Белгород выбрать город
Выберите город

Лента обновлений Царскосельское кладбище лошадей. Кладбище лошадей в царском селе


Лента обновлений Царскосельское кладбище лошадей

Безопасность

Виза, документы, законы

Где и что поесть

Где поселиться

Как добраться, транспорт

Когда ехать, погода

Местные особенности

Туры, путевки

Чем заняться

Что взять с собой

Что и где купить, цены

Что посмотреть, экскурсии

www.rutraveller.ru

Кладбище для лошадей им. Романовых (откуда пошло одичание народа): hasid

Я тут покопался, и нашёл кое-что об истоках нынешнего озверения людей в России (в частности, речь идёт о собакопоклонниках и кладбищах для животных).

Как и ожидалось, одичание умышленно проводилось Романовыми.

В частности, первые кладбища для животных (причём элитные), да и ещё похоронные церемониалы устроили именно они.

В Царском Селе Николай Палкин решает устроить приют для лошадей преклонного возраста. Кладбище проектировал некий шотландец Адамович (и тут без Британии не обошлось!; ох и любит она «устраивать правильную жизнь» туземцам). А впридачу к кладбищу – Дом престарелых лошадей: замок в шотландском стиле, с 8 денниками на первом этаже и множество комнат, а также с музеем лошадей.Строительство замка было закончено в 1829 году, а в 1831 году было произведено первое захоронение лошади.

К 1917 году на кладбище было 120 могил: 120 могильных камней из мрамора, на которых были выгравированы золотом имя лошади, дата её смерти, иногда дата рождения, имя её владельца (царя или царицы, наследника или князя). ЭТО БЫЛ ЕДИНСТВЕННЫЙ В МИРЕ ЛОШАДИНЫЙ НЕКРОПОЛЬ.

Разумеется, большевики, как цивилизованные люди, покончили с этим варварским наследием Романовых, сняв могильные плиты. А в замке для лошадей большевики устроили мастерские.

Однако спустя 80 лет одичавший народ снова потребовало материального свидетельства своего состояния, на что живо откликнулись потомки Романовых во Франции. Они собрали 250 тыс. евро… Нет, не на больницы, не на школы и не на пенсионеров. Снова на могилы для романовских лошадей. Деньги вручили Ивану Саутову, директору «Дворцов и парков Царского Села». И тот с радостью восстановил языческие символы (можете внизу увидеть всё это на фотке).

Ps Владимир Владимирович, ну введите вы, наконец, в Совет Федерации коня, собаку и Петросяна – дайте народу ещё один кусочек Щастья.

hasid.livejournal.com

Лошадиный пенсион - Слуги Престоловъ и Алтарей

Если по старой питерской традиции отправиться в Пушкин и при этом не ограничиться в своей прогулке Екатерининским парком, а уйти вглубь, то в дальнем уголке Александровского парка можно натолкнуться на удивительное готическое здание с башенкой и кладбище рядом.

