный конь. Конь смотрел на ребенка с крыши родного отцовского дома, про коня-богатыря, про сивку-бурку пела и рассказывала мать, конем украшал он, подросши, прялку для своей суженой, коню молился - ни одной божницы не помню я в своей деревне без Егория Победоносца. И конской подковой - знаком долгожданного мужицкого счастья - встречало тебя почти каждое крыльцо. Всё - конь, всё - от коня: вся жизнь крестьянская, с рождения до смерти...

Ну и что же удивительного, что из-за коня, из-за кобылы вскипали все главные страсти в первые колхозные годы!

У конюшни толклись, митинговали с утра до ночи, там выясняли свои отношения. Сбил у Воронка холку, не напоил Гнедуху вовремя, навалил слишком большой воз, слишком быстро гнал Чалого, и вот уж крик, вот уж кулаком в рыло заехали.

Э-э, да что толковать о хозяевах, о мужиках, которые всю жизнь кормились от лошади!

Я, отрезанный ломоть, студент университета, еще накануне войны не мог спокойно пройти мимо своего Карька, который когда-то, как солнце, освещал всю жизнь нашей многодетной, рано осиротевшей семьи. И даже война, даже война не вытравила во мне память о родном коне.

Помню, в сорок седьмом вернулся в деревню. Голод, разор, запустение, каждый дом рыдает по не вернувшимся с войны. А стоило мне увидеть первую лошадь, и на мысли пришел Карько.

- Нету вашего Карька, - ответил мне конюх-старик. - На лесном фронте богу душу отдал. Ты думаешь, только люди в эту войну воевали? Нет, лошади тоже победу ковали, да еще как...

Карько, как я узнал дальше, свой жизненный путь закончил в самый День Победы. Надо было как-то отметить, отпраздновать такой день. А как? Чем? Вот и порешили пожертвовать самой старой доходягой. Короче, когда Карько притащился из лесу со своим очередным возом, на него сверху, со штабеля, обрушили тяжеленные бревна...

В каждом из нас, должно быть, живет пушкинский вещий Олег, и года три назад, когда мне довелось быть в Росохах, где когда-то в войну шла заготовка леса, я попытался разыскать останки своего коня.

Лесопункта давно уже не было. Старые бараки, кое-как слепленные когда-то стариками да мальчишками, развалились, заросли крапивой, а на месте катища, там, где земля была щедро удобрена щепой и корой, вымахали густые заросли розового иван-чая.

Я побродил возле этих зарослей, в двух-трех местах даже проложил через них тропу, но останков никаких не нашел...

...Рыжуха все так же, с надеждой, с мольбой смотрела на меня. И смотрели другие лошади. И казалось, все пространство на лугу, под горой - сплошь одни лошадиные глаза. Все, и живые, на привязи, и те, которых давно уже не было, - все лошадиное царство, живое и мертвое, вопрошало сейчас меня. А я вдруг напустил на себя бесшабашную удаль и воскликнул:

- Ну, ну, хватит киснуть! Хватит забивать себе голову всякой ерундой. Давайте лучше грызть хлеб, пока грызется.

И вслед за тем, избегая глядеть в глаза Рыжухе, я торопливо бросил на луг, напротив ее вытянутой морды, давно приготовленный кусок хлеба, потом быстро оделил хлебом других лошадей и с той же разудалой бесшабашностью театрально вскинул руку:

- Покель! В энтом деле без банки нам все равно не разобраться... - И, глубоко сунув руки в карманы модных джинсов, быстрой, развязной походкой двинулся к реке.

А что я мог ответить этим бедолагам? Сказать, что старая кобыла ничего не выдумала, что были у лошадей счастливые времена?

Я пересек пересохшее озеро, вышел на старую, сохранившуюся еще от доколхозных времен межу, которая всегда радовала меня своим буйным разнотравьем.

Но я ничего не видел сейчас.

Все мое существо, весь мой слух были обращены назад, к лошадям. Я ждал, каждым своим нервом ждал, когда же они начнут грызть хлеб, с обычным лошадиным хрустом и хрумканьем стричь траву на лугу.

Ни малейшего звука не доносилось оттуда.

И тогда я вдруг стал понимать, что я совершил что-то непоправимое, страшное, что я обманул Рыжуху, обманул всех этих несчастных кляч и доходяг и что никогда, никогда уже у меня с Рыжухой не будет той искренности и того доверия, которые были до сих пор.

И тоска, тяжелая лошадиная тоска навалилась на меня, пригнула к земле. И вскоре я уже сам казался себе каким-то нелепым, отжившим существом. Существом из той же лошадиной породы...

wolcha.ru

О чем плачут лошади

О чем плачут лошади

Рассказ. Источник: М.: "Детская литература", 2004 г.

Всякий раз, когда я спускался с деревенского угора на луг, я как бы вновь и вновь попадал в свое далекое детство — в мир пахучих трав, стрекоз и бабочек и, конечно же, в мир лошадей, которые паслись на привязи, каждая возле своего кола.

Я частенько брал с собой хлеб и подкармливал лошадей, а если не случалось хлеба, я все равно останавливался возле них, дружелюбно похлопывал по спине, по шее, подбадривал ласковым словом, трепал по теплым бархатным губам и потом долго, чуть не весь день, ощущал на своей ладони ни с чем не сравнимый конский душок.Самые сложные, самые разноречивые чувства вызывали у меня эти лошади.

Они волновали, радовали мое крестьянское сердце, придавали пустынному лугу с редкими кочками и кустиками ивняка свою особую — лошадиную — красоту, и я мог не минутами, часами смотреть на этих добрых и умных животных, вслушиваться в их однообразное похрустывание, изредка прерываемое то недовольным пофыркиванием, то коротким всхрапом — пыльная или несъедобная травка попалась.

Но чаще всего лошади эти вызывали у меня чувство жалости и даже какой-то непонятной вины перед ними. Конюх Миколка, вечно пьяный, иногда и день и ночь не заявлялся к ним, и вокруг кола не то что трава — дернина была изгрызена и выбита дочерна. Они постоянно томились, умирали от жажды, их донимал гнус — в затишные вечера серым облаком, тучей клубился над ними комар и мошкара. В общем, что говорить, — нелегко жилось беднягам. И потому-то я как мог пытался скрасить, облегчить их долю. Да и не только я. Редкая старушонка, редкая баба, оказавшись на лугу, проходила мимо них безучастно.

