Белгород выбрать город
Выберите город

Международный «Букер-2017»: кто претендует на премию в этом году. Лошадь входит в бар гроссман


Кто такой Давид Гроссман, получивший Букеровскую премию-2017? | Справка | Вопрос-Ответ

Победителем международной Букеровской премии 2017 года стал израильский писатель и журналист Давид Гроссман. Престижную награду в области литературы 63-летний Гроссман получил за книгу «Лошадь входит в бар» («A Horse Walks Into a Bar»). Церемония вручения прошла 14 июня в Музее Виктории и Альберта в Лондоне.

Давид Гроссман. Фото: www.globallookpress.com

Автор широко известен благодаря произведениям, в которых он описывает жизнь подростков, полную эмоций, проблем и приключений. Среди них роман — бестселлер «С кем бы побегать» и повесть «Дуэль», которые были переведены с иврита на многие языки мира. Он также писал романы о жизни евреев, переживших холокост, и выступал на стороне противников арабо-израильского конфликта.

В своем новом произведении «Лошадь входит в бар» Гроссман рассказывает историю эстрадного артиста-сатирика, который выступает на сцене в небольшом израильском городке. Однажды вечером вместо привычного комедийного шоу публика становится свидетелем драмы главного героя, который вынужден пройти через «круги его личного ада». Несмотря на остросоциальный сюжет, автор собрал в книге много шуток, одна из которых легла в основу названия книги.

«Я человек, который плохо запоминает анекдоты, но теперь у меня в памяти их не менее 30. Я вам расскажу тот, которого нет в книге, но он тем не менее связан с ее названием. Итак, заходит как-то конь в бар и просит рюмку водки, бармен смотрит на него ошалело, но наливает, конь выпивает и спрашивает: „Сколько стоит?“. Бармен говорит: „15 долларов“. Конь расплачивается и уходит. Бармен не выдерживает, догоняет ее и говорит: „Извините, пожалуйста, подождите, это удивительно, я никогда не видел ничего подобного, коня, который умеет разговаривать“. Конь ответил: „С вашими ценами вы такого больше не увидите“», — рассказал в интервью 2016 года «Евроньюс» Гроссман.

АиФ. ru приводит биографию Давида Гроссмана.

Давид Гроссман родился в 1954 году в Иерусалиме.

Отец Гроссмана, выходец из Польши, потерял во время холокоста всех близких, что не могло не отразиться на личности и творчестве писателя. Мать Давида родилась в Иерусалиме. 

Служил в армии обороны Израиля. В 1975–79 гг. изучал философию и театр в Еврейском университете в Иерусалиме.

Более 25 лет Гроссман работал на израильском радио и телевидении: с 10-летнего возраста посылал корреспонденции в отдел вещания для детей и юношества, впоследствии был радиожурналистом, диктором, ведущим авторских программ.

Журналистская деятельность Гроссмана отмечена несколькими премиями, однако в 1988 году он был уволен из Государственного управления теле- и радиовещания за высказанную им от своего имени резкую критику политики правительства в отношении палестинцев; в дальнейшем по постановлению суда решение об увольнении было отменено, но Гроссман не вернулся на прежнюю работу.

Он продолжает выступать в периодической печати, занимается общественной деятельностью, отстаивая взгляды радикальных левых кругов, уделяет особое внимание защите прав арабского населения страны.

Первый рассказ Гроссмана «Ослы» был опубликован в 1979 году. В нем задана одна из важнейших тем творчества писателя — поиски выхода из одиночества (солдат, дезертировавший из американской армии, скитается на чужбине).

В 1982 году вышла первая книга Гроссмана — повесть для юношества «Дуэль»; в 1983 г. — сборник рассказов «Бегун» и роман «Улыбка козленка» — история о внутреннем прозревании израильского солдата под влиянием его собеседника — арабского старика. Книга выдержала ряд изданий и была переведена на десять языков, в том числе на арабский, удостоена ряда премий. В 1986 году это произведение было экранизировано. В другой публицистической книге «Присутствующие отсутствующие», Гроссман описывает свои встречи с арабами — гражданами Израиля, подчеркивая их отстраненность от происходящего в стране.