Казалось бы, кладбище - дело обычное, но нет - это уникальное кладбище императорских лошадей, а само здание носит название Пансионерских конюшен (названия «пансионерские» и «пенсионерские» применялись равноправно).Традиционно в похоронах императорских особ участвовали их лошади. Прежде всего это касалось тех лошадей, что были под седлом именно у царских особ. И вот в январе 1826 года, в дни похорон императора Александра I, в церемонии приняли участие две лошади - мерин Толстой Орловской и кобыла Атланта. Обе лошади имели массу заслуг, в частности - вместе со своим хозяином побывали в Париже в годы Наполеоновских войн.Нужно отметить, что старевшие лошади «собственного седла» отправлялись «на пансион», доживая свой век в императорских конюшнях. Толстой и Атланта, как и ряд других, уже были «отставлены», но продолжали жить «на пенсии». А после похорон императора его преемнику Николаю I пришла в голову мысль о создании отдельного пансиона для лошадей, бывших ранее под седлом царствующих особ.Разработку проекта поручили архитектору Менеласу. Шотландец Адам Менелас много строил для семьи Николая I - и в Петергофе (Коттедж в Александрии, Фермерский дворец), и в Царском Селе (Египетские ворота, Арсенал, Белая башня). Стиль его тяготел к английской готике, столь близкой и самому императору Николаю.Был построен двухэтажный кирпичный павильон с башней-бельведером и одноэтажной пристройкой. На первом этаже располагались восемь стойл (предполагалась возможность посещения почтенных лошадей - прежде всего членами императорской фамилии). На втором - квартиры для смотрителя и конюхов. Рядом разбили клеверное поле для выпаса лошадей.Почему стойл было восемь? Предполагалось поселить туда восемь «Александровских пансионеров»: мерина бурого Тормазовского, мерина гнедого Регента, мерина гнедого Дюпор Робин, мерина гнедого Троялиста, мерина темно-гнедого Баварского, кобылу Рыжую Бьюти, кобыла гнедую Аталанту, мерина темно-серого Толстого Орловского. Стройка затянулась до 1829 года, а когда закончилась, выяснилось, что о лошадях забыли, и пять из них умерли от старости на конюшнях, а три пристрелены вследствие неизлечимых болезней. Разразился скандал. Нашли, правда, еще двух лошадей, что бывали «под седлом» Александра Павловича, и уже дальше за жизнью и смертью пансионеров осуществлялся строгий высочайший контроль.С того же года специальным указом на пенсию отправлялись и лошади императора и императрицы, достигшие преклонных лет, «буде они смогут дойти до Царского Села». В конюшни передавались и  седла, уздечки, приборы, попоны, составлявшие как бы мемориальный музей. В первую очередь это были предметы, связанные с Наполеоновскими войнами. Так и называли специальную комнату с предметами: «музеум».Согласно описи там хранились «два седла, желтой кожи и гусарское черной замши, с прилагающимися к ним вальтрапами, л.-гв. Семеновского полка из черной медвежьей кожи, оголовьями; двумя суконными наметами, семеновским и Преображенским, а также две пары седельных пистолетов, английских в серебряной оправе и деревянных фальшивых с медными головками; железные удила». И далее вместе с другими «пенсионерами» стали поступать памятные вещи, все более и более превращая конюшню в музей.Другой частью мемориала стали могилы лошадей. Первой из числа пансионеров пала 26-летняя Бьюти. Последовало указание: «Высочайше повелено упалую лошадь зарыть близ сего дома в лесу и зделать на камне надпись Лошадь Ея Императорского Величества Бьюти служила Государю Императору 24 года». Так начало формироваться уникальное лошадиное кладбище. Могилы лошадей обозначали плитами из пудостского известняка с врезанными в них мраморными белыми пластинами, на которых вырезали надписи типа: «Мерин рыжий Эмир служил под седлом Его Императорского Величества Государя Императора Николая Александровича с 1892 по 1901 г. Родился в 1884 году. Пал в 1914 году».Нужно отметить, что лошадей при дворе старело много, и к середине XIX века даже образовалась очередь из «пенсионеров» - ждали перевода в конюшни, когда освободится место.Одной из самой известных лошадей, похороненных на этом кладбище, был Лорд, принадлежавший Александру III.  Именно его лепил Паоло Трубецкой, усадив сверху фельдфебеля Пустова, похожего на умершего императора. Памятник был установлен на Знаменской площади, а теперь выставлен во дворе Мраморного дворца. Всего на кладбище было похоронено 122 лошади.Удивительно, но здание не пострадало ни в годы революций, ни даже во время немецкой оккупации. Однако кладбище было сильно разрушено, плиты сдвинуты и разбиты. И лишь в 90-х годах ХХ века встал вопрос о воссоздании уникального памятника. В 1998 - 2000 годах начались раскопки кладбища у Пенсионерских конюшен. Опубликован отчет В.А. Трифонова о работах в течение трех полевых сезонов. Раскопки позволили уточнить места расположения могил, а также особенности их оформления в ранний (до середины XIX в.) и более поздний (конец XIX - начало ХХ в.) периоды существования кладбища. Были уточнены имена захороненных лошадей, исправлена путаница в расположении их могильных плит.На данный момент работы по реставрации кладбища и здания приостановлены, у посетителей парка нет возможности его посетить. Существование забора вокруг павильона выглядит совершенно неуместным. Благодаря возможностям аэросъемки есть возможность заглянуть в это недоступное для посещения место.При подготовке материала использовались материалы отчета о раскопках: Трифонов В.А. Археологические исследования лошадиного кладбища в Царском Селе. (1998 - 2000 гг.) //Археологическое наследие Санкт-Петербурга. - СПб., 2003. - Вып. 1. - С. 160-176.