На этот раз я не шел — бежал к лошадям, ибо кого же я увидел сегодня среди них? Свою любимицу Клару, или Рыжуху, как я называл ее запросто, по-бывалошному, по обычаю тех времен, когда еще не было ни Громов, ни Идей, ни Побед, ни Ударников, ни Звезд, а были Карьки и Карюхи, Воронки и Воронухи, Гнедки и Гнедухи — обычные лошади с обычными лошадиными именами. Рыжуха была тех же статей и тех же кровей, что и остальные кобылы и мерины. Из породы так называемых мезенок, лошадок некрупных, неказистых, но очень выносливых и неприхотливых, хорошо приспособленных к тяжелым условиям Севера. И доставалось Рыжухе не меньше, чем ее подругам и товарищам. В четыре-пять лет у нее уже была сбита спина под седелкой, заметно отвисло брюхо и даже вены в пахах начинали пухнуть. И все-таки Рыжуха выгодно выделялась среди своих сородичей.

На некоторых из них просто мочи не было смотреть. Какие-то неряшливые, опустившиеся, с невылинялой клочкастой шкурой, с гноящимися глазами, с какой-то тупой покорностью и обреченностью во взгляде, во всей понурой, сгорбленной фигуре. А Рыжуха — нет. Рыжуха была кобылка чистая, да к тому же еще сохранила свой веселый, неунывающий характер, норовистость молодости. Обычно, завидев меня, спускающегося с угора, она вся подбиралась, вытягивалась в струнку, подавала свой звонкий голос, а иногда широко, насколько позволяла веревка, обегала вокруг кола, то есть совершала, как я называл это, свой приветственный круг радости.

Сегодня Рыжуха при моем приближении не выказала ни малейшего воодушевления. Стояла возле кола неподвижно, окаменело, истово, как умеют стоять только лошади, и ничем, решительно ничем не отличалась от остальных кобыл и коней.«Да что с ней? — с тревогой подумал я. — Больна? Забыла меня за это время?» (Рыжуха две недели была на дальнем сенокосе.)Я на ходу стал отламывать от буханки большой кусок — с этого, с подкормки, началась наша дружба, но тут кобыла и вовсе озадачила меня: она отвернула голову в сторону.—  Рыжуха, Рыжуха... Да это же я... я...Я схватил ее за густую с проседью челку, которую сам же и подстриг недели три назад — напрочь забивало глаза, притянул к себе. И что же я увидел? Слезы. Большие, с добрую фасолину, лошадиные слезы.—  Рыжуха, Рыжуха, да что с тобой? Рыжуха молча продолжала плакать.—  Ну, хорошо, у тебя горе, у тебя беда. Но ты можешь сказать, в чем дело?—  У нас тут спор один был...—  У кого — у нас?—  У нас, у лошадей.—  У вас спор? — удивился я. — О чем?—  О лошадиной жизни. Я им сказала, что были времена, когда нас, лошадей, жалели  и  берегли пуще всего на свете, а они подняли меня на смех, стали издеваться надо мной... — и тут Рыжуха опять расплакалась.Я насилу успокоил ее. И вот что в конце концов рассказала она мне.

На дальнем покосе, с которого только что вернулась Рыжуха, она познакомилась с одной старой кобылой, с которой на пару ходила в конной косилке. И вот эта старая кобыла, когда им становилось совсем невмоготу (а работа там была каторжная, на износ), начинала подбадривать ее своими песнями.—  Я   в   жизни   ничего   подобного не слыхала, — говорила Рыжуха. — Из этих песен я узнала, что были времена, когда нас, лошадей, называли кормилицами, холили и ласкали, украшали лентами. И когда я слушала эти песни, я забывала про жару, про оводов, про удары ременки, которой то и дело лупил нас злой мужик. И мне легче, ей-богу, легче было тащить тяжелую косилку. Я спрашивала Забаву — так звали старую кобылу, — не утешает ли она меня. Не сама ли она придумала все эти красивые песни про лошадиное беспечальное житье? Но она меня уверяла, что все это сущая правда и что песни эти певала ей еще мать. Певала, когда она была сосунком. А мать их слышала от своей матери. И так эти песни про счастливые лошадиные времена из поколения в поколение передавались в ихнем роду.—  И вот, — заключила свой рассказ Рыжуха, — сегодня утром, как только нас вывели на луг, я начала петь песни старой кобылы своим товаркам и товарищам, а они закричали в один голос: «Вранье все это, брехня! Замолчи! Не растравляй нам: душу. И так тошно».

Рыжуха с надеждой, с мольбой подняла ко мне свои огром¬ные, все еще мокрые, печальные глаза, в фиолетовой глубине которых я вдруг увидел себя — маленького, крохотного человечка.—  Скажите мне... Вы человек, вы все знаете, вы из тех, кто всю жизнь командует нами... Скажите, были такие времена, когда нам, лошадям, жилось хорошо?  Не соврала мне старая кобыла? Не обманула?

Я не выдержал прямого, вопрошающего взгляда Рыжухи. Я отвел глаза в сторону и тут мне показалось, что отовсюду, со всех сторон, на меня смотрят большие и пытливые лошадиные глаза. Неужели то, о чем спрашивала меня Рыжуха, занимало и других лошадей? Во всяком случае, обычного хруста, который всегда слышится на лугу, не было. Не знаю, сколько продолжалась для меня эта молчаливая пытка на зеленой луговине под горой, — может, минуту, может, десять минут, может, час, но я взмок с головы до ног.

Все, все правильно говорила старая кобыла, ничего не соврала. Были, были такие времена, и были еще недавно, на моей памяти, когда лошадью дышали и жили, когда ей скармливали самый лакомый кусок, а то и последнюю краюху хлеба — мы-то как-нибудь выдюжим, мы-то и с голодным брюхом промаемся до утра. Нам не привыкать. А что делалось по вечерам, когда наработавшаяся за день лошадка входила в свой заулок! Вся семья, от мала до велика, выбегала встречать ее, и сколько же ласковых, сколько благодарных слов выслушивала она, с какой любовью распрягали ее, выхаживали, водили на водопой, скребли, чистили! А сколько раз за ночь поднимались  хозяева,  чтобы  проведать  свое  сокровище!

Да, да, сокровище. Главная опора и надежда всей крестьянской жизни, потому как без лошади — никуда: ни в поле выехать, ни в лес. Да и не погулять как следует.Полвека прожил я на белом свете и чудес, как говорится, повидал немало — и своих, и заморских, а нет, русские гулянья на лошадях о масленице сравнить не с чем.Все преображалось как в сказке. Преображались мужики и парни — чертом выгибались на легких расписных санках с железными подрезами, преображались лошади. Эх, гулюшки, эх, родимые! Не подкачайте! Потешьте сердце молодецкое! Раздуйте метель-огонь на всю улицу! И лошади раздували. Радугами плясали в зимнем воздухе цветастые, узорчатые дуги, июльский жар несло от медных начищенных сбруй, и колокольцы, колокольцы — услада русской души...