«Лучший способ излечиться от тех ран, которые нам нанесла наша сложная история, — собраться в одном месте и почувствовать устойчивое существование, которого у нас не было достаточно долго. Нам важно перестать быть метафорой или символом чего-то и начать быть просто народом в семье других народов», — говорил писатель в одном из своих интервью.

Одна из основных тем романа «Смотри слово „любовь“» (1986) — холокост. В книге описана история девятилетнего мальчика, который пытается понять причину странностей своего деда, даже не догадываясь, что пришлось тому пережить в плену у немцев.

Тему духовного созревания, противопоставления правды детства и лживости взрослых он описал «Книге внутренней грамматики» (1991), главный герой которой навсегда остается одиннадцатилетним ребенком.

Детективно-приключенческий роман Гроссмана «С кем бы побегать» (2000) стал крупным бестселлером (тираж более 150 тыс. в Израиле), по нему также был снят фильм.

Гроссман удостоен многих израильских и зарубежных премий, в том числе Премии главы правительства Израиля (1984), премии имени Нелли Закс (Германия, 1991), премии имени Шалом Алейхема за достижения в литературе на иврите. Премия мира немецких книготорговцев (2010). Его книги переведены на многие языки.

Известно, что в 2006 году сын Гроссмана Ури погиб в ходе боевых действий во время Второй Ливанской войны. В 2007 году Гроссман на церемонии вручения ему литературной премии ЭМЕТ отказался пожать руку бывшему в то время премьер-министру Эхуду Ольмерту, которого считал виновным в гибели сына.

«Я чувствую, что мои взгляды находят все меньше поддержки. Я вижу, что все больше людей отказываются от собственных попыток понять эту сложную реальность нашей страны. Они выбирают простые ответы. Видно, как все больше израильтян выбирают именно такой взгляд на конфликт и отказываются от попыток добиться какого-то политического, рационального решения. Вместо этого они все больше склоняются к фанатизму и фундаментализму. И это, кстати, видно с двух сторон — такое случается и в Израиле, и в Палестине. Все это делает разрешение проблемы практически невозможным», — рассказал в интервью «Евроньюс» Гроссман.

Смотрите также:

www.aif.ru

Международная Букеровская премия досталась израильтянину :: Впечатления :: РБК.Стиль

Международная Букеровская премия досталась израильтянину

© пресс-служба TheManBookerPrize

Автор Алиса Курманаева

15 июня 2017

Израильский писатель Давид Гроссман стал обладателем Международной Букеровской премии. Ее результаты были объявлены вчера в Лондоне во время ужина в Музее Виктории и Альберта.

Давид Гроссман

Гроссман получил награду за роман «Лошадь входит в бар», сообщается на сайте премии. Сюжет романа целиком сосредоточен на выступлении стендап-комика Довале Ги в клубе небольшого израильского города. Шоу героя, построенное на вульгарных и агрессивных шутках, проваливается, когда он рассказывает о сложном выборе, который ему когда-то пришлось сделать между двумя дорогими ему людьми и последствия которого он ощущал всю жизнь. Денежная часть премии составляет $64 тыс., и автор разделит их с переводчицей романа на английский язык Джессикой Коэн. «Давид Гроссман попытался создать амбициозный высокопробный роман и выполнил это потрясающе, — заявил председатель жюри и директор международного книжного фестиваля в Эдинбурге Ник Барли. — "Лошадь входит в бар" рассказывает о последствиях горя без всякого намека на сентиментальность. Центральный герой получился сложным и совершающим ошибки, но вполне убедительным. Мы были поражены желанием Гроссмана принять эмоциональные, а также стилистические риски: каждое предложение засчитано, каждое слово имеет значение в этом высшем образце писательского ремесла». Всего в короткий список вошло шесть претендентов из таких стран, как Франция, Дания, Норвегия и Аргентина, а также соотечественник Гроссмана, известный израильский писатель Амос Оз.