Автор: Всвеволод Пежемский

slugi-prestola.livejournal.com

Пенсионерские конюшни в александрийском парке

Неподалеку от северного края Александровского парка находится здание Пенсионной конюшни, построенное архитектором А.Менеласом в псевдоготическом стиле. Оно находится на территории, которую ранее занимал зверинец. Кирпичное сооружение выполнено в виде двухэтажного здания, в составе которого имеется круглая лестничная башня-бельведер, два трехгранных эркера и одноэтажная пристройка. Нижний этаж предназначался для размещения восьми лошадей. Кроме стойл, в этой части здания находилась и коморка, где хранилась лошадиная сбруя и различные уборы. По этой причине хранилище именовалось «музеем». Второй же этаж конюшен был отдан для проживания обслуги – смотрителя и конюхов.

Если само каменное здание конюшни прекрасно сохранилось до наших дней, то все деревянные строения хозяйственного назначения, образовывавшие закрытый двор, давно уже разрушились.

Расположение Александровский парк Раскрыть карту

Также Вам могут быть интересны

Отобразить на карте

История Пенсионерской конюшни от возведения и до наших дней

Стало традицией, что в похоронах русских царей принимают участие лошади, проявившие себя на поле битвы. Вот и похороны Александра I не стали исключением из этого правила. Процессию сопровождали две лошади, наделенные царским пенсионом, право на который они заслужили, участвуя в боях против Наполеона. Кроме этих животных, в конюшнях Его Императорского Величества содержались еще шестеро коней – почетных пенсионеров.

Новый царь – Николай распорядился, чтобы все эти лошади были доставлены на территорию Царского села и размещены на местной ферме. Но, как оказалось, для них там было недостаточно места. Поэтому император, заботясь о благополучии лошадей, приказал возвести для них отдельную конюшню, выделив участок возле северной границы Александрийского парка. За два года (с 1827 по 1829 гг) была построена Пенсионерская конюшня, предназначенная для пожизненного содержания лошадей из царских конюшен, которые по возрасту уже не могли служить своим хозяевам.

Кроме помещения со стойлами для лошадей и комнат для проживания обслуживающего персонала, в здании выделили комнатку, где хранилось боевое оружие, седла и сбруя лошадей, в которой они триумфально входили в Париж после победы над Наполеоном. По велению императора на одной из стен была даже помещена картина, ранее висевшая в Эрмитаже. После этого данное помещение стали именовать «музеумом», поскольку все здесь напоминало о событиях Отечественной войны 1812 года.

В 1834 году пала одна из лошадей, содержащихся в Пенсионерской конюшне, по имени Бьюти, которая ходила под седлом самой императрицы Александры Федоровны. По Высочайшему повелению лошадь закопали на участке, расположенном неподалеку от конюшни, и установили над местом ее захоронения камень с эпитафией. Эта могила стала первой на, так называемом, Лошадином кладбище.