Первая игрушка крестьянского сына — деревянный конь. Конь смотрел на ребенка с крыши родного отцовского дома, про коня-богатыря, про сивку-бурку пела и рассказывала мать, конем украшал он, подросши, прялку для своей суженой, коню молился — ни одной божницы не помню я в своей деревне без Егория Победоносца. И конской подковой — знаком долгожданного мужицкого счастья — встречало тебя почти каждое крыльцо. Всё — конь, всё — от коня:  вся жизнь крестьянская, с рождения до смерти...

Ну и что же удивительного, что из-за коня, из-за кобылы вскипали все главные страсти в первые колхозные годы! У конюшни толклись, митинговали с утра до ночи, там выясняли свои отношения. Сбил у Воронка холку, не напоил Гнедуху вовремя, навалил слишком большой воз, слишком быстро гнал Чалого, и вот уж крик, вот уж кулаком в рыло заехали. Э-э, да что толковать о хозяевах, о мужиках, которые всю жизнь кормились от лошади!Я, отрезанный ломоть, студент университета, еще накануне войны не мог спокойно пройти мимо своего Карька, который когда-то, как солнце, освещал всю жизнь нашей многодетной, рано осиротевшей семьи. И даже война, даже война не вытравила во мне память о родном коне. Помню, в сорок седьмом вернулся в деревню. Голод, разор, запустение, каждый дом рыдает по не вернувшимся с войны. А   стоило   мне   увидеть   первую лошадь, и на мысли пришел Карько.— Нету вашего Карька, — ответил мне конюх-старик. — На лесном фронте богу душу отдал. Ты думаешь, только люди в  эту войну воевали?   Нет, лошади тоже  победу  ковали,  да еще как...

Карько, как я узнал дальше, свой жизненный путь закончил в самый День Победы. Надо было как-то отметить, отпраздновать такой день. А как? Чем? Вот и порешили пожертвовать самой старой доходягой. Короче, когда Карько притащился из лесу со своим очередным возом, на него сверху, со штабеля, обрушили тяжеленные бревна...В каждом из нас, должно быть, живет пушкинский вещий Олег, и года три назад, когда мне довелось быть в Росохах, где когда-то в войну шла заготовка леса, я попытался разыскать останки своего коня. Лесопункта давно уже не было. Старые бараки, кое-как слепленные когда-то стариками да мальчишками, развалились, заросли крапивой, а на месте катища, там, где земля была щедро удобрена щепой и корой, вымахали густые заросли розового иван-чая. Я побродил возле этих зарослей, в двух-трех местах даже проложил через них тропу, но останков никаких не нашел...

...Рыжуха все так же, с надеждой, с мольбой смотрела на меня. И смотрели другие лошади. И казалось, все пространство на лугу, под горой — сплошь одни лошадиные глаза. Все, и живые, на привязи, и те, которых давно уже не было, — все лошадиное царство, живое и мертвое, вопрошало сейчас меня. А   я   вдруг   напустил   на себя бесшабашную удаль  и воскликнул:—  Ну,   ну,   хватит   киснуть!  Хватит забивать  себе  голову всякой ерундой. Давайте лучше грызть хлеб, пока грызется.И вслед за тем, избегая глядеть в глаза Рыжухе, я торопливо бросил на луг, напротив ее вытянутой морды, давно приготовленный кусок хлеба, потом быстро оделил хлебом других лошадей и с той же разудалой бесшабашностью театрально вскинул руку:—  Покель! В энтом деле без банки нам все равно не разобраться... — И, глубоко сунув руки в карманы модных джинсов, быстрой, развязной походкой двинулся к реке.А что я мог ответить этим бедолагам? Сказать, что старая кобыла ничего не выдумала, что были у лошадей счастливые времена?

Я пересек пересохшее озеро, вышел на старую, сохранившуюся еще от доколхозных времен межу, которая всегда радовала меня своим буйным разнотравьем.Но я ничего не видел сейчас.Все мое существо, весь мой слух были обращены назад, к лошадям. Я ждал, каждым своим нервом ждал, когда же они начнут грызть хлеб, с обычным лошадиным хрустом и хрумканьем стричь траву на лугу. Ни малейшего звука не доносилось оттуда.

И тогда я вдруг стал понимать, что я совершил что-то непоправимое, страшное, что я обманул Рыжуху, обманул всех этих несчастных кляч и доходяг и что никогда, никогда уже у меня с Рыжухой не будет той искренности и того доверия, которые были до сих пор. И тоска, тяжелая лошадиная тоска навалилась на меня, пригнула к земле. И вскоре я уже сам казался себе каким-то нелепым, отжившим существом. Существом из той же лошадиной породы...

beautyvet.ru

Могут ли животные плакать? Собаки и кошки умеют плакать?

Споры по поводу того, испытывают ли животные эмоции в целом и могут ли плакать в частности, не утихают. Мнения расходятся: одни убеждены, что животные – практически машины без мышления и эмоций, «работающие» на голых инстинктах, другие, напротив, уверены, что животные ничем не отличаются от людей. 

Фото: google.by

Так испытывают ли животные эмоции и могут ли плакать?

Ответ на этот вопрос зависит от того, какой смысл мы вкладываем в «плач». Считается, что люди – единственные существа, которые способны плакать. Но если плач рассматривать как выражение эмоций и чувств, это утверждение выглядит сомнительным.

Плач можно рассматривать с двух точек зрения: как выражение эмоций (например, боли или грусти) или как коммуникативный сигнал (например, чтобы вызвать чье-то сочувствие). В первом случае плач может сопровождаться другими проявлениями дистресса («плохого» стресса): соответствующая мимика, движения, звуки. И как выражение эмоций плач свойственен многим животным. Например, ученые не раз убеждались в том, что детеныши обезьян таким образом реагируют на разлуку с матерями. Однако большинство ученых все же избегают употреблять слова «плач», используя определение «дистресс».

Тем не менее, доказано, что животные испытывают широкий спектр эмоций. И все больше людей признают, что не только представители рода человеческого могут плакать (пусть и без слез). Плачут собаки в разлуке с владельцем и даже крысы, оказавшиеся в изоляции. А некоторые наблюдали, как плачут слоны, когда умирают их сородичи. Причем из их глаз по-настоящему текут слезы.

Лауреат Нобелевской премии этолог Конрад Лоренц описывал случай, когда французский бульдог Булли случайно укусил его за палец. И хотя Лоренц никак не упрекнул питомца, а наоборот, всячески его утешал, Булли неподвижно лежал, трясся, а из глаз текли крупные слезы. Этот случай убедил Лоренца в том, что животные куда более эмоциональны, чем люди о них думали.