Международная Букеровская премия была основана в 2004 году, ее лауреатом может стать любой автор, чье произведение переведено на английский язык. В этом ее главное отличие от основанной в 1969 году Букеровской премии, которая вручается лишь писателям из стран бывшего Британского Содружества. До 2016-го международный Букер вручался раз в два года, теперь же церемония награждения будет проходить каждый год. 

style.rbc.ru

Лауреатом Международной Букеровской премии стал Давид Гроссман

Вчера в лондонском Музее Виктории и Альберта состоялась церемония вручения Международной Букеровской премии. Победителем был объявлен Давид Гроссман — автор книги «Лошадь входит в бар». В шорт-лист также вошли французский прозаик Матиас Энар, норвежец Рой Якобсен, Дорти Норс из Дании, Амос Оз из Израиля и Саманта Швеблин из Аргентины. Всего в этом году было номинировано 126 произведений.

«Предпринятая Давидом Гроссманом амбициозная попытка написать этот роман была сродни балансированию на канате, но справился он со своей задачей впечатляюще, — прокомментировал глава жюри, директор Эдинбургского книжного фестиваля Ник Барли. — «„Лошадь входит в бар“ проливает луч света на последствия горя, делая это без малейшего намека на сентиментальность. Главный герой очень сложная личность, он полон недостатков, но абсолютно неотразим. Мы были шокированы готовностью Гроссмана брать на себя не только стилистические, но и эмоциональные риски: каждое предложение берется в расчет, каждое слово имеет значение в этом высочайшем образце писательского мастерства».

Международная Букеровская премия вручается ежегодно авторам книг, переведенных на английский язык и опубликованных в Англии. К рассмотрению принимаются романы и сборники рассказов. Приз в 50 000 фунтов автор делит с переводчиком победившей книги. Авторы и переводчики произведений, попавших в шорт-лист, получают по 1 000 фунтов.

Дата публикации: 15 июня 2017 Категория: Новости Теги: Давид Гроссман  Международная Букеровская премия  Лошадь входит в бар 

prochtenie.org

Международный «Букер-2017»: кто претендует на премию в этом году

В конце прошлой недели был объявлен короткий список номинантов на Международную Букеровскую премию. Ее вручают с 2005 года за произведения, переведенные на английский язык, и делят между автором и переводчиком. Buro 24/7 рассказывает о претендентах на награду и разбирается, что между ними общего.

Амос Оз «Иуда»

Переводчик: Николас де Ланж

Шансы на перевод: высокие (издательство «Фантом Пресс», вторая половина 2017 года)

Израильский писатель Амос Оз собрал едва ли не все существующие в Европе литературные премии и неоднократно назывался одним из наиболее вероятных кандидатов на «Нобеля», да и «Букера» критики прочат в первую очередь именно ему. Правда, в отличие от шведов англичане в последнее время не любят чествовать прославленных авторов за общие заслуги перед человечеством и скорее стараются отмечать конкретные произведения. Поводом для номинации Оза послужили, скорее всего, не три десятка книг, которые он опубликовал за последние 50 лет, и не его статус живого классика. «Иуда» — действительно прекрасный, умный, тонкий, редкой стилистической красоты роман. 

Взяв за отправную точку канонический образ предателя, Оз не только переосмысливает историю отношений Иуды и Иисуса, но и указывает на неточности в общепринятой трактовке библейского мифа. Он ставит под сомнение верность традиционных представлений об измене как таковой и настаивает на том, что это понятие далеко не всегда имеет строго негативный оттенок. Заполнив художественный мир романа загадочными, неуловимыми персонажами в духе Кафки и Майринка, Оз на их примере разбирает причины и следствия вполне реального, актуального по сей день палестино-израильского конфликта и виртуозно балансирует на грани символистской притчи и острого, въедливого эссе о международной политике.

Давид Гроссман «В бар заходит лошадь»

Переводчик: Джессика Коэн

Шансы на перевод: высокие

 

Еще один израильтянин в шорт-листе — Давид Гроссман, в чьей книге также представлена интерпретация судьбы еврейского народа. Правда, в отличие от деликатного Оза, который не толкает своих персонажей вперед, а как будто лишь слегка дует им в спину, чтобы они сами плыли по течению сюжета, Гроссман решителен, прямолинеен и верен своему любимому приему — гротеску. Роман-монолог, начинающийся как рядовое выступление комика Довале Джи в локальном стендап-клубе, постепенно превращается в пронзительную, надрывную исповедь главного героя, предназначенную для ушей одного конкретного гостя. Его Довале Джи пригласил в зал сам, навязав ему роль и свидетеля, и адвоката, и прокурора, и, наконец, третейского судьи.

