Белгород выбрать город
Выберите город

"Стоило около 15 тысяч долларов, она летела самолетом". Минчанка перевезла лошадь из Минска в США. Как в америку попали лошади


Минчанка перевезла лошадь в США

В 2015 году муж минчанки Александры выиграл грин-карту. Семья уехала в Америку. Покидать родину было не грустно. Самым тяжелым оказалось расстаться с лошадью, которую Саша растила девять лет. «Я знала, пройдет время, и я заберу ее в США», — рассказывает девушка. Спустя три года свое желание она исполнила. В октябре 2018-го кобыла Феста эмигрировала в Америку.

Маршрут Фесты через океан

«Глазищи по пять копеек. Смотрит вокруг потерянная»

Александра и ее муж Валерий живут в штате Коннектикут, в городе Риджфилд. С Фестой они пока виделись лишь раз. Кобыла 19 дней на карантине. Хозяйку и любимицу разделяют 15 минут на машине и правила ввоза животных в США.

— Сразу Феста прилетела в аэропорт в Нью-Йорке, оттуда ее на два дня поместили на интернациональный карантин для животных, — рассказывает Александра о жизни непарнокопытного друга. — В прошлую пятницу мы ее забрали и поместили в специальный карантин для лошадей.

До пятницы хозяйка с Фестой не виделась три года.

— Перед встречей думала, как она выглядит, узнаем ли мы друг друга? — делится переживаниями девушка и говорит, что все прошло спокойно. — Вместе с нами за лошадьми приехало еще человек десять. Мы ждали, пока работники выводили их из большого помещения. Феста шла во второй тройке. Глазищи по пять копеек. Смотрит вокруг потерянная. Меня, кажется, узнала. Я подошла к ней, сказала: «Привет» и повела на коневоз.

— Плакали?

— Нет, но за восемь часов, которые она бултыхалась в самолете над океаном, с меня, наверное, семь потов сошло, — шуткой отвечает Александра.

Пока Феста добиралась на другой континент, хозяйка была на работе и отслеживала путь самолета по Flightradar. После приземления сотрудники компании-перевозчика прислали Саше сообщение «Все хорошо» и фото лошади.

«Три года друзья безвозмездно были Фесте мамой и папой»

Феста появилась у Александры в 2006 году. Мама очень хотела, чтобы дочка поступила в музыкальное училище. Девушка согласилась, но попросила взамен лошадь.

Александра и Феста

— С двух лет мечтала о таком животном, — вспоминает Саша. — Почему? Не знаю. С маленького возраста ходила на все кружки, связанные с лошадьми. С десяти лет стала заниматься верховой ездой. К 17 появилась мысль, что мне нужна своя лошадь.

Фесту Саше подарили шестимесячным жеребенком. С тех пор они семья. А вот училище хозяйка на третьем курсе оставила. Мама, конечно, очень возмутилась, но лошадь, как говорится, уже была в стойле.

— Мама у меня пианистка, а я хотела стать ветеринаром, — эмоционально рассказывает Александра. — Все мои попытки попасть в конный спорт или лечить животных пресекались. Мне предназначался путь музыканта. Конечно, когда тебе мало лет, родителей слушаешь, но потом понимаешь: пан или пропал. В итоге училище я оставила. Поступила в Смиловичи на ветеринарного фельдшера.

Сразу, правда, Александра собиралась учиться в Витебской ветеринарной академии, но уехать так далеко не смогла. В Минской области ее держала лошадь, которая на тот момент жила тут на одной из ферм.

— Лошадь воспитала во мне ответственность, все-таки это не котенок. В корзинку ее не положишь и быстро не перевезешь, — говорит собеседница. — Да и содержать ее недешево. Только за простой — арендованное в конюшне место — нужно было отдавать долларов 200. А стипендия у меня была долларов 20.

Чтобы разрешить эту финансовую нестыковку, на время учебы Александра подарила лошадь друзьям. Они за ней смотрели и за нее платили. А позже вернули, и до 2015-го кобыла снова была с хозяйкой.

— Когда Валера выиграл грин-кард, я работала фельдшером на конезаводе в Ратомке, — вспоминает Саша. — Мы быстро собрали все документы и укатили. Я очень переживала из-за лошади, но забрать ее с собой не могла. Спасибо, друзья подстраховали. Сказали, лети и спи спокойно, я так и делала. Три года они безвозмездно были Фесте мамой и папой. Слали мне ее фото.

— А почему вы ее не продали?

—  Люди, у которых есть животные, меня поймут. Да и я была уверена, что лошадь когда-нибудь ко мне прилетит.