Фото: google.by

И хотя многие не хотят даже исследовать этот вопрос, заявляя, что мы не можем спросить животных, что они чувствуют на самом деле, и прочитать их мысли, некоторые ученые попытались взглянуть на проблему под другим углом. Да, мы не можем спросить животных, но мы можем наблюдать за их поведением и работой мозга и делать выводы. Например, смотреть, как звери ведут себя в той или иной ситуации, стараются ли они ее избежать или, наоборот, она кажется им привлекательной, показывают ли они признаки страха и т.п. В результате пришли к выводу, что млекопитающие способны испытывать широкий спектр эмоций – возможно, даже тех, которые могут стать причиной слез. А немецкий зоолог Оскар Хейнрот говорил: “Животные – это весьма эмоциональные люди, обладающие минимальным разумом”.

А что же происходит в мозгу животных, когда они попадают в те или иные ситуации? Реагирует ли мозг животных на происходящее так же, как и человеческий мозг?

Проводились опыты на шимпанзе, собаках и грызунах, и выяснилось, что животные, как и люди, испытывают самые разнообразные эмоции, от гнева до радости. И даже способны «читать» эмоции других существ, то есть обладают эмпатией, которая тоже, как раньше считалось, свойственна лишь человеку.

Мы привыкли соотносить выражение лица человека с его эмоциональным состоянием: например, человек, который плачет, испытывает грусть, а если смеется – значит, радуется. Но мы пока не очень много знаем о выражении эмоций у животных. Поэтому остается открытым вопрос: например, когда у слона текут слезы, это выражение грусти или просто физиологический ответ на стресс, связанный с разлукой с матерью и отсутствием ее прикосновений?

Но так ли важна эта разница? Ведь люди тоже могут плакать по тысяче причин, от грусти до злости, и мы иногда сами не можем сказать, почему у нас текут слезы. И неважно, сознательно мы или животные плачем или инстинктивно, суть от этого не меняется: и мы, и они испытываем эмоции и плачем, чтобы получить облегчение. Как говорил биолог Джулиан Хаксли, «настоящий исследователь, изучающий поведение животных, просто-напросто не должен забывать о собственном происхождении: в конце концов, он ведь тоже млекопитающее…»

Фото: google.by

wikipet.ru

Хорошее отношение к лошадям | Милосердие.ru

Я думаю, что священник может разрешить вас от этого обета. Бывает так, что человек дает неразумные обеты. Например, я знаю, один юноша, опаздывая на поезд, дал такое обещание: Господи, если я успею, пойду в монастырь. А потом он встретил девушку, которую очень полюбил. Тогда он поехал к о. Иоанну Крестьянкину за советом. Отец Иоанн сказал ему: это был не обет, а просто глупость! Так что я думаю, вам нужно подойти к священнику, побеседовать, и он может вас разрешить от вашего обета. Тем более, что вы давали его не по всем правилам. А брюк, я думаю, вам не нужно носить, кроме как при занятиях с лошадью

Мы продолжаем публикацию бесед на тему «Православная община».Публикуемая беседа, проведенная о.Аркадием Шатовым в эфире «Радонежа» 08.04.05, посвящается иппотерапии — методике, не получившей всеобщего признания, но вызывающей всеобщий интерес, а главное, реально помогающей детям, страдающим ДЦП, аутизмом и другими неврологическими заболеваниями.

Добрый вечер, дорогие братья и сестры! Сегодня в нашей студии гость необычной профессии – иппотерапевт Катя Букина. В 2004 году Катя закончила педагогический институт и получила диплом по специальности иппотерапия. Пожалуй, немногие знают, что можно лечить больных детей с помощью лошадей. Катя лошадей любила с детства. Теперь она живет в деревне, и у нее две лошади. В гости к Кате и ее родителям часто приезжают прихожане ее храма — отдохнуть, покататься. Вот об этой Катиной жизни мы и расскажем.

— Катя, ты чувствуешь себя членом приходской общины, будучи так далеко от нее?— Иногда перестаю чувствовать. Но когда приезжают гости из храма, катаются на лошадях, а я им помогаю, — чувствую единство с приходом, связь своей жизни с приходской.

— Храм платит тебе содержание? — Да, я состою на работе в храме..

— Ты осознаешь свою работу как служение? — Да. Это служение. Служишь и ждешь, когда же воспользуются твоими трудами наши прихожане.

— Ты писала диплом по иппотерапии. Ты, наверное, знаешь, что иппотерапия — методика спорная. Многие считают, что детям на лошадях ездить опасно, они могут упасть, расшибиться. — Я встречалась с таким мнением, но к иппотерапии это не имеет отношения. Для меня это дело бесспорное, потому что я сама видела, как детям это помогает. Другое дело — техника безопасности. Лошадь — животное непредсказуемое. Иппотерапия — это не просто сел и поехал. Здесь работают специалисты, способные оценить и часто спрогнозировать поведение и реакцию лошади, ее контакт с ребенком и предотвратить «несчастные случаи».

— В чем смысл иппотерапии, что она дает ребенку? — Лошади, как и дельфины, оказывают на ребенка огромное положительное влияние, в основе которого — изначальная гармония человека и природы, данная нам Богом в раю. Очевидно, детская душа, как более чистая и чуткая, способна острее на это отзываться. Главный смысл — в установлении — или восстановлении — контакта между миром и человеком. Это происходит на физиологическом уровне: лошадь теплая, большая и добрая, и на психологическом: ребенок на лошади выше всех, на кого он привык смотреть снизу вверх. Это выравнивает роли: взрослый — ребенок, укрепляет чувство своей онтологической ценности, ощущение общности с миром, дает ребенку стимул и вдохновение для развития. Ведь иппотерапию рекомендуют детям с различными неврологическими проблемами, например, аутизмом, ДЦП и другими, когда — на физическом или психологическом плане затруднен контакт с людьми и миром. И лошади выступают тут посредниками.

— Можно сказать, что когда человек сидит на лошади, он приобщается тому состоянию, которое было у Адама в раю, когда животные еще были ему послушны, и он понимал их язык, а они — его? — Сидя на лошади, человек как-бы приближается к природе, а природа к нему. Идеал верховой езды – когда человек ощущает себя и лошадь как единое целое. Единство человека и лошади дает почувствовать единство со всей природой.

— А почему выбирается лошадь, а не корова, не коза? — На корове и козе не ездят. Лошадь — это животное, для которого характерно ритмическое движение, что очень важно. И температура тела у нее выше, чем у человека, что важно, например для детей с ДЦП.

фото с сайта Русского иппотерапевтического сообщества

— Можно ли сказать, что Богом лошадь создана, чтобы служить человеку, возить и лечить его? Ведь человек вел среди лошадей селекцию, дрессировал их… — Не стоит лошадь идеализировать. Несмотря на дрессировку и селекцию, все инстинкты лошади сохраняются. Например, инстинкт самосохранения: увидела лошадь Камаз или только вспомнила про него – и в мгновение оказалась в стороне, а ее всадник остался на месте. Или инстинкт свободы – лошадь всегда стремится вырваться вперед перед другими лошадьми, встать над человеком. Или чувство табуна, с которым человек ничего не может сделать: одну лошадь уводят, а другая плачет: почему меня не взяли?