Гроссмана нередко обвиняют в популизме и называют конъюнктурщиком: мол, проблемы он поднимает важные, но нарочито злободневные, а потому персонажи у него получаются картонными, а их характеры — неправдоподобными. Однако «В бар заходит лошадь» — история камерная, а оттого обаятельная, трогательная и одновременно очень страшная. Рассказ Довале Джи — очередное доказательство того, что даже самая маленькая и несуразная жизнь может обернуться большой трагедией, а между вчерашним и сегодняшним днями лежит бездонная пропасть страданий и сомнений.

Матиас Энар «Компас»

Переводчик: Шарлотта Манделл

 

Шансы на перевод: низкие

За последние десять лет Матиас Энар из подающего надежды писателя превратился в скромного мэтра современной французской литературы. Скромного не потому, что до скандальной славы Мишеля Уэльбека ему далеко. В его книгах, большинство которых так или иначе посвящены Ближнему Востоку, исподволь слышится извиняющийся тон. Знаток арабского и персидского языков, Энар словно чувствует вину за то, что растрачивает свой талант на описание событий прошлого и настоящего не своей родной страны, а пожалуй, самого проблемного региона на планете.

В романе «Компас» автор вновь обращается к теме ориентализма: главный герой книги, умирающий музыковед Франц Риттер, под действием опиатов совершает мысленное путешествие по Стамбулу и Тегерану, Алеппо и Пальмире, чтобы понять, когда и почему произошла драматическая сепарация восточного мира от западного. В случае с «Компасом» особенно важно помнить, что международного «Букера» дают не только автору, но и переводчику. Шарлотта Манделл ранее адаптировала для англоязычного читателя едва ли не всю французскую классику: от Флобера и Мопассана до Пруста и Жене. Она же работала над переводом нашумевших «Благоволительниц» Джонатана Литтелла. Одним словом, награды Манделл заслуживает не меньше, чем сам Энар.

 

Саманта Швеблин «Лихорадочный сон»

Переводчик: Меган Макдоуэл

Шансы на перевод: низкие

Саманта Швеблин — темная лошадка короткого списка претендентов на Букеровскую премию этого года. В Аргентине, на родине писательницы, ее знают в первую очередь как автора короткой прозы: она выпустила три сборника рассказов, и лишь немногие из них были опубликованы за рубежом. «Лихорадочный сон» — дебютный роман Швеблин, вместивший в себя суматошный латиноамериканский колорит и шокирующую историю то ли полуживой, то ли уже отошедшей к праотцам женщины на больничной койке.

В наши дни режиссеры и писатели хорошо понимают, что по-настоящему пугают зрителя или читателя не кровь и кишки, а намеки на что-то загадочное, непостижимое, что-то, для чего еще не придумали подходящего определения. В конце концов, внутренние органы у всех более-менее одинаковые, зато личные страхи, которые мы проецируем на оставшиеся за кадром события из биографии героев, у каждого свои. Так, в романе Элизабет Страут «Меня зовут Люси Бартон» главная героиня не говорит, что именно в детстве делал с ней отец: она использует расплывчатое определение «жуть», спотыкаясь о которое, мы ощущаем невольный дискомфорт.

Недосказанность ведет повествование и в «Лихорадочном сне». Впрочем, в отличие от Страут, Швеблин куда менее лирична и психологична: нагнетая саспенс с мастерством, которому позавидовал бы Лавкрафт, она представляет человеческую память не просто ловушкой, а заброшенным домом, где в лабиринтах коридоров завывают и лязгают цепями призраки тех, кого мы когда-то любили и ненавидели. И выбраться из этого дома — невозможно.