События, происходившие в период Октябрьского переворота, Гражданской и Великой Отечественной войны, не затронули ни Пенсионерские конюшни, ни кладбище лошадей. Но в послевоенные годы они стали использоваться по-варварски. В самом здании была устроена кузнечная мастерская, а на территории кладбища было оборудовано изготовление, хранение и испытание различной пиротехники. Многие надгробия были разрушены в результате очистки участка для строительства здания пиротехнического центра, а по самим захоронениям царских лошадей прошла дорога для грузовых автомобилей. Уцелевшие мраморные плиты были просто украдены местными жителями.

Лишь в 80-е годы прошлого века весь комплекс Царского села получил статус музея-заповедника. Тогда-то и были начаты реставрационные работы, которые продолжаются до сих пор.

spbhi.ru

Ферма и Пенсионерские конюшни в Царском Селе

В 1818 году архитектор Менелас начал строить в Царском Селе ферму. Это был комплекс зданий, состоящий из Павильона высочайшего присутствия, Молочни, Коровника, сараев для мериносов, Дома смотрителя и пр. Почему же император Александр вдруг увлекся сельским хозяйством? Времена, когда венценосные особы играли в пастушков и пастушек на лоне природы уже миновали, эти забавы характерны для XVIII века. На самом деле все просто: на ферме планировалось выращивать скот для нужд двора, а также разводить элитные сорта коров и овец.

Рисунок фермы в Александровском парке в Царском Селе. 1818. Менелас. Эрмитаж.

С. Шуазель-Гуфье оставила нам воспоминания о том, как выглядела ферма при императоре Александре I. «… красивая ферма, одно из любимых развлечений императора Александра, которому интересно было следить там за полевыми работами. В этой ферме, украшенной трельяжем и хорошенькой французской голубятней, можно было увидеть на скотных дворах лучший скот всей Европы — тирольские коровы, швейцарские, венгерские, голландские, холмогорские и т.д., и стадо мериносов, которое паслось в парке. Внутренность фермы была выдержана в голландском стиле: стены из изразцов голубого фаянса, стеклянные шкапы с хозяйственными принадлежностями. Мне показали великолепно переплетенную счетную книгу, в которой государь, ради развлечения, сам записывал доходы от своих баранов; и он очень был доволен, что сукно его мундира было выработано из их шерсти. Эти простые занятия, приближавшие государя к природе, доставляли отдых его уму, утомленному долгой напряженной работой.»

Ферма в Царском Селе (Изображение на миракле). До 1825. Кольман. Царское Село.В одном из павильонов устроили ледник и маслобойню. Другой предназначался для приема посетителей. Во флигелях квартировали ветеринары и скотники. До 1917 года ферма исправно снабжала продуктами царский стол, здесь же проводились опыты по улучшению пород.

Вид на ферму со стороны парка в наше время.

Домик смотрителя.

Коровник.

В 1827-1829 гг. недалеко от фермы было построено здание Песионерских конюшен, где доживали свой век «Собственного императорского седла лошади». В конюшнях было всего 8 стойл.

Пенсионерские конюшни.

Здесь же было устроено конское кладбище, на котором лежит Лами, конь Александра I, Фора, кобыла Николая I, Коб, конь Александр III, мерин Орел Николая II. Всего около 100 могил. Некоторые надписи на надгробиях еще можно прочитать, хотя большинство из них совсем стерты.

Мерин гнедой Орел. Родился в 1883 году. Служил под седлом его императорского величества Государя императора Николая Александровича с 1889 по 1890. Пал в сентябре 1911.

И ферма, и Пенсионерские конюшни сильно пострадали во время войны. Сейчас худо-бедно восстановлены Домик смотрителя и коровник. Другие здания находятся в ужасном состоянии.

P.S. Картинки кликабельны.

catherine-catty.livejournal.com

Некрополь лошадей в Царском Селе.