— Лошадь говорит? — Она «разговаривает» ушами, голосом, жестами.

— Ты понимаешь язык лошадей? — Чем дальше, тем больше.

— Как лошадь говорит «да» и «нет», как дает понять, что ей чего-то хочется, что ей грустно? Лошади умеют плакать? — Умеют. От боли. Глаза у лошади расширяются и появляются слезы. Самой плакать хочется, когда видишь это. У лошади удивительная мимика. В основном она выражается в движениях: ушей, хвоста, головы, шеи, всей позы. Лошадь радуется – хвост поднят, она грациозно рысит, голова вскинута вверх, грива и хвост развеваются. Сразу видно, что она радуется, что ей хорошо. Погода плохая, она устала, все надоели – голова опущена, уши прижаты — она не хочет общаться.

— А как лошадь боится? — Начинает храпеть. Лошадь умеет храпеть по-разному, но с испугу храпит особенно. Уходит в сторону, выставляет вперед голову, а корпус держит как можно дальше. Вообще сразу видно, когда лошадь что-то чувствует.

— А как понять, когда лошадь злится? Она ведь может укусить, ударить копытом? — Все может. Особенно когда подходишь к незнакомой лошади. Если внимательно смотреть, то можно догадаться. Уши прижаты к гриве так, что их не видно. Морда злая-злая. Хвост может нервно хлестать по бокам. Поворачивается задом – сразу видно, что хочет лягнуть.

— Я бы не догадался. Я бы подумал, может она не хочет общаться. — Лошади понимают эти жесты «с полуслова». Достаточно лошади прижать одно ухо, чтобы другая убежала. Они ведь не только с людьми общаются, но и друг с другом.

— У тебя две лошади. Ты понимаешь, как они «разговаривают» между собой? — Одна лошадь у нас главная — лидер, а вторая — в подчинении, смиряется, она кроткая. Иногда, правда, она пытается восстать, но у нее ничего не выходит. Например, лошадь-лидер начинает есть. Кроткая лошадь приближается издалека, мелкой перебежкой, тихо, спокойно, делая вид, что ей ничего не надо. Первая лошадь прижимает уши. Кроткая лошадь приостанавливается, смотрит на небо и как бы говорит: «Да я ничего и не хочу, в общем-то». Главная лошадь успокаивается. Тогда кроткая лошадь подходит ближе, при этом опять смотрит в небо, по сторонам, на птичек. Лошадь-лидер начинает сильнее нервничать и ударяет копытом. Тогда кроткая лошадь задумывается, но есть ей все равно хочется, и она продолжает приближаться. Если дистанция сокращается настолько, что лошадь-лидер рискует лишиться еды, она резко разворачивается, вынуждая вторую стремительно ретироваться. Но это максимальная степень возмущения, обычно бывает достаточно хвостом махнуть или копытом стукнуть, чтобы показать: «я в гневе».

— Понимает ли лошадь седока, и много ли надо им времени, чтобы почувствовать, кто на них садится? — Лошадям, чтобы это понять, нужно две секунды. Необязательно даже садиться в седло, достаточно подойти, чтобы лошадь поняла, с кем она имеет дело. Можно ли этого человека спокойно покатать, или можно пойти в лес погулять, а человек пусть посидит, отдохнет – мало ли куда ему хочется. У лошадей удивительная способность понимать людей. Они чувствуют уважение и силу, чувствует, когда их боятся — тогда становятся лидером, и будут делать, что хотят. Но если лошадь чувствует решимость настоять на своем, она и пытаться не будет не слушаться. Лошади прекрасно понимают, когда перед ними сильная личность, и еще когда человек особенный, например, больной ребенок. Я помню случай, когда лошадь с очень трудным характером, упрямая, проверявшая почти всех, кто на ней ездил, катала умственно отсталую, не всегда адекватно себя ведущую девочку. Я очень волновалась, как все будет, но потом решила, что под моим контролем дело наладится. Удивительно, но мне не пришлось ничего контролировать. Девочка подошла, погладила лошадь, села в седло и сказала: «Ну, Зюзечка, поехали». И лошадь спокойно пошла, причем именно в ту сторону, в которую хотела девочка.

— А девочка умела управлять лошадью? — В том-то и дело, что нет. А ведь у лошади сформированы определенные рефлексы, и если, например, неправильно тянуть повод, или толкать ногами не в то место, то она не будет ничего делать. А здесь лошадь не только слушалась, но и сама догадывалась, чего хочет девочка. Потом я доверила этой девочке вести лошадь на поводу до конюшни. Я переживала, как бы лошадь не затоптала девочку, потому что была грязь, и девочка буксовала в этой глине. Когда она совсем запуталась в собственных ногах (она несколько неловкая), лошадь остановилась, посмотрела на девочку, вздохнула и стала ждать. Девочка разобралась со своими ножками, потом сказала: «ну все, Зюзечка, пошли» — и эта Зюзечка, которая прет как танк, если ей надо, кротко шла за девочкой. Так что лошади очень хорошо чувствуют, кто с ними общается, какой человек.

— Как лошади попали к вам в деревню? — Одну лошадь мы перевезли из Москвы на машине. Это была целая эпопея, но она ее пережила. Вторую лошадь мы нашли километрах в сорока от нашей деревни и вели ее на поводу, не садились на нее, потому что она была бедная, голодная.

— Ездили ли вы в походы с лошадьми? — Первым нашим путешествием был перевоз лошади из прежней конюшни в наше село. Вообще-то лошади любят путешествовать по новым местам, они с любопытством оглядывают незнакомую местность. И даже между собой на эту тему переговариваются.

— Ваши лошади как-то участвуют в домашнем хозяйстве? — В первую нашу зиму лошадь спасала нас тем, что на ней мы заготавливали дрова. Только благодаря ей мы не замерзли. Потом замело все дороги и невозможно было ездить иначе, чем на санях. Поэтому на лошади мы ездили в храм, поскольку другой возможности добраться не было.

— А при храме есть какое-нибудь стойло, чтобы оставить лошадь?— В первую зиму они у нас стояли на улице под тулупами. Теперь мы разжились попонами, и лошади стоят тоже на улице, но под попонами.

— Просят ли дети покататься? — Первое время была всеобщая радость, как только лошади приезжали. Лошадь стоит, а человек ее видит и радуется.