«Сколько ты еще будешь копить?!»

Летом 2018-го Александра решила, что Фесте пора в Америку. Точнее, так решил Сашин муж. Фраза «Сколько ты еще будешь копить?!» стала отправной точкой лошадиного маршрута.

Скоро Феста будет жить на американской ферме

— Перевезти коня из Беларуси в Америку стоит около 15 тысяч долларов, — девушка говорит о том, что ее останавливало. — Это, на минуточку, взнос при покупке дома. Даже для коренных американцев это много. И дело не в том, что жалко было эти деньги отдать. Их сложно было собрать. Мы живем на съемной квартире, платим кредит за машину. При заработке в три тысячи в месяц свободных денег остается долларов 700. В итоге за три года я накопила половину. Остальное — кредит.

Когда нужная сумма была на руках, Александра нашла в Беларуси перевозчика. Позже к нему подключились еще две фирмы. Маршрут Фесте проложили такой — Литва, Германия, Нидерланды — и, наконец, США.

— Наша страна не входит в ЕС, поэтому ввезти лошадь из Беларуси в Америку сложно, — делится наблюдениями девушка. — Нужны соответствующие бумаги, анализы, чип в шее.

Сразу, перечисляет Саша, у лошади взяли кровь, пока в Германии делали тест, кобыла была в Литве. Результаты оказались хорошие, а значит, путь можно было продолжать.

— Почему в Германию? Потому что вторая компания-перевозчик из этой страны, — продолжает собеседница и переходит к Нидерландам, следующей точке маршрута. — По-моему, в Голландии находится КПП, через которое животные должны лететь из Европы в Америку.

Летела Феста в грузовом отделении пассажирского самолета. Внутри там было тепло. Ее попутчики — «вроде бы пять лошадей». Вместо кресел у них были индивидуальные боксы, а вместо еды и напитков — сено.

«Это моя первая и последняя лошадь»

Путь от Беларуси до Америки занял месяц. Все возникающие на ходу вопросы перевозчики решали сами. А в это время в Америке Александра искала, где же Феста будет жить.

Александра увиделась с Фестой

— Америка — лошадиная страна, — говорит Саша, которая и сама работает здесь фельдшером в ветклинике для лошадей. — Мы подобрали ей местечко на ферме, в получасе езды от нашего дома.

— А как у Фесты обстоят дела с английским?

— Я тоже над этим хихикала. Вообще, мне кажется, она не понимает никакой язык, а команды воспринимает на уровне интонаций, — улыбается собеседница.

— Что говорят окружающие, когда слышат, что вы привезли лошадь в Америку?

— Наши друзья восприняли это спокойно, они же знают, на что мы способны. Кстати, у Фесты есть сын. Его хозяйка, моя подруга, недавно эмигрировала в Чехию и забрала его к себе, — смеется девушка. — А вот американцев все это очень удивляет. Для них понятно вложить такие деньги в спортивную лошадь или в породистую, у которой классные крови, и можно будет выиграть на разведении породы. Но платить столько за обычную… Нет, этого им не понятно. Все-таки эти люди любят деньги и не любят с ними расставаться.

— Ведь и правда, за 15 тысяч можно было и в США коня купить.

— Я не такой человек, кто купил лошадь покататься. Феста — мой друг, — отвечает Александра. — За девять лет с ней я поняла, что конь — это много ответственности, денег, времени. И решила: это моя первая и последняя лошадь.

news.tut.by

"Стоило около 15 тысяч долларов, она летела самолетом". Минчанка перевезла лошадь из Минска в США

В 2015 году муж минчанки Александры выиграл грин-кард. Семья уехала в Америку. Покидать родину было не грустно. Самым тяжелым оказалось расстаться с лошадью, которую Саша растила девять лет. «Я знала, пройдет время, и я заберу ее в США», — рассказывает девушка. Спустя три года свое желание она исполнила. В октябре 2018-го кобыла Феста эмигрировала в Америку.

Маршрут Фесты через океан

«Глазищи по пять копеек. Смотрит вокруг потерянная»

Александра и ее муж Валерий живут в штате Коннектикут, в городе Риджфилд. С Фестой они пока виделись лишь раз. Кобыла 19 дней на карантине. Хозяйку и любимицу разделяют 15 минут на машине и правила ввоза животных в США.

— Сразу Феста прилетела в аэропорт в Нью-Йорке, оттуда ее на два дня поместили на интернациональный карантин для животных, — рассказывает Александра о жизни непарнокопытного друга. — В прошлую пятницу мы ее забрали и поместили в специальный карантин для лошадей.