Некрополь лошадей в Царском Селе. В последние годы в России, как и во всем цивилизованном мире, озаботились созданием кладбищ для домашних животных. Однако, в дореволюционной России уже существовало кладбище лошадей. Совершенно уникальное. Единственное в мире. Конечно же, это были не простые представители лошадиного племени, а скакуны, ходившие под седлом венценосных особ. Начиналось все, однако совсем не с кладбища. Итак, январь 1826 года. Месяц назад взошедший на престол Николай I издает указ о строительстве загородной конюшни, где могли бы спокойно доживать свой век старые заслуженные лошади (позже все справочные и энциклопедические издания назовут эту конюшню пенсионерной). Что послужило причиной такого решения? В императорской конюшне есть старая лошадь, до которой никому нет дела. Ей не обеспечивается должный уход, поскольку все заняты молодыми, способными ходить под седлом и приносить потомство. Нет, конечно, ее кормят, чистят, если надо, лечат. Но она мало гуляет, с ней мало общаются (а ведь лошади, как и собаки, нуждаются в постоянном общении с человеком). Что же это за лошадь, судьба которой так волнует императора? Это конь его предшественника и брата Александра I, на котором тот триумфально въехал в Париж 31 марта 1814 года. Коня зовут LAmi - Друг. Александр привез его в Санкт-Петербург и забыл о Друге. Такое положение вещей Николаю кажется несправедливым. К слову, сегодня такие лошадиные дома для престарелых есть во всем мире. Но на тот момент сама идея создания подобной конюшни казалась, если не абсурдной, то, по крайней мере, нелепой, но, естественно, царский указ никто обсуждать не стал. Для строительства конюшни Николай выбирает Царское Село. Ей надлежит располагаться в уголке огромного Александровского парка. Проект император поручает создать модному тогда архитектору Адаму Менеласу (шотландцу по происхождению). Проект представляет собой небольшой шотландский замок с зубчатой крышей, выполненной в стиле нео-готики, и донжоном* в углу. На первом этаже здания 8 денников и множество комнат. В одной из них в будущем расположится небольшой музей с конными портретами, красивой упряжью и сувенирами. На втором этаже комнаты для персонала. По винтовой лестнице можно подняться на верхушку донжона, откуда открывается вид на Александровский парк. 1829 год. Строительство закончено. LAmi и другие заслуженные лошади переезжают на новое место жительства. Здесь они проводят счастливую старость, за ними прекрасный уход, в хорошую погоду они вдоволь пасутся на соседнем пастбище. 1831 год. LAmi умирает. Сообщение о смерти и вопрос: «Что делать?» немедленно доходят до государя. «Что значит «что делать»?- вскипает он, - конечно, похоронить!» Так возле пенсионерной конюшни появилась первая лошадиная могила и родилась традиция хоронить лошадей, «удостоенных чести носить их царское величество», как пишет в 1860 году французский журнал «Le magasin pittoresque» - своего рода «Наука и жизнь». Это была маленькая статья, ллюстрированная гравюрой и посвященная замечательному месту, которому журналист нашел изящное название: «LHotel Imperial des chevaux invalids» - Гостиница для имперских лошадей-инвалидов. Перед октябрьским переворотом 1917 года на кладбище было 122 могилы, 122 могильных камня, которые были ровненько уложены вдоль ухоженных кладбищенских аллей, 122 мраморные плиты, на которых были выгравированы золотом имя лошади, масть, дата смерти, иногда дата рождения, имя владельца (царя или царицы, наследника или князя) и, в некоторых случаях, название битвы, в которой она участвовала или свершение, которым она была знаменита. Кроме LAmi, здесь были похоронены Флора, кобыла Николая I, на которой он ездил во время русско-турецкой войны под Варной, Кобъ, конь, на котором объезжал войска Александр III. Здесь нашел свое последнее пристанище Серко, конь с весьма интересной историей. В конце XIX века казак Дмитрий Пешков за двести дней преодолел на своем коне путь в девять тысяч километров, следуя из Благовещенска в Петербург. Казак получил от царя Александра III заслуженную награду, а его верный конь Серко занял почетное место в царской конюшне, где прожил еще много лет, а затем и в лошадином некрополе. Последняя могила появилась на кладбище в 1915 году. Несколько надписей с могильных плит: «Верховая лошадь кобыла гнедая Церера. Служила в Бозе почившему Государю Императору Николаю Павловичу и ныне царствующему Императору Александру Николаевичу. Пала 3 ноября 1870 года». «Мерин серый Доезжачий. Служил Государю Императору Александру Александровичу 12 лет. Пал 27 октября 1884 года». «Мерин красно-серый Ястреб. Родился в 1881 году и служил под седлом Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны с 1889 года по 1893 год. Пал 28 сентября 1912 года». «Мерин рыжий Эмир. Служил под седлом Его Императорского Величества