— Вообще лошадь обычно вызывает радость. Я помню, когда мои дети были маленькие, стоило им показать – вон, смотрите, лошадь, — они сразу кричали: «Какая красивая»! — Я раньше удивлялась, что даже машины обязательно приостановятся, водители улыбнутся. А теперь я скоре удивляюсь, когда человек не улыбается.

— Нельзя ли подробнее узнать о детях, которых «лечат» лошади? Какие у них заболевания? — Лечением детей я не занимаюсь. Чтобы это делать, нужен специалист с высшим медицинским или психологическим образованием, закончивший курсы иппотерапии. Но кое-что могу сказать. Например, дети с аутизмом. Здесь решается психологическая задача выхода «из себя» и установления контакта с внешним миром. Аутисты боятся другого человека, человеческого лица, а лошадь они не боятся и даже могут начать ей что-нибудь рассказывать. Иппотерапевт может выйти на контакт с ребенком через лошадь. Для детей с ДЦП важен также и физиологический аспект. У лошади температура тела выше, чем у человека, поэтому, когда ребенок сидит на лошади, одновременно идет разогревающий массаж. При иппотерапии человек ездит без седла, и на него влияют ритмически верные движения лошади, которые он буквально повторяет. Вырабатывается правильная осанка, так как в верховой езде участвуют все группы мышц. Езда на лошади помогает детям с ДЦП научиться ходить.

Вопрос радиослушательницы:— У меня вот какой вопрос. Воцерковляться я стала недавно, по профессии ветеринарный врач. Очень люблю лошадей, из-за них и выбрала профессию. И вот так поучилось, что я при некоторых обстоятельствах дала обет Богородице не носить больше брюк. А теперь сама не знаю, как быть: все женщины, занимающиеся лошадями, носят брюки, поскольку в юбке очень неудобно.

Прот. Аркадий Шатов:— А как Вы давали этот обет? При священнике, перед иконой?

Pадиослушательницa:— Нет, просто так, сама по себе…

Прот. Аркадий Шатов:— Я думаю, что священник может разрешить вас от этого обета. Бывает так, что человек дает неразумные обеты. Например, я знаю, один юноша, опаздывая на поезд, дал такое обещание: Господи, если я успею, пойду в монастырь. А потом он встретил девушку, которую очень полюбил. Тогда он поехал к о. Иоанну Крестьянкину за советом. Отец Иоанн сказал ему: это был не обет, а просто глупость! Так что я думаю, вам нужно подойти к священнику, побеседовать, и он может вас разрешить от вашего обета. Тем более, что вы давали его не по всем правилам. А брюк, я думаю, вам не нужно носить, кроме как при занятиях с лошадью. Ведь теперь не ездят на дамских седлах.

Pадиослушательницa:— Батюшка, а вообще это не грех — такая сильная привязанность к лошадям?

Прот. Аркадий Шатов:— Любое чувство может быть и грехом, и нет. Любовь – это хорошо, страсть – грех. Еда – хорошо, чревоугодие – грех. Так и здесь: любовь к лошадям не грех, а какое-то извращение этого чувства – конечно грешно.

Дорогие братья и сестры, простите нас, что мы говорим сегодня о лошадях. Некоторые радиослушатели возмущаются: великий пост, а мы о лошадях тут рассказываем. Катя, но ведь лошади — это не только удовольствие, не только спорт. Это еще и серьезная наука, так ведь? А еще радость и воспитание добродетелей в человеке?

Екатерина Букина:— Да, и многие делились таким опытом. Я и сама столкнулась с тем, что лошадь учит смиряться. Бывает, какой-либо человек тебя не слышит, не слушает, и мы не анализируем, почему. А если лошадь не слушается, то тут по неволе задумаешься, а все ли правильно делаешь. Понимаешь, что не ты тут главный. Занятия с лошадьми вырабатывают силу воли: чтобы обучиться верховой езде, нужно очень много трудиться, ведь там задействовано и тело, и мозг, и внимание. В христианстве сила воли особенно важна, поскольку если ее нет, то она и не участвует в нашем спасении.

— А еще мне кажется, лошадь приучает к трудолюбию: в своей комнате ты можешь не убираться, а лошадь нужно покормит, попоить, как бы себя не чувствовал, какая бы не была погода…— Да, иной раз думаешь: ну что же это такое! Почему они все время едят? Почему их все время надо кормить, поить, чистить. Но ведь это животное!

— А может быть, лошадь еще учит нас быть внимательным к другим, прежде всего к людям, служить им? Ведь лошадь — живое существо, с ней возникают отношения. Могут лошади научить любить? — Да, и они сами показывают, что чем больше ты с ними общаешься, тем больше они тебя любят и уважают.

Вопрос радиослушательницы:— Скажите, пожалуйста, где занимаются с больными детишками?

Екатерина Букина:— В Москве есть несколько таких центров. Я работаю в центре «Солнечный мир». Проезд: метро «Текстильщики», далее любым автобусом, начинающимся на 6, до остановки «Люблино», далее в парке конюшни.

Прот. Аркадий Шатов:— Катя, большое спасибо за интересный рассказ!

www.miloserdie.ru

Могут ли животные плакать? - Все будет хорошо!

Всем нам порой так хочется, чтобы любимая собака или кошка понимали нас, сочувствовали нам и переживали вместе с нами. Поэтому и возникают многочисленные рассказы о том, какие крупные слезы текут из глаз собаки, когда она видит страдания хозяина, или как плачет крокодил, заглатывая свою жертву.

Из глаз крокодила действительно текут слезы во время еды, но это «крокодиловы слезы», текут они вовсе не из-за жалости (это чувство крокодилу несвойственно), а из-за спазма при заглатывании пищи, который сжимает мышцы вокруг слезных желез и выдавливает влагу, похожую на слезы.

Не плачет и собака, и никакое другое животное. Животные не умеют ни плакать, ни смеяться, они просто не знают, что это такое. Хотя слезные железы есть у всех животных и глаза их увлажняются, но это чисто физиологический процесс. Слезная жидкость выделяется у них для смачивания роговицы глаз, предохраняя ее от высыхания.

Плач или смех – явления другого порядка, здесь главную роль играет не физиология, а эмоции и чувства. Несмотря на то, что плач – это врожденный рефлекс, новорожденный малыш плачет без слез, он просто кричит, испытывая какие-то неудобства. Умение плакать от боли, страданий, обиды, равно как и смеяться от радости, удовольствия, в ответ на шутку, развивается у человека постепенно, по мере того, как развиваются его чувства и эмоции. Не обладая высокоорганизованным разумом, животное не может чувствовать эмоционально, а значит, не может смеяться или плакать.

Однако по этому поводу существуют другие теории и наблюдения ученых, согласно которым животные так же, как и люди, испытывают определенные эмоции, они переживают, радуются встрече, страдают и даже могут плакать. Правда, до сих пор неясно, по какой причине это у них происходит – от эмоций или от физиологии.