 

Рой Якобсен «Невидимое»

Переводчик: Дон Бартлетт

Шансы на перевод: высокие

Не будет преувеличением сказать, что в последние годы дискурс скандинавской литературы определяется главным образом авторами мрачных, захватывающих детективных триллеров: Ю Несбё, Ларсом Кеплером, Томасом Энгером и, конечно, Стигом Ларссоном, чьи книги по-прежнему продаются миллионными тиражами, несмотря на смерть автора более десяти лет назад. Секрет популярности этих писателей заключается не только в умении держать читателя в напряжении с первой до последней страницы: благодаря их романам мы понимаем, что даже в благополучных Дании, Норвегии и Швеции, регулярно попадающих на верхушку рейтинга самых счастливых стран мира, все тоже не слава богу.

Выходец из пригорода Осло Рой Якобсен также стремится развенчать идеализированный образ Скандинавии, транслируемый в средствах массовой информации. Однако его книги опираются в первую очередь на классическую литературную традицию, сформированную Гамсуном и Ибсеном. В центре внимания Якобсена обычно оказывается частная семейная драма (как и, например, в ибсеновском «Кукольном доме»), а бытоописательная составляющая играет в его романах роль не менее важную, чем собственно сюжет (как и в трилогии Гамсуна о скитальце Августе). Претендующую на «Букера» сагу «Невидимое» писатель и вовсе полностью посвятил вопросам, которые волновали его именитых предшественников еще на рубеже XIX и XX веков, вновь заговорив о необходимости сохранения норвежского национального характера и образа жизни.

 

Дорте Норс «Зеркало, плечо, знак»

Переводчик: Миша Хокстра

Шансы на перевод: низкие

Как и Саманта Швеблин, датчанка Дорте Норс — автор, малоизвестный не только в России, но и в Европе и США. На русский язык ее вообще пока не переводили, а на английском впервые опубликовали лишь в 2015 году. Примечательно, что и ее талант в большей степени раскрылся в короткой, а не в крупной прозе. В то время как значительная часть писателей грезит идеей издать Большой Автобиографический Роман и прославиться на весь мир, Норс делает ход конем и выбирает формат рассказа. И такая тактика дала определенные плоды: именно Норс стала первым датским автором, чей рассказ напечатали в любимом интеллектуалами и снобами журнале The New Yorker.

Дорте Норс можно поставить в один ряд не только с Швеблин, но и с Якобсеном: как и «Невидимое», «Зеркало, плечо, знак» — роман, затрагивающий типично скандинавские проблемы. На примере истории переводчицы Соньи, которая в возрасте чуть за сорок учится водить автомобиль, Норс, во-первых, демонстрирует, насколько велик разрыв в культуре и бытовых привычках между городским и сельским населением Дании. Во-вторых, показывает оборотную сторону эмансипации. И, наконец, в-третьих, пытается понять, чем обусловлена тяга людей старшего возраста пробовать себя в новых сферах: свободомыслием населения или его неуклонным старением.

www.buro247.ru

"Зашел как-то конь в бар"

Давид Гроссман סוס אחד נכנס לבר (Зашел как-то конь в бар)

фото Heather Moreton

Пронзительный и тревожащий душу роман живого классика израильской литературы.

Действия как такового нет. Повествование идет от первого лица — к истории мы приобщаемся через отставного судью Авишая Лезера. Он описывает один необычный вечер в обычном нетаниевском стендап-комеди клубе. Бывший судья отнюдь не поклонник этого юмористического жанра, и в клуб его привел неожиданый звонок телефона, раздавшийся за несколько дней до этого вечера в его одинокой квартире (жена Авишая умерла от рака за несколько лет до этих событий). Стендапист Дов Гринштейн, выступающий под псевдонимом Довеле Джи, напоминает Лезеру о коротком периоде их необычной дружбы в те далекие времена, когда оба были еще школьниками. С трудом вспомнив Довеле, Лезер очень удивлен желанием того — Гринштейн просит судью прийти на его ближайшее выступление в Нетании, а потом рассказать ему, каким оно было. Поставить, так сказать, диагноз, или, говоря бывшей профессиональной терминологией Лезера — вынести приговор.

Не очень понимающий откуда на него свалился этот привет из далекого детства, Лезер все же соглашается прийти на выступление, успокаивая себя тем, что в любой момент он сможет встать и уйти домой.