Николая Александровича с 1892 по 1901 г. Родился в 1884 году, пал в 1914». Интересно, о чем думали русские самодержцы и наследные князья, приходя к могилам своих любимых лошадей? О бренности земного существования? О потере друзей? Быть может, размышляли в тишине кладбища о государственных делах, вспоминая те события, спутником в которых им был верный конь. Конечно, каждый думал о своем, о чем мы можем только догадываться. Да и не столь это важно. Важно другое. Лошадиный погост, как ни странно, был показателем человеколюбия в тогдашнем российском обществе, потому что общество, где гуманно относятся к животным даже после их смерти, не может негуманно относиться к людям. После революции 1917 года все, что можно было разграбить на месте пенсионерной конюшни, было разграблено, сама конюшня переоборудована в сварочные и ремонтные мастерские, а кладбище стало использоваться как свалка. Последние черные страницы летописи Пенсионерского кладбища были составлены научным сотрудником царскосельского музея Ириной Степаненко в начале девяностых: «Задний фасад конюшен искажен летней пристройкой. Звено каменной ограды, металлические ворота, исторические дверные полотна утрачены... Кладбище заросло травой и деревьями. Некоторые захоронения скрыты слоем дерна. Имеются ямы. Надмогильные плиты сброшены с оснований, некоторые из них перенесены на другие места. Многие повреждены. Плиты имеют трещины, сколы, поверхность их загрязнена и покрыта плесенью... Территория вокруг здания захламлена, имеется много различных временных построек, ограда вокруг кладбища поставлена таким образом, что некоторые захоронения оказались за ее пределами». В 1993 году в архиве Ирины Степаненко появилось послание: «Простите, что пишу вам по-французски: к сожалению, не знаю русского, зато достаточно хорошо знаю Россию, которую посещаю с давних времен - самолетом, поездом, на машине, пешком, верхом. Впервые я побывал здесь 5 лет назад, когда еще живы были названия «Ленинград» и «Пушкин». Тогда мои советские друзья, тоже страшно увлеченные лошадьми, открыли для меня это место - очень трогательное, волнующее, но совершенно заброшенное - кладбище лошадей. С тех пор я не раз возвращался на это место в разные времена года - в солнечную погоду, под дождем или под снегом, но всегда оно оставалось по-прежнему грандиозным. Но, к сожалению, при каждом моем посещении я отмечал ухудшение его состояния. Фотографии, которые я делал с интервалом в несколько лет, свидетельствуют об этом. И вот недавно до меня дошли слухи, что существует угроза полного исчезновения последних остатков того, что, по моим данным, не имеет аналога во всем мире. Я очень хотел бы знать, что мы - любящие лошадей, историю и озабоченные сохранением мирового культурного наследия люди - можем сделать. Мы обладаем некоторым влиянием. С уважением и надеждой Жан Луи Гуро». Жан Луи Гуро. По выражению французской газеты «Le Monde», лучший друг лошадей. Автор множества статей, книг, альбомов, сценариев, фильмов и спектаклей. За 75 дней он проехал на двух французских верховых путь от Парижа до Москвы. Был инициатором создания Всемирной Ассоциации Берберийской породы лошадей. Внес огромный вклад в популяризацию и признание Ахалтекинской породы. Значительная часть творчества посвящена русским лошадям и русским иппическим традициям. Большая часть жизни прошла в России, в частности из-за съемок фильма о Серко (который теперь покоится на этом кладбище. Дмитрий Пешков подарил коня императору после окончания похода из Благовещенска до Санкт-Петербурга. Серко прожил в мире и благоденствии еще много лет и закончил свои дни в этом приюте). Конечно, этого человека не могло оставить равнодушным то, что стало с лошадиным кладбищем. Он предложил руководству музея «Дворцы и парки Царского Села» реставрировать его. Ответ на его предложение был достаточно прост: «Хотите реставрировать, ищите деньги». Деньги были найдены. Десять тысяч долларов были вручены в 1997 для финансирования изысканий. Еще десять тысяч были даны в 1999 году для начала работ, четыре тысячи в 2000 и шестнадцать тысяч в апреле 2001 года. Работа закипела. Удалось освободить место от свалки. В ходе раскопок была установлена исконная территория кладбища, его планировка и расположение могил. Восстановили 99 плит, разбили несколько дорожек: 10 продольных и 2 поперечных, была произведена эксгумация одной из могил. Найден скелет лошади, лежащий на боку. Полный проект включает в себя и реставрацию здания приюта, который мог бы принять настоящий имперский музей лошади: Иван Саутов, директор «Дворцов и парков Царского Села», подтверждает, что имеет в своих хранилищах все необходимые атрибуты. Можно будет приезжать сюда в конном экипаже от Дворца Екатерины, который со своими миллионами посетителей в год является одним из самых посещаемых памятников России.