У многих есть дома питомец, кошка или собака, например, и, привязавшись к нему, можно подумать, что иногда животные чувствуют так же, как и человек. Они, конечно, могут выражать свои эмоции, настроение, но плакать и смеяться может только человек, и никто другой.

Например, собаки показывают свои эмоции, но делают это по-своему. Обычно это душераздирающие звуки, похожие на что-то среднее между лаем, визгом и воем. Впервые их издают молодые щенки, когда их разлучают с матерью. Взрослея, наши любимцы, чувствуя боль или обиду, могут скулить, хныкать, но вот слезы у них не появляются.

Ведь чтобы по-настоящему плакать, необходимо уметь думать и быть эмоционально чувствительным. И это вовсе не означает, что у них в глазах не появляются слезы, просто они предназначены для предохранения роговой оболочки от высыхания. В некоторых случаях из слезных желез выделяется жидкость, которая способствует выведению постороннего объекта — это обычная реакция на физическое раздражение глаза из-за попадания инородного тела, например, песчинки. Часто владельцы кошек и собак рассказывают, что их любимцы плачут, но это ошибочное впечатление, просто смачивающей влаги выделяется слишком много и она остается на морде, ведь они не могут стереть ее руками.

Необычное поведение насекомых, связанное со слезами животных, обнаружили ученые-зоологи. Оказалось, что некоторые разновидности бабочек для поддержания водного баланса в своем организме используют слезную жидкость представителей фауны. Интересное совпадение — таких насекомых только два вида и оба обитают на Мадагаскаре.

Ночная бабочка Hemiceratoides hieroglyphica высасывает хоботком слезы у спящей птицы. Она запускает под веки спящих пернатых гарпун, напоминающий хоботок, и сосет жидкость.

Ей удается напиться, не тревожа спящих птиц. Вот такой необычный способ восстановления баланса влаги. Mecistoptera griseifusa — это вторая бабочка, она покруче, поскольку предпочитает иметь дело с крупными спокойными животными — антилопами, оленями или крокодилами, которые, по известным причинам, не могут отогнать насекомых от своих глаз.

Важно заметить, такое необычное поведение бабочек наблюдается именно в течение влажного сезона, поэтому зоологи предполагают, что таким образом насекомые еще и восполняют нехватку соли в организме, которой недостаточно в местной почве. С солью связано и другое «слезное» поведения некоторых животных. Всем известно, что аллигаторы проливают обильные слезы, но это совсем не плач и фраза «крокодиловы слезы» вовсе не означает жалость к жертве.

Морские черепахи, выходя на сушу, горько плачут, изливая жалостливые слезы. Причина выделения из глаз большого количества жидкости физиологическая, а не эмоциональная, но бразильские индейцы убеждены, что милые животные сожалеют о покинутой родине.

Интересное заключение сделали японские исследователи. Они выяснили, что самцы мышей выпускают «химикалии сексуального желания» в жидкость, которая увлажняет их глаза. Оказывается, выделяющиеся слезы служат для привлечения особей противоположенного пола. Объясняется это тем, что в них содержатся феромоны, вызывающие определенную физиологическую реакцию у других мышек, их понюхавших.

В брачный период самец начинает плакать, но не от горя, а для того, чтобы привлечь женскую особь. Его обильные слезы кажутся самке очень привлекательными и даже соблазнительными, и она начинает ухаживать за мордочкой своего партнера. Тут и попадает невеста под воздействие феромонов. Жених, в свою очередь, заливается слезами еще больше, как бы давая понять, что готов к созданию семьи.

Конечно, во всех случаях поведение животных можно описать, применяя лексику, используемую для характеристики человеческого поведения, но все же то, что мы называем у животных мыслями или чувствами, есть не что иное, как инстинкты, реакции и рефлексы.

Процесс появления слез у животных можно связать с естественной реакцией их организма, пытающегося, таким образом, освободиться от накопившихся солей. Может это и так, но как тогда объяснить плач и слезы морских выдр, потерявших малышей?

Тот же бобер, например, навзрыд плачет по поводу потери своего жилища. Животное становится флегматичным, перестает реагировать на опасность, и даже угроза смерти его не страшит. По рассказам очевидцев,плачущих бобров можно встретить на обочинах дорог. Ну а плачут они как дети, с всхлипыванием и слезами. Отсюда и поговорка –«слезы как у бобра». Вот и получается, что слезы у животных могут быть вызваны не только болью, но и различными эмоциями.

Пример можно взять из жизни тех же бобров. Особи противоположного пола, относящиеся к разным семьям, очень тяжело между собой сходятся. Обычно примирение наступает после нескольких ожесточенных драк. Очень трогательно наблюдать, как самец и самка приближаются друг к другу со слезами дружбы на глазах. Это означает, что мир между ними установлен.

Причиной бобровых слез может стать потеря потомства. Лишившись малышей, самка несколько дней плачет, и из ее глаз капают крупные слезы. Она прекращает есть, худеет, и может даже погибнуть.

Собаки могут плакать не только от боли, но и от ревности. Как оказывается, они не лишены этого чувства. Ревность возникает при появлении в доме еще одного четвероногого, которому уделяется повышенное внимание. В конце концов это может окончиться дракой между животными, которые, таким образом, отстаивают свое право на первенство. При этом обе собаки переживают огромный стресс, который может вылиться в плач и слезы.

По заверению тореадоров, плакать могут и быки во время корриды. Они падают на колени и плачут как дети. Зрелище, конечно же, очень впечатляющее.

Верить или нет всем этим фактам, дело сугубо личное. По мнению ученых плакать способен лишь человек, в то время как животные выражают свои эмоции несколько иначе. Они скулят, визжат, рычат, используют различные жесты.

[источники]

slavikap.livejournal.com

Могут ли животные плакать?

Всем нам порой так хочется, чтобы любимая собака или кошка понимали нас, сочувствовали нам и переживали вместе с нами. Поэтому и возникают многочисленные рассказы о том, какие крупные слезы текут из глаз собаки, когда она видит страдания хозяина, или как плачет крокодил, заглатывая свою жертву.

Из глаз крокодила действительно текут слезы во время еды, но это «крокодиловы слезы», текут они вовсе не из-за жалости (это чувство крокодилу несвойственно), а из-за спазма при заглатывании пищи, который сжимает мышцы вокруг слезных желез и выдавливает влагу, похожую на слезы.

Не плачет и собака, и никакое другое животное. Животные не умеют ни плакать, ни смеяться, они просто не знают, что это такое. Хотя слезные железы есть у всех животных и глаза их увлажняются, но это чисто физиологический процесс. Слезная жидкость выделяется у них для смачивания роговицы глаз, предохраняя ее от высыхания.