Но он не уйдет. Ибо то, что начинается как обычный развлекательный вечер, на который народ собрался с целью хорошенько поржать, постепенно превращается в выворачивание наизнанку души Гринштейна. Не просто так он позвал на этот вечер человека, который знал его в детстве, и который, сам не зная того, был причастен к знаковому событию в жизни Гринштейна, фактически определившего его дальнейшую судьбу. Постепенно Лезер понимает, почему Гринштейн позвал его на это вечер, и по какой причине он выворачивает душу перед людьми, которые в общем пришли посмеяться и отвлечься от собственных проблем, а не наваливать на себя чужие. Шутки и анекдоты Довеле Джи тоже рассказывает, но в этот особый вечер они лишь служат обрамлением основной истории. Сам Лезер проходит процесс, на иврите именуемый «хешбон-нефеш».

Давид Гроссман,фото Станислав Львовский

Эту книгу надо читать, не прерываясь на долгие паузы. Если разбить монолог Довеле Джи на куски, то это в изрядной мере мешает добиться того редкого эффекта, когда душа скручивается, а потом снова раскручивается, мокрая от слез, и в ноющем сердце возникает чувство, будто в него воткнули тупой ржавый гвоздь. Я первую треть этого, в сущности, небольшого текста, читал недели две или три. А потом за один день закончил книгу, причем с полной ответственностью могу заявить, что последние ее страниц 80-90 это один из самых сильных эпизодов, которые я читал в последние годы. После переворачивания последней страницы, у меня было полное ощущение того, что я, участвуя в боксерском бое, пропустил сильнейший удар прямо в челюсть. Редким писателям удается добиться такого эффекта!!!

Так что лучше всего, если вы решите прочесть эту книгу, выбрать такой день или два, когда это можно будет сделать без больших перерывов, и на одном дыхании!!!

Образ Довеле перекликается с известными детскими образами Гроссмана — Момиком из См. статью Любовь, и Аароном из Книги внутренней грамматики. Он является, в некотором роде, их постаревшей версией. Теперь мы знаем, какими бы были Момик и Аарон, достигшие возраста 57 лет.

Тут в блоге Йони Ливне, литературного обозревателя газеты Едиот ахронот, можно почитать большое интервью, которое он провел для газеты с Гроссманом по случаю выхода в свет романа. Интервью, опубликованное в блоге, включает в себя также вопросы и ответы, которые не вошли в опубликованную в газете версию.Сам блог я тоже хочу порекомендовать, конечно.

Также обращаю ваше внимание, что книгу можно купить в Киндл-формате indiebook и booxilla, где она стоит 42 шекеля, и это значительно меньшая цена, чем тe цены, по которым продается бумажная версия книги в книжных магазинах и на интернет-сайтах.

Очень и очень рекомендую! Must read!

фото Blaues Sofa

Блог автора в ЖЖ

Посты блогеров размещаются на сайте РеЛевант без изменений стилистики и орфографии первоисточника. Исключения составляют нецензурные выражения, заменяемы звездочками. Мнения блогеров могут не совпадать с позицией редакции.

relevantinfo.co.il

Писатель из Израиля Давид Гроссман получил Букера

С 2014 года Букеровская премия вручается ежегодно вручается англоязычным писателям любой национальности, чьи книги опубликованы в Британии

ВИЛЬНЮС, 18 июн — Sputnik. Писатель из Израиля Давид Гроссман стал победителем престижной международной Букеровской премии 2017 года, говорится на сайте премии, сообщает РИА Новости.

Гроссман получил высшую награду за книгу A Horse Walks Into a Bar ("Лошадь входит в бар").

Об авторе

Гроссман — израильский писатель, драматург и публицист, журналист, лауреат множества премий за свои литературные труды, среди которых немецкая премия Альбатрос (2007), премия Ганса и Софи Шолль (2008) и премия мира немецких книготорговцев (2010).

Родился Иерусалиме в 1954 году. Первую книгу опубликовал в 1979 году. За свой первый роман "Улыбка козленка", о жизни в Иудее и Самарии под израильской властью, получил Литературную премию премьер-министра Израиля. По мотивам романа был также снят фильм.