До пятницы хозяйка с Фестой не виделась три года.

— Перед встречей думала, как она выглядит, узнаем ли мы друг друга? — делится переживаниями девушка и говорит, что все прошло спокойно. — Вместе с нами за лошадьми приехало еще человек десять. Мы ждали, пока работники выводили их из большого помещения. Феста шла во второй тройке. Глазищи по пять копеек. Смотрит вокруг потерянная. Меня, кажется, узнала. Я подошла к ней, сказала: «Привет» и повела на коневоз.

— Плакали?

— Нет, но за восемь часов, которые она бултыхалась в самолете над океаном, с меня, наверное, семь потов сошло, — шуткой отвечает Александра.

Пока Феста добиралась на другой континент, хозяйка была на работе и отслеживала путь самолета по Flightradar. После приземления сотрудники компании-перевозчика прислали Саше сообщение «Все хорошо» и фото лошади.

«Три года друзья безвозмездно были Фесте мамой и папой»

Феста появилась у Александры в 2006 году. Мама очень хотела, чтобы дочка поступила в музыкальное училище. Девушка согласилась, но попросила взамен лошадь.

Александра и Феста

— С двух лет мечтала о таком животном, — вспоминает Саша. — Почему? Не знаю. С маленького возраста ходила на все кружки, связанные с лошадьми. С десяти лет стала заниматься верховой ездой. К 17 появилась мысль, что мне нужна своя лошадь.

Фесту Саше подарили шестимесячным жеребенком. С тех пор они семья. А вот училище хозяйка на третьем курсе оставила. Мама, конечно, очень возмутилась, но лошадь, как говорится, уже была в стойле.

— Мама у меня пианистка, а я хотела стать ветеринаром, — эмоционально рассказывает Александра. — Все мои попытки попасть в конный спорт или лечить животных пресекались. Мне предназначался путь музыканта. Конечно, когда тебе мало лет, родителей слушаешь, но потом понимаешь: пан или пропал. В итоге училище я оставила. Поступила в Смиловичи на ветеринарного фельдшера.

Сразу, правда, Александра собиралась учиться в Витебской ветеринарной академии, но уехать так далеко не смогла. В Минской области ее держала лошадь, которая на тот момент жила тут на одной из ферм.

— Лошадь воспитала во мне ответственность, все-таки это не котенок. В корзинку ее не положишь и быстро не перевезешь, — говорит собеседница. — Да и содержать ее недешево. Только за простой — арендованное в конюшне место — нужно было отдавать долларов 200. А стипендия у меня была долларов 20.

Чтобы разрешить эту финансовую нестыковку, на время учебы Александра подарила лошадь друзьям. Они за ней смотрели и за нее платили. А позже вернули, и до 2015-го кобыла снова была с хозяйкой.

— Когда Валера выиграл грин-кард, я работала фельдшером на конезаводе в Ратомке, — вспоминает Саша. — Мы быстро собрали все документы и укатили. Я очень переживала из-за лошади, но забрать ее с собой не могла. Спасибо, друзья подстраховали. Сказали, лети и спи спокойно, я так и делала. Три года они безвозмездно были Фесте мамой и папой. Слали мне ее фото.

— А почему вы ее не продали?

—  Люди, у которых есть животные, меня поймут. Да и я была уверена, что лошадь когда-нибудь ко мне прилетит.

«Сколько ты еще будешь копить?!»

Летом 2018-го Александра решила, что Фесте пора в Америку. Точнее, так решил Сашин муж. Фраза «Сколько ты еще будешь копить?!» стала отправной точкой лошадиного маршрута.

Скоро Феста будет жить на американской ферме

— Перевезти коня из Беларуси в Америку стоит около 15 тысяч долларов, — девушка говорит о том, что ее останавливало. — Это, на минуточку, взнос при покупке дома. Даже для коренных американцев это много. И дело не в том, что жалко было эти деньги отдать. Их сложно было собрать. Мы живем на съемной квартире, платим кредит за машину. При заработке в три тысячи в месяц свободных денег остается долларов 700. В итоге за три года я накопила половину. Остальное — кредит.

Когда нужная сумма была на руках, Александра нашла в Беларуси перевозчика. Позже к нему подключились еще две фирмы. Маршрут Фесте проложили такой — Литва, Германия, Нидерланды — и, наконец, США.

— Наша страна не входит в ЕС, поэтому ввести лошадь из Беларуси в Америку сложно, — делится наблюдениями девушка. — Нужны соответствующие бумаги, анализы, чип в шее.