Плач или смех – явления другого порядка, здесь главную роль играет не физиология, а эмоции и чувства. Несмотря на то, что плач – это врожденный рефлекс, новорожденный малыш плачет без слез, он просто кричит, испытывая какие-то неудобства. Умение плакать от боли, страданий, обиды, равно как и смеяться от радости, удовольствия, в ответ на шутку, развивается у человека постепенно, по мере того, как развиваются его чувства и эмоции. Не обладая высокоорганизованным разумом, животное не может чувствовать эмоционально, а значит, не может смеяться или плакать.

Однако по этому поводу существуют другие теории и наблюдения ученых, согласно которым животные так же, как и люди, испытывают определенные эмоции, они переживают, радуются встрече, страдают и даже могут плакать. Правда, до сих пор неясно, по какой причине это у них происходит – от эмоций или от физиологии.

У многих есть дома питомец, кошка или собака, например, и, привязавшись к нему, можно подумать, что иногда животные чувствуют так же, как и человек. Они, конечно, могут выражать свои эмоции, настроение, но плакать и смеяться может только человек, и никто другой.

Например, собаки показывают свои эмоции, но делают это по-своему. Обычно это душераздирающие звуки, похожие на что-то среднее между лаем, визгом и воем. Впервые их издают молодые щенки, когда их разлучают с матерью. Взрослея, наши любимцы, чувствуя боль или обиду, могут скулить, хныкать, но вот слезы у них не появляются.

Ведь чтобы по-настоящему плакать, необходимо уметь думать и быть эмоционально чувствительным. И это вовсе не означает, что у них в глазах не появляются слезы, просто они предназначены для предохранения роговой оболочки от высыхания. В некоторых случаях из слезных желез выделяется жидкость, которая способствует выведению постороннего объекта — это обычная реакция на физическое раздражение глаза из-за попадания инородного тела, например, песчинки. Часто владельцы кошек и собак рассказывают, что их любимцы плачут, но это ошибочное впечатление, просто смачивающей влаги выделяется слишком много и она остается на морде, ведь они не могут стереть ее руками.

Необычное поведение насекомых, связанное со слезами животных, обнаружили ученые-зоологи. Оказалось, что некоторые разновидности бабочек для поддержания водного баланса в своем организме используют слезную жидкость представителей фауны. Интересное совпадение — таких насекомых только два вида и оба обитают на Мадагаскаре.

Ночная бабочка Hemiceratoides hieroglyphica высасывает хоботком слезы у спящей птицы. Она запускает под веки спящих пернатых гарпун, напоминающий хоботок, и сосет жидкость.

Ей удается напиться, не тревожа спящих птиц. Вот такой необычный способ восстановления баланса влаги. Mecistoptera griseifusa — это вторая бабочка, она покруче, поскольку предпочитает иметь дело с крупными спокойными животными — антилопами, оленями или крокодилами, которые, по известным причинам, не могут отогнать насекомых от своих глаз.

Важно заметить, такое необычное поведение бабочек наблюдается именно в течение влажного сезона, поэтому зоологи предполагают, что таким образом насекомые еще и восполняют нехватку соли в организме, которой недостаточно в местной почве. С солью связано и другое «слезное» поведения некоторых животных. Всем известно, что аллигаторы проливают обильные слезы, но это совсем не плач и фраза «крокодиловы слезы» вовсе не означает жалость к жертве.

Морские черепахи, выходя на сушу, горько плачут, изливая жалостливые слезы. Причина выделения из глаз большого количества жидкости физиологическая, а не эмоциональная, но бразильские индейцы убеждены, что милые животные сожалеют о покинутой родине.

Интересное заключение сделали японские исследователи. Они выяснили, что самцы мышей выпускают «химикалии сексуального желания» в жидкость, которая увлажняет их глаза. Оказывается, выделяющиеся слезы служат для привлечения особей противоположенного пола. Объясняется это тем, что в них содержатся феромоны, вызывающие определенную физиологическую реакцию у других мышек, их понюхавших.

В брачный период самец начинает плакать, но не от горя, а для того, чтобы привлечь женскую особь. Его обильные слезы кажутся самке очень привлекательными и даже соблазнительными, и она начинает ухаживать за мордочкой своего партнера. Тут и попадает невеста под воздействие феромонов. Жених, в свою очередь, заливается слезами еще больше, как бы давая понять, что готов к созданию семьи.

Конечно, во всех случаях поведение животных можно описать, применяя лексику, используемую для характеристики человеческого поведения, но все же то, что мы называем у животных мыслями или чувствами, есть не что иное, как инстинкты, реакции и рефлексы.

Процесс появления слез у животных можно связать с естественной реакцией их организма, пытающегося, таким образом, освободиться от накопившихся солей. Может это и так, но как тогда объяснить плач и слезы морских выдр, потерявших малышей?

Тот же бобер, например, навзрыд плачет по поводу потери своего жилища. Животное становится флегматичным, перестает реагировать на опасность, и даже угроза смерти его не страшит. По рассказам очевидцев,плачущих бобров можно встретить на обочинах дорог. Ну а плачут они как дети, с всхлипыванием и слезами. Отсюда и поговорка –«слезы как у бобра». Вот и получается, что слезы у животных могут быть вызваны не только болью, но и различными эмоциями.

Пример можно взять из жизни тех же бобров. Особи противоположного пола, относящиеся к разным семьям, очень тяжело между собой сходятся. Обычно примирение наступает после нескольких ожесточенных драк. Очень трогательно наблюдать, как самец и самка приближаются друг к другу со слезами дружбы на глазах. Это означает, что мир между ними установлен.

Причиной бобровых слез может стать потеря потомства. Лишившись малышей, самка несколько дней плачет, и из ее глаз капают крупные слезы. Она прекращает есть, худеет, и может даже погибнуть.Собаки могут плакать не только от боли, но и от ревности. Как оказывается, они не лишены этого чувства. Ревность возникает при появлении в доме еще одного четвероногого, которому уделяется повышенное внимание. В конце концов это может окончиться дракой между животными, которые, таким образом, отстаивают свое право на первенство. При этом обе собаки переживают огромный стресс, который может вылиться в плач и слезы.

По заверению тореадоров, плакать могут и быки во время корриды. Они падают на колени и плачут как дети. Зрелище, конечно же, очень впечатляющее.Верить или нет всем этим фактам, дело сугубо личное. По мнению ученых плакать способен лишь человек, в то время как животные выражают свои эмоции несколько иначе. Они скулят, визжат, рычат, используют различные жесты.

http://xexe.club/258570-mogut-li-zhivotnye-plakat.html

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

smallivingworld.ru


Foliant31 | Все права защищены © 2018 | Карта сайта