ok.ru

Любимцы императорской семьи. - Журнал "Культурная Столица"

Любимцы императорской семьи.

Любимцы императорской семьи.

В художественном собрании музея-заповедника "Царское Село" есть одна интересная и необычная картина - это работа И.-А Швабе "Любимцы императорской семьи" (или другое название "Собаки") , написанная в  1867 году…

И.А. Швабе Любимцы императорской семьи 1867

Во времена Романовых она висела в  Передней императора Александра II в Зубовском флигеле Екатерининского дворца.  На полотне  запечатлены комнатные собаки семейства императора Александра II. Они были настоящими членами семьи: делили с хозяевами все радости и горести, вместе с ними совершали путешествия, сопровождали владельцев к местам военных действий.

Любимец семьи последнего Российского Императора Николая II - пес породы колли по кличке Иман.

На картине И.-А. Швабе 11 любимых императорских собак и почти незаметная маленькая обезьянка.  Трогательное полотно, но все же отражающее реальную картину - в семье Романовых за все 300 лет царствования животных любили и  создавали для них хорошие условия жизни, и даже после смерти питомцев относились к ним с почтением.Сохранилось несколько живописных изображений императоров с собаками и множество фотографий, где сами императоры и императрицы и их дети проводят время вместе со своими питомцами.

А.Дюма вспоминал в своих заметках о путешествии по России: "Захотев как-то вознаградить одного из своих сыновей, Николай I уложил его рядом со своей кроватью на расстеленную на полу ту самую старую шинель, на которой спал его пес Гусар. Гусар, старый и грязный спаниель с серой шерстью, был любимчиком императора Николая; он никогда не отлучался от хозяина и пользовался всеми привилегиями избалованной собаки."  

Крюгер Ф. Портрет императора Николая I 1836

Так собаки на протяжении всей жизни Александра II были его верными спутниками, с ними он почти никогда не разлучался: путешествовал по России и за границей, совершал прогулки, посещал концерты. В Гатчине Александр III, предпочитавший Гатчинский дворец  другим резиденциям, под окнами своего кабинета похоронил верного друга - собаку Камчатку, с которой связана трогательная история.