Писатель отличается своими радикально левыми взглядами: в 2014 году выступил в Иерусалиме на митинге африканских нелегальных мигрантов; в 2016 году подверг резкой критике правительство Израиля за "замораживание мирного процесса".

Другие номинанты

Всего за право называться лучшим в указанной премии боролись шесть писателей. Помимо Гроссмана, в короткий список потенциальных победителей вошли четыре автора из Европы и еще один из Израиля: Матиас Энар (Франция), Рой Якобсен (Норвегия), Дорти Норс (Дания), Саманта Швеблин (Аргентина) и Амос Оз (Израиль).

Прошлогодний победитель

Напомним, что предыдущую премию получил американский писатель Пол Битти за социальный роман "Распродажа". Битти живет и работает в Нью-Йорке. Он получил магистр изящных искусств в писательской сфере в Бруклинском колледже и получил степень магистра по психологии в Бостонском университете.

Премия, вручаемая с 1969 года, раньше присуждалась лишь гражданам Великобритании, Ирландии и стран британского Содружества. В 2014 году конкурс впервые был открыт для англоязычных писателей любой национальности, чьи книги опубликованы в Британии.

С 2016 года премия присуждается ежегодно.

lt.sputniknews.ru

Премию международного «Букера – 2017» получил Давид Гроссман

Лауреатом международной Букеровской премии 2017 года стал израильский писатель и журналист Давид Гроссман за роман «Лошадь входит в бар». Церемония вручения прошла 14 июня в Музее Виктории и Альберта в Лондоне.

Выход в печать на английском – одно из обязательных условий присуждения премии. Поэтому автор разделит денежный приз в размере £50 тысяч пополам с переводчиком романа на английский Джессикой Коэн. В шорт-лист премии также вошли французский прозаик Матиас Энар («Компас»), норвежец Рой Якобсен («Невидимое»), Дорти Норс из Дании («Зеркало), Амос Оз из Израиля («Иуда») и Саманта Швеблин из Аргентины («Лихорадочный сон»). Всего в этом году было номинировано 126 произведений. 63-летний Давид Гроссман за 38 лет с момента выхода его первой книги получил более десятка различных международных и израильских премий. Пронзительный и тревожащий душу роман «Лошадь входит в бар» живого классика израильской литературы посвящён истории эстрадного артиста-сатирика, который выступает на сцене в небольшом израильском городке. Однажды вечером вместо привычного комедийного шоу публика становится свидетелем драмы главного героя, который вынужден пройти через «круги его личного ада». Несмотря на остросоциальный сюжет, автор собрал в книге много шуток, одна из которых легла в основу названия книги.  «Предпринятая Давидом Гроссманом амбициозная попытка написать этот роман была сродни балансированию на канате, но справился он со своей задачей впечатляюще, – прокомментировал глава жюри, директор Эдинбургского книжного фестиваля Ник Барли. – „Лошадь входит в бар“ проливает луч света на последствия горя, делая это без малейшего намёка на сентиментальность. Главный герой очень сложная личность, он полон недостатков, но абсолютно неотразим. Мы были шокированы готовностью Гроссмана брать на себя не только стилистические, но и эмоциональные риски: каждое предложение берётся в расчёт, каждое слово имеет значение в этом высочайшем образце писательского мастерства». Ссылки по теме: А в фонде нашей библиотеки имеется повесть Давида Гроссмана «Львиный мёд» в адаптированных форматах: Гроссман, Д. Львиный мёд [Звукозапись] / Д. Гроссман ; читает Н. Карпунина. Невеста без места / Н.А. Кочелаева; читает И. Воробьёва. Чувство льда. Кн.2 / А.Б. Маринина; читает О. Бабич. Тайная история / Д. Тартт; читает В. Герасимов. – М. : Логосвос, 2009. – 1 фк., (43 час.46 мин.). Гроссман, Д. Львиный мёд: повесть о Самсоне [Звукозапись] / Д. Гроссман. – М. : Логосвос, 2008. – 1 мфк., (3 час.) : 2,38 см/с, 4 доp. – С изд.: М.: Открытый мир, 2006.

stavropollibblind.blogspot.com


Foliant31 | Все права защищены © 2018 | Карта сайта