Сразу, перечисляет Саша, у лошади взяли кровь, пока в Германии делали тест, кобыла была в Литве. Результаты оказались хорошие, а значит, путь можно было продолжать.

— Почему в Германию? Потому что вторая компания-перевозчик из этой страны, — продолжает собеседница и переходит к Нидерландам, следующей точке маршрута. — По-моему, в Голландии находится КПП, через которое животные должны лететь из Европы в Америку.

Летела Феста в грузовом отделении пассажирского самолета. Внутри там было тепло. Ее попутчики — «вроде бы пять лошадей». Вместо кресел у них были индивидуальные боксы, а вместо еды и напитков — сено.

«Это моя первая и последняя лошадь»

Путь от Беларуси до Америки занял месяц. Все возникающие на ходу вопросы перевозчики решали сами. А в это время в Америке Александра искала, где же Феста будет жить.

Александра увиделась с Фестой

— Америка — лошадиная страна, — говорит Саша, которая и сама работает здесь фельдшером в ветклинике для лошадей. — Мы подобрали ей местечко на ферме, в получасе езды от нашего дома.

— А как у Фесты обстоят дела с английским?

— Я тоже над этим хихикала. Вообще, мне кажется, она не понимает никакой язык, а команды воспринимает на уровне интонаций, — улыбается собеседница.

— Что говорят окружающие, когда слышат, что вы привезли лошадь в Америку?

— Наши друзья восприняли это спокойно, они же знают, на что мы способны. Кстати, у Фесты есть сын. Его хозяйка, моя подруга, недавно эмигрировала в Чехию и забрала его к себе, — смеется девушка. — А вот американцев все это очень удивляет. Для них понятно вложить такие деньги в спортивную лошадь или в породистую, у которой классные крови, и можно будет выиграть на разведении породы. Но платить столько за обычную… Нет, этого им не понятно. Все-таки эти люди любят деньги и не любят с ними расставаться.

— Ведь и правда, за 15 тысяч можно было и в США коня купить.

— Я не такой человек, кто купил лошадь покататься. Феста — мой друг, — отвечает Александра. — За девять лет с ней я поняла, что конь — это много ответственности, денег, времени. И решила: это моя первая и последняя лошадь.

 

 

Чтобы разместить новость на сайте или в блоге скопируйте код:

На вашем ресурсе это будет выглядеть так

В 2015-м минчанка Александра уехала в Америку. Через три года она забрала к себе из Беларуси лошадь Фесту. Путешествие животного через океан обошлось хозяйке в 15...

 

news.21.by

Появление лошади. Джон Мэнчип Уайт. Индейцы Северной Америки. Быт, религия, культура. Книги по истории онлайн. Электронная библиотека

Появление лошади сделало успешней не только охоту и все, что с ней было связано, но и значительно облегчило для индейцев всю их жизнь в целом.

Времена, когда до крови стирали ноги во время утомительных длительных переходов, ушли в прошлое. К. Уисслер писал в этой связи: «Появление этого нового средства передвижения внесло больше изменений в жизнь индейцев, чем изобретение автомобиля в наши дни… Перед ними расширились горизонты, жизнь стала значительно более разнообразной и интересной, принесла новый опыт и впечатления; появилось больше свободного времени; наконец, замедлилось распространение занятий, связанных с оседлым образом жизни».

К сожалению, хотя это событие позволило добывать продовольствие на значительно более обширной, чем прежде, территории, а также внесло в жизнь свежую струю и сделало ее более интересной и разнообразной, оно имело и серьезные отрицательные побочные эффекты. Теперь, во время одного охотничьего сезона, племя с легкостью покрывало расстояние в 800 км, в то время как раньше оно было в состоянии преодолеть расстояние в 10 раз меньшее. Такая мобильность приводила к увеличению вторжений на территории соседних племен и, как следствие, к росту вражды и междоусобиц. Племена, которые и до этого были воинственными и занимались грабежом, теперь стали еще более агрессивными. Это событие подтолкнуло ряд племен, занимавшихся сельским хозяйством, оставить это требующее кропотливого труда и заботы занятие; охваченные ражем «лошадиной лихорадки», они вышли на большую дорогу и стали на путь грабежа и разбоя. Однако самое худшее состояло в том, что самые распущенные и разнузданные племена, в которых возобладало разрушительное, «фаустовское» начало, стали яростно и неистово истреблять бизонов только лишь для того, чтобы дать выход своей разрушительной энергии, так сказать, для удовольствия. Эта бессмысленная бойня серьезно сократила поголовье и существенно подорвала важнейший для индейцев источник продовольствия.