Александр II с любимым спаниелем

Конечно же надо вспомнить и о лошадях, без которых трудно себе представить жизнь того времени. У Романовых были среди них тоже свои любимцы и память о них увековечена на специальном мемориальном кладбище в Царском Селе.

Так в церемонии похорон императора Александра I приняли участие два персональных царских пенсионера - мерин Толстой Орловской и кобыла Аталанта, которые свои пенсии получили за участие в войне с Наполеоном - обе дважды побывали в Париже. После смерти Александра заботу о "ветеранах" взял на себя вступивший на престол Николай I. Он приказал послать лошадей в Царское Село, где были выстроены   Пенсионерские конюшни и создано лошадиное кладбище.

Лошадиное кладбище

Автором и исполнителем надгробий стал мастер Степан Анисимов.  Каждый памятник состоял из трех плит разного известняка с мраморной доской сверху: на ней указаны имя, даты жизни и отдельные "заслуги" покойника. На кладбище хоронили только лошадей-пенсионеров, и всего образовалось 122 захоронения.

Здесь покоятся Флора, любимая лошадь Николая I, носившая его под Варной, Коб, на котором Александр III объезжал войска. Якобы здесь же похоронен и  Лорд, с которого Паоло Трубецкой лепил знаменитую конную статую Александра III. Последнее захоронение сделано в 1915 году и кладбище даже пережило Великую Отечественную войну...

Александр III и собака Камчатка .

Но вернемся к собакам... Собаку Камчатку подарили императору Александру III матросы крейсера "Африка", она стала любимой собакой всей семьи.  Не стало Камчатки в октябре 1888 года. Тогда царская семья возвращалась в Петербург из Крыма в  императорском поезде и едва не погибла в железнодорожной катастрофе.

Памятник собаке Камчатка

Александр III и его близкие чудом остались живы, император на своих руках удержал обломки крыши вагона и спас семью. Но вот Камчатка... Тело пса привезли в Гатчинский дворец и похоронили в Собственном Его Императорского Величества садике.  Тут же спустя годы стали хоронить и других животных - попугаев, кошек, собак.

Императрица Мария Федоровна с детьми и бульдожкой 

Мария Федоровна на веранаде с японским хином

Любимыми собаками Николая II были  Ворон, Иман и Эйра, наследник постоянно играл со спаниэлем Джоем, а у девочек был любимец - французский бульдог Ортино (в другой транскрипции Ортипо) подаренный великой княжне Татьяне выздоравливающим офицером - Маламой Дмитрием Яковлевичем, штабс-ротмистром Лейб-гвардии Уланского Её Величества полка.

Татьяна и Анастасия Романовы с бульдогом Ортино  

Цесаревич Алексей, Татьяна и Ортино

С 1905 года семья Николая II постоянно живет в Царском селе  и имеется настоящий зверинец - его обитатели от обычных кур и баранчиков до слонов.  и конечно же в доме живут и собаки и кошки, их берут с собой в путшествия и на прогулки. И для их упокоения отведен специальный уголок, вернее остров посреди пруда -  "Детский остров" в Александровском парке.

Император Николай II, Александра Федоровна  и собака Ворон

Во второй половине XIX века на острове появилось несколько захоронений любимых императорских собачек с небольшими надгробиями. Здесь и нашли последний приют любимые собаки Ворон, Иман и Эйра и другие животные.

Император Николай II с Иманом

Цесаревич Алексей с Джоем

Императрица Александра Федоровная с котятами

Цесаревич Алексей на лошади.

Цесаревич Алексей с Джоем 1914

Царское Село, кормление слона

 

По материалам liveinternet

kstolica.ru


Foliant31 | Все права защищены © 2018 | Карта сайта