Это действительно была лихорадка, можно даже сказать, своего рода помешательство! Индейцы, особенно жившие на равнинах, буквально потеряли голову из-за лошадей. И если в 1650 г. в их распоряжении было лишь очень небольшое количество этих животных, то спустя двадцать лет оно резко возросло. Лошадей в Северную Америку привели с собой испанцы: в 1540 г. вице-король Новой Испании разрешил Васкесу де Коронадо со своим отрядом перейти Рио-Гранде и совершить вооруженный рейд по неизведанной территории, лежавшей к северу от Мексики. Коронадо надеялся найти сказочные «семь городов Сиболы», где дворцы и даже дома якобы были сделаны из золота, а богатство их могло сравниться с богатством недавно покоренной испанцами империи инков. Коронадо не нашел Сиболы, поскольку ее просто не существовало[29].

Поход Коронадо сопровождался тяжелыми боями; ему и его отряду пришлось вынести все трудности напряженных и тяжелых переходов, пока они достигли территории современного Канзаса. Оттуда Коронадо вернулся в Мехико, получив смертельную травму – его лягнула лошадь.

Возможно, часть лошадей из отряда Коронадо убежала и осталась в прериях. То же самое, вероятно, произошло и во время новых походов испанцев, которые возглавляли соответственно Камускадо в 1581 г., Эспейо в 1581–1582 гг. и Кастанья де Coca в 1590–1591 гг. Но больше всего лошадей на североамериканской территории оказалось в результате крупного похода Хуана де Оньяте в 1598 г., в ходе которого была окончательно сформирована провинция Нью-Мексико со столицей в Санта-Фе.

Индейцы, впервые увидев людей верхом на лошадях, были так же напуганы, как и ацтеки, впервые увидевшие верховых испанцев из отряда Кортеса в 1519 г. Им казалось, что и человек, и лошадь представляют собой единое существо – наподобие кентавра. Поэтому, как и ацтеки, они в панике бежали. Столкнувшись с лошадьми уже позднее, они поначалу не испытывали никакого желания ездить на них; в период с 1600 по 1680 г. индейцы, судя по всему, употребляли в пищу тех бесхозных лошадей, которых им удавалось поймать. Позднее, однако, они поняли, что лошадей можно с большой пользой использовать на охоте, а также в качестве тягловой силы.

Поворотным пунктом в освоении лошади стал 1680 г., когда индейцы пуэбло подняли восстание против хозяйничавших на их земле поработителей-испанцев, разгромили их хорошо укрепленные гарнизоны и гнали врага на юг – через Эль-Пасо и Чиуауа вплоть до самого Мехико. Все имущество испанцев, включая множество лошадей, оказалось в руках индейцев. К тому времени, как испанцы вернули контроль над этим районом в 1692 г., индейцы пуэбло вполне овладели искусством обращения с лошадьми.

На востоке индейцев познакомили с лошадьми английские и французские переселенцы. Для рыбаков, земледельцев и лесных охотников этих районов лошади не играли сколько-нибудь серьезной роли, поскольку местные природные условия не были благоприятны ни для разведения лошадей, ни для их использования. Лошади стали настоящей страстью для индейцев прерий и центральных районов; они предпочитали породы лошадей, выведенных испанцами, добывая их в Техасе и Нью-Мексико: лошадей либо покупали, либо крали.

Вдоль границы между Техасом и Нью-Мексико располагается первая, «пограничная» группа индейских верховых племен: это навахо, апачи, команчи и юты. На втором «ярусе» находятся осейджи, кайовы, шайены и арапахо. На третьем – пауни, кроу, шошоны, а также сиуязычные племена, в том числе дакоты, манданы и хидатсы. Далее следуют племена, расположенные в районе американо-канадской границы и в Канаде: кри, черноногие, оджибвеи, а также неперсе – признанные мастера коневодства, известные своими великолепными лошадьми апалусской породы. Однажды появившись на территории Северной Америки, лошадь с 1650 по 1800 г. стремительно покорила весь континент, не уступая в этом по скорости автомобилю и самолету.

Почему-то считается, что индейцы не пользовались седлами. Это не так. Многие племена делали европейского типа седла из шкур, причем в своей собственной своеобразной манере, с изысканно разукрашенными тороками по бокам лошади. Также не соответствует действительности утверждение, что верхом ездили только мужчины. В некоторых племенах среди женщин и девушек встречались так же страстно преданные лошадям и умевшие так же искусно с ними обращаться, как и мужчины.

historylib.org


Foliant31 | Все права защищены © 2018 | Карта сайта